Каменный век. Часть 3. Неолит (10 — 3 тыс. лет назад)

Общая характеристика неолита

Ожерелье из камня. Ок. 4600 г. до н.э. Франция.

Ожерелье из камня. Ок. 4600 г. до н.э. Франция.

Неолит — особая эпоха в истории человечества, он завершает период каменного века, в течение которого люди пользовались для изготовления орудий труда лишь камнем, костью и деревом. Время, когда начала использоваться медь, а позже и ее сплавы для производства орудий, оружия и украшений, знаменует окончание неолита и всего каменного века и наступление века металлов.

Из-за различий в темпах и характере развития, сложившихся еще в мезолите, хронологические рамки неолита в различных климатических зонах определяют по-разному.

Неолит — эпоха расцвета техники обработки традиционных материалов — камня, кости и дерева, при широком распространении и совершенствовании таких прогрессивных приемов обработки, как

Первоначально неолит и выделялся как «эпоха шлифованного камня». Кроме того, в это время получает очень широкое распространение керамика, используемая для различных целей — в основном для изготовления сосудов, а также различной утвари — пряслиц, грузил, мелкой пластики. Часто именно наличие керамики считается определяющим признаком эпохи неолита.

В неолите произошло становление и широкое распространение производящего хозяйства (земледелия и скотоводства) — одного из важнейших достижений в истории человечества. Возникнув в ранних формах на Ближнем Востоке еще в мезолите, в неолите оно охватило широкие пространства Евразии, вызвав существенные перемены во всех сферах социально-экономической деятельности — материальной культуре, социальном устройстве образе жизни, мировоззренческих представлениях. Это явление в истории человечества называют неолитической революцией.

Таким образом, при определении неолитической эпохи часто используются два разных подхода —

Следует отметить, что применение второго подхода не всегда возможно, так как в обширных регионах переход к производящей экономике совершился значительно позже или вообще не произошел. Одновременно следует сказать, что и распространение керамики далеко не всегда связано с тем или иным типом хозяйства: хорошо известны культуры «докерамического неолита», носителями которых были ранние земледельцы и скотоводы. Видимо, пришло время разрабатывать новые критерии для характеристики неолита, сочетающие оба этих подхода.

Природные условия

Природно-климатические условия в неолитическое время большей частью определялись атлантическим климатическим оптимумом голоцена и, в значительно меньшей степени, — суббореальным периодом. В атлантический период (6000-2600 лет до н.э.) наблюдался наибольший сдвиг физико-географических зон к северу. Для этого периода характерен преимущественно теплый и влажный климат, хотя и выделяются разные климатические фазы с большей и меньшей увлажненностью.

По данным спорово-пыльцевого анализа удается реконструировать в основных чертах характер растительности, которая была значительно более теплолюбивой, чем в более поздние времена. В лесной зоне преобладали смешанные, в основном широколиственные леса с участием хвойных пород, лишь на севере сменявшиеся темно-хвойной тайгой. Большая часть Западной и Центральной Европы была покрыта широколиственными лесами, степные пространства характеризовались богатым разнотравьем.

В начале атлантического периода в южных районах формируются черноземные почвы, а в более северных — подзолистые и болотные. Животный мир был разнообразней и богаче, чем современный, что соответствовало растительному покрову. Даже в северных областях обитали тур, благородный олень, кабан, не считая таких традиционно лесных животных, как лось, медведь, бобр, соболь, куница, белка и многие другие. Среди пернатых было очень много водоплавающей птицы, реки и озера изобиловали рыбой. Морские побережья служили прекрасной базой для морского собирательства, рыболовства и охоты на морского зверя.

В начале суббореального периода (2600-1200 лет до н.э.) произошло некоторое похолодание, что привело на последующих этапах к аридизации климата, вызвавшей соответствующие изменения окружающей среды.

Хозяйство и быт

Производящее хозяйство и доместикация

Человек вел присваивающее хозяйство, т.е. обеспечивал себя продуктами, которые давала сама природа, на протяжении большей части своей истории — около трех миллионов лет. Производящее хозяйство, т.е. система производства основных пищевых ресурсов, получаемых с помощью земледелия и скотоводства, сложилось сравнительно недавно — не более 11-10 тыс. лет тому назад.

Согласно современным представлениям, процесс «неолитической революции» был длительным и очень неравномерным в разных географических зонах. Начало перехода к производящим видам хозяйства относится в ряде регионов к эпохе мезолита, а завершается этот процесс иногда только в эпоху железа. В некоторых регионах хозяйство до сих пор носит присваивающий характер.

Исследования неолитических и мезолитических памятников Ближнего Востока, Балкан и Средней Азии показали, что производящее хозяйство может возникнуть в некоторых случаях даже до изобретения керамики, тогда его называют «докерамическим неолитом». Хотя процесс возникновения и развития производящего хозяйства в разных частях ойкумены был крайне разнообразен, в нем можно выделить ряд определяющих моментов:

  1. Огромную роль играли естественные предпосылки, а именно то, что в некоторых немногочисленных районах дикие предки будущих домашних растений и животных были представлены в значительно большем количестве и разнообразии, чем в других местах. Именно поэтому возникло лишь несколько центров доместикации и селекции растений и животных. В изучении и решении этой проблемы — предпосылок возникновения земледелия — огромное значение имели работы Н.И. Вавилова, который совершил ряд научных экспедиций и выявил несколько таких центров:
    • это «земли плодородного полумесяца» (север Африки, Передний Восток и Северный Иран), где были доместицированы пшеница и ячмень;
    • междуречье Янцзы и Хуанхе и долина Инда — родина бобовых и риса;
    • Мезоамерика — родина маиса (кукурузы), картофеля (батата).

    Центров доместикации животных было значительно больше, чем центров селекции растений, дискуссии о том, где именно впервые были одомашнены разные виды животных, ведутся до сих пор. Районом, где был выведен (одомашнен) мелкий и крупный рогатый скот, а также свинья, по общему мнению специалистов, является Малая Азия и Иранское нагорье. Однако в вопросе о времени и месте доместикации других видов имеются существенные разногласия. Так, например, в последние годы появились новые данные, говорящие о том, что неолитические племена, обитавшие в Нижнем и Среднем Подонье — Поволжье, разводили лошадей уже в начале VI тыс. до н.э., хотя ранее доместикация лошади относилась к IV тыс. до н.э. Особое место в жизни ранних земледельцев заняли животные, помогающие сохранить урожай от многочисленных грызунов, — ими были кошка и, в некоторых районах, хорь. Понятно, почему в раннеземледельческих цивилизациях кошка часто обожествлялась, например, богиня Бастет в Древнем Египте изображалась с кошачьей головой.

  2. Собирательство создало комплекс эмпирических представлений о питательных качествах плодов и зерен дикорастущих растений всех видов. При интенсивном собирательстве человек начал примитивно заботиться об участках растений, с которых собирал «урожай» и где он даже осуществлял примитивную селекцию — так называемое «патронирующее собирательство».
  3. Знания о возможности приручения диких животных были получены в результате длительного опыта содержания в неволе раненых животных или их детенышей в качестве «запаса пиши».
  4. Определенный кризис присваивающего хозяйства привел к тому, что человек не мог старыми способами добывать достаточное количество пищи. Такие кризисные ситуации могли возникать в силу изменений природной среды, например изменений климата, но могли быть и спровоцированы человеком. Так, в конце мезолита в степях Северного Причерноморья произошел специфический кризис охотничьего хозяйства, обусловленный слишком активной охотничьей деятельностью населения. Это обстоятельство привело к интенсификации собирательства и создало предпосылки к быстрому переходу к производящим формам хозяйства в неолите.

При становлении производящей экономики возникло два основных направления:

Как правило, в неолите хозяйство было комплексным — в нем сочетались в разных пропорциях, в зависимости от условий окружающей среды, земледелие, скотоводство, собирательство, рыболовство и охота.

В неолите особенно ярко проявилась неравномерность развития обществ, живущих в разных ландшафтно-климатических условиях.

Наряду с обществами земледельцев и скотоводов существовали общества, хозяйство которых основывалось целиком на традиционных направлениях деятельности — охоте, собирательстве и рыболовстве. Было бы ошибочным называть общества этих охотников, собирателей, рыболовов отсталыми: переход к производящему хозяйству в этих регионах не было в то время жизненной необходимостью. Напротив, во многих случаях уровень их жизнеобеспечения был не ниже, а порой и выше, чем у коллективов, переходящих или уже перешедших к производящему хозяйству.

Появление постоянных поселений и их укрепление

Для всей эпохи в целом характерна гораздо большая оседлость населения, чем в предшествующее мезолитическое время, что находит отражение в домостроительстве. На поселениях неолита разных регионов открыто много самых разнообразных жилищ, построенных из тех материалов, которые человек мог получить в ближайшем окружении.

Скара-Брей, неолитическое поселение на Оркнейских островах, Шотландия. Ок. 3180-2500 гг. до н.э

Скара-Брей, неолитическое поселение на Оркнейских островах, Шотландия. Ок. 3180-2500 гг. до н.э

Так, в южных районах появились строения из высушенного на солнце кирпича-сырца, в горных поселениях — из камня, в лесной зоне — землянки и полуземлянки с конструкциями из дерева, в степях и на юге лесостепей — жилища с плетеным каркасом, обмазанным глиной, которые в конструктивном отношении практически не изменились до наших дней (хаты, мазанки и пр.). Формы и размеры жилых сооружений широко варьируются в зависимости от климатических условий и культурных традиций того или иного региона.

Начиная с неолитического времени на Ближнем Востоке появляются первые укрепленные поселения, что связано с появлением производящих форм хозяйства, возможностью накопления пищевых запасов и необходимостью их сохранять и защищать. Как правило, это поселения земледельцев, ставших, в силу специфики своей хозяйственной деятельности, оседлыми. Они занимались и придомным скотоводством, что характерно для системы комплексного хозяйства, обеспечивающего сбалансированный пищевой рацион из растительных и животных белков и углеводов.

Если поселение занимало выгодное положение по отношению к другим, оно могло стать центром небольшого земледельческого района и занять достаточно важное административно-хозяйственное положение: здесь могли находиться стабильные места обмена, концентрироваться ремесла, располагаться культовые постройки; такие поселки могли с течением времени превратиться в протогорода. Во всяком случае, возникновение укрепленных неолитических поселков указывает на усложнение социальной организации и всей жизни неолитических племен. Наиболее яркими поселениями такого типа следует считать Иерихон, расположенный неподалеку от Мертвого моря (Израиль), и Чатал-Гуюк (Чатал-Хююк) в Анатолии (Турция).

Чатал-Хююк, фотография первых раскопок.

Чатал-Хююк (Турция), фотография первых раскопок.

Иерихон (VII тыс. до н.э.), окруженный стенами семиметровой высоты и имеющий оборонительные башни, выдержал, судя по находкам каменных стрел, воткнувшихся в эти стены с наружной стороны, немало осад и нападений. Первый Иерихон был разрушен значительно позднее, уже в эпоху металла, но почти сразу же был отстроен заново и, пережив многие превратности судьбы, существует до сих пор.

Чатал-Гуюк (VI тыс. до н.э.) — одно из интереснейших поселений позднего неолита — раннего энеолита. Это поселок, состоявший из больших глинобитных зданий, оштукатуренных и украшенных многоцветной росписью, представленной зооморфными и орнаментальными мотивами. Выделяются здания, имевшие не жилой, а явно общественный или культовый характер.

В Европе укрепленные неолитические поселения крайне редки, в основном они известны в южных областях и на Балканах.

Орудия труда

Каменные орудия неолита:

Каменные орудия неолита: 1-6 — наконечники стрел; 7 — нож; 8 — рубящее орудие; 9-11 — наконечники; 12-14 — негеометрические микролиты (пластинки с ретушью); 15-18 — геометрические микролиты; 19-21 — скребки; 22, 23, 27 — шлифованные топоры из сланца; 24 — кремневый топор; 25, 26 — нуклеусы

Разнообразие хозяйственной деятельности людей в неолите определяло потребность в различных орудиях труда. Основные категории каменных изделий, известные в эпохи палеолита и мезолита, широко представлены во всех природных зонах и, несмотря на новые приемы обработки, легко узнаваемы. Широко распространены такие категории орудий, как скребки, резцы, проколки, скобели, зубчатые и выемчатые орудия, необходимые для различных операций, связанных с выделкой кож, шкур, шитьем одежды и другими хозяйственными потребностями.

Среди технических приемов обработки камня продолжают существовать и развиваться традиционные методы — наиболее распространены

Интенсивно развивалась в неолите техника пиления, которая ранее употреблялась довольно редко.

В зонах развития производящих форм хозяйства преобладают орудия, связанные с земледелием: вкладыши жатвенных ножей и редко сохраняющиеся основы для них, серпы, мотыги и кирки. Там, где жили охотники—собиратели—рыболовы, обычно встречаются разнообразные предметы охотничьего вооружения, остатки рыболовных снастей, деревообрабатывающие орудия — топоры, тесла, долота.

Добыча камня

С ростом численности населения, развитием и усложнением хозяйства увеличивалась потребность в каменных орудиях и соответственно требовалось гораздо больше сырья для его изготовления. Основной породой для этого по-прежнему был кремень, хотя очень широко использовались кварцит, обсидиан, сланец, яшма, нефрит, горный хрусталь и другие горные породы. Степень заселенности отдельных районов зачастую находилась в прямой зависимости от наличия доступного и качественного каменного сырья. Нередко рядом с его выходами располагались мастерские — места добычи и, зачастую, первичной обработки. Сырье хорошего качества служило предметом обмена между населением достаточно удаленных друг от друга районов, что прослеживается на материалах разных археологически культур неолита.

Неолитический серп. Музей Кинтана, Испания.

Неолитический серп. Музей Кинтана, Испания.

Источником для удовлетворения возросших потребностей человека в кремне стали его горные разработки — один из первых видов специализированной деятельности — горное дело. Для добывания кремня в больших объемах люди строили настоящие шахты, для чего пробивали глубокие ямы — колодцы, а когда такой колодец достигал кремненосного слоя, его расширяли боковыми штольнями. На стенках шахт сохранились следы от подпорок и перекрытий, ударов роговых орудий, копоть от лучин и жировых светильников. Найдены и сами орудия: роговые кайла и кирки, целые рога оленей и их крупные фрагменты, служившие в шахтах рычагами для отделения кусков породы. Известны находки останков «шахтеров» неолита, погибших при обвалах штолен. Как правило, вместе с людьми находят кирки и кайла, корзины с каменным сырьем, светильники, керамические сосуды, в которых брали с собой запасы воды или пищи. Огромные шахты длиной более километра исследованы близ Красного Села в Белоруссии, широкие разработки горных пород открыты на Верхней Волге и в Новгородской области, в Польше, Словакии. К концу неолитической эпохи добыча качественного сырья и его обмен были широко распространены во многих районах.

Совершенствование орудий

В неолите, особенно в развитом и позднем, продолжается совершенствование охотничьего вооружения, рыболовных снастей и других орудий. Возросший объем деревообработки и горного дела требовал создания крупных орудий — очень широко распространяются топоры, тесла, долота, струги, кирки, кайла, молоты. В южных регионах получает дальнейшее развитие микролитическая техника: вкладыши использовались и для изготовления охотничьего вооружения, и для серпов и жатвенных ножей.

Неолитическое тёсло

Неолитическое тёсло. Хранится в Эдингбургском музее, Австрия.

В более северных, лесных районах появляются крупные кремневые наконечники копий, продолжают существовать костяные кинжалы, снабженные кремневыми вкладышами. Кремневые наконечники стрел чрезвычайно разнообразны, особенно широко распространены листовидные бесчерешковые формы.

Кроме каменного сырья для изготовления необходимых вещей широко использовались и другие материалы, особенно кость и рог. Костяные орудия многочисленны и разнообразны, представлены устойчивыми типами изделий, изготовленных при помощи достаточно стандартных приемов обработки. Это и предметы охотничьего вооружения, рыболовная снасть, предметы утвари, мелкая пластика и украшения.

Охота, судя по обилию костных остатков диких животных на неолитических поселениях, была очень продуктивной. Главными предметами охотничьего вооружения были луки разных размеров, стрелы и копья. О луках неолита дают представление их находки в погребениях. При их изготовлении могли использоваться роговые накладки, которые придавали лукам дополнительную упругость и увеличивали ударную силу стрелы. В развитом и позднем неолите появляется много крупных каменных листовидных наконечников копий, а также наконечники из кости, что может свидетельствовать о том, что копья были весьма разнообразны. Кроме того, существовали разнообразные костяные наконечники стрел, среди которых известны специальные формы с тупым концом, предназначенные для охоты на мелкого пушного зверя. Несомненно, существовали различные ловушки, капканы, силки.

Неолитические орудия с рукоятками из кости и рога

Неолитические орудия с рукоятками из кости и рога. Найдены в Ешиль-Хююке, провинция Измир, Турция.

Значение рыболовства в неолите возрастает. Об этом свидетельствуют массовые находки орудий, связанных с этим видом хозяйственной деятельности. Следует отметить необычайно искусное изготовление рыболовецкой снасти — это сети, разнообразные крючки и гарпуны, верши, сложные конструкции для ловли рыбы (затоны). При раскопках стоянок Прибалтики и неолитического Севера обнаружены многочисленные плетеные и деревянные ловушки, применяемые при рыбной ловле, остатки рыболовных сетей и костяных игл для их вязания. Рыболовы Приангарья использовали крупные каменные грузила в виде рыб с двумя головами (так называемые янусовидные).

Ткачество

Ткачество получает в областях производящего хозяйства широкое распространение. Об этом говорят многочисленные находки грузиков для ткацких станов и пряслиц. Пряслица — маленькие круглые (кольцевидные) изделия из мягких пород камня, глины или других материалов, которые насаживались на веретено для придания ему устойчивости и равномерности вращения.

Веретено использовалось для прядения и наматывания нитей, которые изготовлялись из растительных волокон, получаемых сначала из дикорастущих растений — крапивы, конопли и пр., а затем и из культивированных — клещевины, хлопка, в позднем неолите — и льна. Нити натягивались на примитивный ткацкий стан и закреплялись с помощью грузиков, простейшим челноком протягивались поперечные нити. Переход к созданию более плотного материала — текстиля был подготовлен всей предыдущей практикой, так как еще со времен палеолита люди использовали самые разные растительные материалы для плетения и вязания.

Керамическая посуда

Сосуд культуры ямочно-гребенчатой керамики. Неолит

Сосуд культуры ямочно-гребенчатой керамики. Неолит. Россия.

Керамическая посуда, одно из важнейших изобретений древнего человека, появляется и широко распространяется именно в неолитическую эпоху. Происхождение керамики невозможно связать с каким-то одним центром, по-видимому, это произошло независимо в ряде мест. Ее появление означало для неолитических обшеств переворот в способах приготовления пиши и хранения ее запасов.

Керамика повсеместно изготавливалась из керамического теста, основой которого служили местные глины. В него добавлялись различные примеси-отощители, которые предохраняли изделия от растрескивания при обжиге. Состав таких примесей был различен: это могли быть тальк, асбест, песок, толченая ракушка, дресва, различные растительные остатки. Разные примеси были характерны для определенных территорий и временных периодов. Использование определенных примесей становилось со временем местной культурной традицией.

Следует подчеркнуть, что у земледельческих племен такой примесью обычно служила солома доместицированных злаков. После приготовления керамического теста (глина + отощитель) начиналось ручное изготовление сосуда, в основном, двумя способами — выбиванием или при помощи техники налепа (ленточным способом). Последний способ состоял в последовательном прикреплении друг к другу, кольцами или по спирали, лент или жгутов-налепов, наращивавших высоту изделия. При достижении нужной формы изделие заглаживалось, орнаментировалось и обжигалось. Орнамент наносился при помощи разнообразных гребенчатых штампов, лопаточек, палочек, трубочек и пр. Кроме того, применялась роспись минеральными красками. Орнаментом, как правило, покрывалась внешняя поверхность сосуда целиком или частично, зонами, но иногда его элементы переходили и на внутреннюю поверхность. Как правило, орнамент подчеркивает верхнюю и наиболее выпуклую части сосуда, а также днище.

Глиняный сосуд из Китая. Неолит.

Неолитический глиняный сосуд. Китай.

Проблема обжига — одна из самых важных при изготовлении керамики, так как для обжига высокого качества требуются высокие температуры и равномерный нагрев, чего достаточно трудно достичь при помощи обычного костра. Однако вся ранняя керамика обожжена именно на костре, и только в развитом и позднем неолите появляются примитивные гончарные горны. Керамика, сделанная на гончарном круге, появляется очень поздно, при переходе к энеолиту, и только в протогородских цивилизациях Переднего Востока или Египта.

Орнаментация керамической посуды — один из важнейших признаков, по которому производится различение археологических культур неолита, определение культурной принадлежности того или иного комплекса. По форме, технологии изготовления и орнаментации неолитические сосуды северных областей резко отличаются от сосудов южной зоны, заселенной земледельцами и скотоводами. Для орнаментации керамики лесной зоны характерны рельефные — прочерченные, накольчатые, вдавленные — орнаменты. На поселениях ранних земледельцев как правило присутствует расписная керамика. Однако эти различия не так четки в пограничных областях — вследствие культурных контактов или смешанности древнего населения.

Керамические орнаментальные мотивы и композиции являются ценным источником для изучения духовных представлений неолитического времени.

Духовная культура неолита

Изменения в хозяйственной жизни общества в эпоху неолита привели к изменению мировоззренческих, духовных представлений, которые находят отражение в религиозных обрядах и верованиях, погребальной практике и в искусстве. Для неолитической эпохи, как и для всего каменного века, характерны представления, связанные с тотемизмом и анимизмом. Они выражались в различных культах сил природы, которые олицетворялись в образах всевозможных духов животного и растительного мира, небесных и земных стихий.

Погребения

Неолитическое захоронение в Чатал-Хююке, найденное в 2012 г. под полом одного из домов.

Неолитическое захоронение в Чатал-Хююке, найденное в 2012 г. под полом одного из домов.

Интересные данные для изучения духовной культуры неолитических общин дают могильники и отдельные погребения, которых известно для этого времени очень много. Для всей эпохи, но особенно для развитого и позднего неолита, следует отметить заметную, по сравнению с предыдущими эпохами, «стандартизацию» погребального обряда, которая выражается и в устойчивых формах погребальных сооружений, и в позах погребенных, и в наборах сопровождающего их инвентаря. По-видимому, это может свидетельствовать о наличии достаточно устойчивой системы представлений мировоззренческого порядка. Естественно, что они были различными у обществ, ведущих разную хозяйственную жизнь.

Погребения земледельцев, как правило, приурочены к жилым объектам, часто совершаются под полами жилищ, что указывает на наличие культа предков-покровителей, защитников общины. В силу небольших размеров жилищ такие погребения никогда не бывают массовыми. Подобные погребения известны практически у всех древних земледельцев — в Месопотамии и Анатолии, на Балканах и в Средней Азии, в Центральной и Юго-Восточной Европе. Позы погребенных чаще всего могут быть описаны как положение спящего на боку человека. Степень скорченности скелета и положение рук, так же как и состав сопутствующего инвентаря, который почти всегда состоит из керамических сосудов и украшений, могут незначительно варьироваться. Анализ большого количества погребений не позволяет говорить о существовании имущественного неравенства, лишь в позднем неолите появляются редкие погребения с «богатым» инвентарем. Можно предположить, что это явление связано с выделением каких-то социально значимых членов коллектива — вождей, служителей культов и т.п.

Погребальные памятники степной и лесостепной зоны Восточной Европы представлены могильниками днепро-донецкой культуры, так называемыми могильниками мариупольского типа (хотя сам Мариупольский могильник относится уже к энеолиту). Эти большие, видимо, родовые могильники представляют собой сооружения в виде длинных траншей, в которых, иногда в несколько слоев, было погребено до сотни людей, лежащих вытянуто на спине. Погребенные были засыпаны ярко-красной охрой. В сопутствующем инвентаре присутствует множество украшений в виде бус из пластинок перламутра, костяные украшения, шлифованные топорики и тесла. Возможно, что над такими погребальными комплексами существовали надмогильные сооружения из дерева, тростника или других растительных материалов.

Погребения охотников—рыболовов—собирателей лесной зоны делятся на две группы:

Наиболее известными могильниками являются Сахтыш, Тамула, Звийеники в лесной зоне. Значительно чаще и повсеместно в этой зоне встречаются отдельные захоронения. Погребальный обряд лесных охотников-рыболовов, оставивших разные археологические культуры, достаточно сходен — это трупоположения в грунтовых ямах, где позы погребенных варьируются от выпрямленных до скорченных. Погребальный инвентарь немногочислен, это каменные и костяные орудия труда и охотничье вооружение, украшения из раковин или сверленых клыков зверей, изредка встречаются мелкие зооморфные фигурки из различных материалов. Оружие и украшения клались и в мужские, и в женские погребения. Находки керамики чрезвычайно редки. Следует отметить, что исследование большого количества неолитических погребений лесной зоны позволяет сказать, что более многочисленный инвентарь обнаружен в погребениях людей среднего возраста, как мужчин, так и женщин, погребения других возрастных групп более бедные. Видимо, именно эта возрастная группа имела максимально важное значение в жизни социума, что и нашло отражение в погребальном обряде.

Искусство неолита

Многочисленные памятники искусства эпохи неолита позволяют проследить определенные особенности в мировоззренческих представлениях населения различных географических зон и регионов.

Искусство земледельцев

В южных областях, там, где жили племена, уже перешедшие к производящим формам хозяйства, были в большей степени распространены культы плодородия, имеющие генетическую связь с материнско-родовым почитанием хозяек и охранительниц домашнего очага, матерей-прародительниц, известным еще в палеолите. Правда, в неолитической мелкой пластике образ женщины претерпевает сильные изменения, становясь все более схематичным и даже абстрактным. Женские статуэтки южноевропейских земледельческих культур крайне упрощены и часто выглядят как стерженьки, на которые нанесены символические знаки пола.

Связанными с культами плодородия следует считать и солярные (солнечные) культы, которые были особенно важны для земледельцев, так как хозяйственно-календарный цикл их работ был приурочен к годовому циклу движения солнца. Об их наличии говорят многочисленные солярные знаки, изображения солнечной ладьи, странствующей по морю, сюжеты, известные по более поздним мифам, о борьбе солнца с чудовищами. Многие из этих образов и символов встречаются и на памятниках изобразительного искусства лесной зоны. Исследователи считают, что это результат межкультурных обменов и влияний.

Некоторые мифологические мотивы, известные нам по древним письменным и этнографическим источникам, в основе своей восходят к первобытной эпохе, что подтверждается сходством и повторяемостью некоторых сюжетов и образов.

Искусство неолитических земледельческих племен представлено небольшим числом образцов, среди которых выделяется

Среди памятников наскальной живописи хорошо известны росписи в ущелье Зараут-Сай на юге Узбекистана. Рисунки Зараут-Сая выполнены охрой. На крупных каменных глыбах в небольших углублениях изображены сцены охоты с собаками на быков, джейранов, козлов, кабанов. Охотники вооружены луками, топорами и бумерангами. Одним из наиболее интересных сюжетов являются изображения людей, видимо, тоже охотников, в необычной одежде — широких конусовидных накидках и «страусовых» масках. Изображения людей в звериных или птичьих масках имеются и в других районах Средней Азии.

Неолитические фигурки матерей-богинь из разных регионов мира. 5300-4200 гг. до н.э.

Неолитические фигурки матерей-богинь из разных регионов мира. 5300-4200 гг. до н.э.

Тысячи изображений, вырезанных на камне и окрашенных охрой, обнаружены в гротах холма Каменная Могила в Приазовье. На потолках гротов сохранилось множество изображений быков, оленей, хищников, изредка людей и следов человеческих ног. С ними соседствуют геометрические узоры и солярные знаки. Как и Зараут-Сай, Каменная Могила была древним святилищем, существовавшим на протяжении многих тысячелетий от мезолита до бронзы.

Мелкая пластика земледельцев представлена на ряде поселений Переднего Востока, на Балканах, в Средней Азии. Очень показательны в этом смысле глиняные статуэтки джейтунской культуры, которые сделаны как из обожженной, так и необожженной глины. Некрупные фигурки животных и людей довольно схематичны. Часто находят только фрагменты — головы или торсы статуэток. Нередко они имеют отверстия и углубления, сделанные острым предметом, — возможно, что это следы магических обрядов.

Искусство охотников-рыболовов и собирателей

Мировоззренческие представления охотников-рыболовов и собирателей лесной зоны, судя по памятникам искусства, были иными. Многочисленные и разнообразные изображения животных были, по-видимому, связаны с обрядами охотничьей магии. Образцы монументального искусства, вероятно, были приурочены к особо почитаемым местам, предметы мелкой пластики могли служить амулетами-оберегами. Судя по изображениям, наиболее почитаемыми были самые крупные животные — лось и медведь, а также водоплавающая птица.

Наскальная живопись и гравировка неолитических племен Северной Евразии представлена многочисленными группами изображений, часто называемых писаницами или петроглифами, которые располагались на скальных поверхностях берегов рек и водоемов. Широко известны такие памятники на побережьях Скандинавии, Карелии, Белого моря, Онежского озера, в долине рек Лена, Ангара, Томь (древнейший пласт изображений), в Приамурье. Иногда вместе с животным изображались фантастические существа, по-видимому, духи — покровители охоты или хозяева зверей.

Ангарские и Ленские писаницы представляют замечательные изображения лосей. Томские писаницы выбиты или вырезаны на гладких камнях у самого берега р. Томь. Более древняя часть изображений, первоначально выбитая точечным способом (пикетаж), позже была усилена и заново прочерчена линиями. Среди древнейших изображений выделяются фигурки «танцующих» человечков: люди с широко расставленными и согнутыми в коленях ногами как бы приседают в танце. Наряду с фигурами людей на камнях видны контуры человеческих ступней и геометрических фигур.

Блистательным образцом монументального наскального искусства неолита могут считаться петроглифы Белого моря и Онежского озера, дающие представление о сложном ментальном мире их создателей. Они располагаются на прибрежных плитах и валунах, иногда группируясь в композиции.

Петроглифы, включающие сотни изображений, представляют сцены сухопутной и морской охоты, образы реальных животных, водоплавающих птиц, рыб, а также фантастических существ и абстрактные символы. Очень выразительны фигуры лыжников, преследующих добычу, или охотников, плывущих в большой лодке и загарпунивших крупную рыбу. Известны изображения лосей, водоплавающих птиц (лебедя), рыб, выполненные в лаконичной реалистической манере. Фантастические существа антропоморфны, возможно, они изображают каких-то божеств или духов — покровителей и хозяев животных. Выразительным примером таких изображений может служить двухметровая фигура «беса» с Бесова мыса на Онежском озере.

Мелкая пластика представлена во всей лесной зоне Евразии зооморфными и антропоморфными изображениями, сделанными из кремня, глины, кости, рога, дерева, янтаря.

Зооморфные изображения более многочисленны, среди них — изображения лося, медведя, бобра, куницы, лисы, рыб и змей, однако существенно преобладают разнообразные птицы, как боровые, так и водоплавающие. Фигурки водоплавающих птиц особенно распространены, что, возможно, служит отражением их важного промыслового значения для населения лесной зоны. Известны деревянные черпаки с рукояткой, являющиеся изображением птицы. Образ водоплавающей птицы становился сюжетом не только мелкой пластики, на поздних этапах культур с гребенчато-ямочной керамикой встречаются сосуды, украшенные фризом из вереницы уточек.

Медведь из Самусьcкого могильника, IV тыс. до н.э.

Медведь из Самусьcкого могильника, IV тыс. до н.э.

Изображения головы лося — один из распространенных мотивов оформления наверший. Изображения медведя относительно редки. Удивительно художественна и выразительна каменная (песчаник) фигурка медведя из западносибирского поздненеолитического Самусьского могильника. Медведь стоит, сложив на груди передние лапы, морда выполнена рельефно.

Антропоморфные изображения, как правило, очень схематичны, черты лица, детали фигуры обозначены весьма условно.

Мелкая пластика обнаружена и в культурных слоях поселений, и в погребениях, что, вероятно, свидетельствует о ее разнообразном использовании и в качестве культовых предметов, и как украшений и амулетов.

Прикладное искусство неолита представлено богатейшим массивом орнаментов, нанесенных в основном на керамику, а также на костяные и деревянные изделия.

Краткие выводы

Таким образом, в эпоху неолита — в финале каменного века — человечество в целом заняло очень устойчивые позиции на путях освоения мира: были заселены все географические зоны и выработаны соответствующие им хозяйственные системы природопользования и жизнеобеспечения, нашедшие отражение в разнообразных формах мировоззренческих представлений и социальных отношений.

Каменный век. Часть 2. Мезолит (13-8 тыс. лет назад)

Общая характеристика мезолита

Эпоху каменного века между палеолитом и неолитом иногда называют эпипалеолитом, средним каменным веком, голоценовым палеолитом, но чаще всего — мезолитом. Археологические культуры и памятники мезолита относятся большинством исследователей к трем климатическим фазам послеледникового времени:

Практически все исследователи соотносят мезолит с периодом от XX до VI, а в некоторых районах и до V тысячелетия до н.э.
История выделения эпохи мезолита непроста. Ученые вплоть до начала XX в. полагали, что в Европе между эпохами палеолита и неолита длительное время существовали значительные по площади незаселенные территории. Лишь в последней четверти XIX в. были открыты памятники, культурные слои которых перекрывали палеолитические, но были отличными от них по характеру и содержащемуся инвентарю. Это побудило археологов к выделению азильской и тарденуазской культур (пещеры Мас-де-Азиль и Тарденуаз во Франции), которые через некоторое время заняли свое место в общей периодизации каменного века, например в периодизации Мортилье. Азильская и тарденуазская эпохи выделялись для территории Европы как наиболее поздние стадии древнего каменного века, однако дискуссия об их отличительных особенностях продолжалась.

В 1928 г. украинский ученый М.Я. Рудинский впервые в отечественной литературе ввел термин «мезолит» и высказал предположение о существовании особого мезолитического периода каменного века. В 30-х гг. известный английский археолог Д.Г.Д. Кларк обосновал выделение мезолита как отдельного большого периода. Крупный отечественный археолог М. В. Воеводский был первым, кто выделил и описал разнообразный мир мезолитических культур Восточной Европы. Дальнейшие исследования отечественных археологов расширили и углубили предложенные им положения.

Природные условия и расселение человека

Предпосылки перехода от палеолита к мезолиту определялись глобальными климатическими изменениями. Приблизительно 13 тыс. лет тому назад (11 тыс. лет до н.э.) начинается глобальное послеледниковое потепление. Эпоха плейстоцена сменяется эпохой голоцена. Территория Европы постепенно освобождалась от ледниковых покровов, огромные массы воды, образовывавшиеся при таянии ледника, изменяли очертания и характер древнего рельефа. Уровень воды в Мировом океане, а особенно в Каспийском, Черном и Балтийском морях, значительно поднялся, и к IX-VIII тыс. до н.э. достиг наивысшего уровня за всю историю этих водоемов. Постепенно формировались близкие к современным очертания морей и русел рек. Этот процесс, начавшийся на рубеже плейстоцена и голоцена, был очень длительным и завершился не ранее V тысячелетия до н.э., в эпоху неолита.

В послеледниковое время произошли серьезные изменения всего природного комплекса. На занятых ранее ледниковым щитом областях сформировались новые природные зоны: самые северные области занимали тундры, чуть южнее — значительные территории покрылись хвойными, а еще южнее — широколиственными лесами. В пребореале (7,5-7 тыс. лет до н.э.) потепление было столь стабильным, что произошло сокращение тундр и продвижение к северу березовых, сосновых и еловых лесов, которые почти повсеместно достигли побережья Ледовитого океана.

Холодные степные пространства на юге Русской равнины меняют свой растительный покров на более пышный и теплолюбивый, области, известные впоследствии как пустыни, были обводнены и покрыты богатой растительностью.

Изменение растительности непосредственно отразилось на развитии животного мира. Еще в конце палеолита начали вымирать мамонт, шерстистый носорог и овцебык. Такие холодолюбивые животные, как северный олень и песец, отступили далеко на север и широко размножились в тундровой и таежной зонах. Последние представители мамонтовой фауны доживали свой век в приполярных широтах Сибири. Находки костей мамонта из Берелехского местонахождения у р. Индигирки и на Новосибирских островах показывают уменьшение размеров животных, что, как правило является признаком вымирания популяции. Потепление климата, гнавшее мамонтов на север, а с другой стороны — повышение уровня серных морей, теснившее мамонтов на юг, резко сократили пригодную для их жизни территорию. К началу VI тысячелетия до н.э. одна из последних популяций мамонтов сохранилась лишь на острове Врангеля в Чукотском море, где, по последним сведениям, они просуществовали до IV тысячелетия до н.э.

Место вымерших представителей плейстоценовой фауны заняли современные виды животных: в лесах — благородный олень, лось, бурый медведь, волк, кабан, бобр; в степной зоне — сайга, дикий осел, лошадь, хур. Значительно увеличилось количество птиц, особенно водоплавающих, рыбы, морского зверя и прибрежных съедобных моллюсков.

В позднеледниковое время происходит заселение человеком лесной зоны европейской части России. На территории, освобождающиеся от ледяного покрова, вслед за представителями холодолюбивой фауны на север двинулись люди. В течение относительно краткого промежутка времени люди достигли берегов формировавшегося тогда Балтийского моря, верховьев Днепра и Волги. В эту эпоху происходит заселение человеком арктического побережья Кольского полуострова, Заполярья и Дальнего Востока.

Хозяйство и быт мезолитической эпохи

Смена природных зон и ландшафтов

Изменения природной среды привели к изменению образа жизни мезолитического населения. В течение всего нескольких тысячелетий первобытные обитатели территории почти всей Европы, долгое время жившие в относительно холодных условиях, превратились в жителей умеренных или теплых климатических зон, с иным растительным и животным миром. То же самое можно сказать и об остальных регионах, так как в это время человек освоил все без исключения природные зоны.

Из-за появления резких природных различий между отдельными географическими районами и климатическими зонами именно в мезолите формируются специфические особенности освоения человеком того или иного региона, которые прослеживаются на протяжении всей последующей истории. Так, в южной зоне — зоне лесостепей и богатых растительностью степей — с самого начала преобладает интенсивное собирательство, что достаточно быстро приводит к переходу к производящим формам хозяйства. В районах Северной Африки, на Переднем Востоке и на севере Иранского нагорья — на территории так называемых «земель плодородного полумесяца» — период мезолита был очень коротким и переход к неолиту совершился быстро, в течение 2-3 тысяч лет. Передний Восток стал на долгое время «генератором» новых идей и регионом, откуда мигрировавшее население несло новые культурные традиции на соседние территории. Напротив, лесная зона на очень долгое время остается традиционным миром охотников—рыболовов-собирателей.

Распространение лесных и степных видов животных, появление большого количества водоплавающей птицы, рыбы и моллюсков, широкое распространение более теплолюбивых видов растительности — все это предоставляло много новых пищевых ресурсов мезолитическим охотникам, рыболовам, собирателям и соответственно требовало выработки новых форм культурно-хозяйственной адаптации.

Изменение тактики охоты

С исчезновением крупных стадных животных и открытых ландшафтов теряет свое значение загонная охота. Более мелкие и подвижные виды животных, обитающие в лесной зоне, заставляют человека изменить традиционный для палеолита способ охоты. На промысел выходят теперь небольшие группы охотников, вооруженные луком и стрелами, которые появились уже в конце палеолитической эпохи. Вероятно, на охоте использовали и первое одомашненное животное — собаку. Ее кости найдены на мезолитических стоянках Крыма и Сибири, Переднего Востока.

Охота могла быть успешной только с использованием метательного оружия. В палеолите это были копья и дротики, что было очень удобно в открытых степных и тундровых ландшафтах. В мезолите повсеместно распространяется более действенное оружие — лук и стрелы. Оно позволяло охотиться как на крупных, так и более мелких одиночных животных и на птиц. О распространении этого оружия говорят многочисленные находки наконечников стрел, разнообразных по форме и сделанных из различных материалов. Луки, найденные в мезолитических погребениях Сибири, были длиной около 1 м, они производят впечатление мощного оружия. О том, что луки почитались их древними хозяевами, говорит то, что они были украшены просверленными клыками животных.

Увеличение роли рыболовства

Так как водных пространств в окружающей природе стало очень много, а стадных копытных животных значительно меньше, в мезолите резко возрастает роль рыболовства. Это подтверждают находки многочисленных орудий для рыбной ловли: крючков, гарпунов, острог. В это время появляется изогнутый рыболовный крючок (прямой существовал еще в палеолите). Тогда же широко распространяются наконечники для острог, которые представляли собой плоские костяные изделия с мелкими зубцами на одной стороне, тонкие, хорошо заостренные. Такие изделия известны на стоянке Кунда и многих других. Остроги делали не только из кости — в ход шли дерево и камень, известны и составные остроги, где зубцы были вкладышевыми.

Наиболее важным достижением в рыболовстве было применение сетей. Ни гарпун, ни удочка не могли обеспечить достаточного количества добычи. На прибалтийских мезолитических стоянках нередки находки остатков рыболовных сетей с поплавками из сосновой и березовой коры и каменными грузилами. В торфяниках Скандинавии известны находки фрагментов рыболовных сетей длиной более 25 м, которые, как правило, плелись из растительных волокон. Кроме того, использовались различные ловушки типа верш и заборов, остатки которых также найдены в торфяниковых толщах мезолитического времени.

Изменение уклада жизни в мезолите

Костяные и деревянные орудия мезолита

Костяные и деревянные изделия мезолита. Костяные изделия: 1 — кинжал; 3-6 — стрелы; 11, 12 — гарпуны; 13 — струг Деревянные изделия: 2 — лук; 7 — гарпун; 8, 10 — наконечники стрел; 9 — топор с муфтой из соснового корня.

Освоение водных пространств вызвало появление лодок. Это были лодки-долбленки из цельного ствола, а также каркасные лодки типа каноэ (каркас их делался из дерева и обтягивался шкурами, кожей, берестой). В зимнее время были нужны другие средства передвижения — сани и лыжи. Судя по находкам в торфяниках, сани напоминали современные, а лыжи были весьма разнообразны: среди них встречены обычные, а также широкие или круглые лыжи-снегоступы (представляющие собой обод с сеткой внутри), известные у всех охотников лесной зоны до наших дней. Понятно, что изготовление всех этих предметов требовало использования разнообразных орудий для деревообработки.

Новые способы добычи необходимых для жизни ресурсов вызывали новый уклад жизни — для мезолитического времени, как правило, характерны небольшие по площади стоянки с тонким культурным слоем и следами относительно кратковременных жилых сооружений типа шалашей. Это отражает появление небольших групп охотников и рыболовов, живших довольно подвижно. Много таких стоянок со сходным инвентарем встречается на определенных территориях, что позволяет выделять отдельные археологические культуры.

Что касается домостроительства, то значительное потепление климата отразилось и в этой области человеческой деятельности. На различных мезолитических стоянках обнаружены следы довольно больших и иногда углубленных построек из дерева или временных сооружений типа шалашей. В южных областях люди использовали пещеры, навесы, гроты, а также строили легкие наземные жилища.

Орудия и техника их изготовления

Обработка камня во многом продолжила традиции палеолита. Прежде всего, развивается призматическая техника раскалывания. Получение и использование тонких микропластинок правильных очертаний достигает в мезолите своего расцвета. Перестройка характера охоты, вызванная изменениями окружающей среды, требовала усовершенствования всех видов метательного оружия, в частности лука и стрел. Наконечники стрел, дротиков, ножи и другое оружие оснащалось лезвиями, состоящими из пластинок-вкладышей, получаемых при раскалывании тщательно приготовленного призматического нуклеуса. Заготовками для таких вкладышей и наконечников стрел были правильные пластины, пластинки, чаще всего длинные и узкие, и отщепы. Форма заготовок и их вторичная обработка, определяющие законченный вид изделия, обусловлены существовавшими в том или ином регионе культурными традициями.

Орудия из камня мезолита

Изделия из камня эпохи мезолита: 1,2 — нуклеусы (призматический, карандашевидный); 3, 4 — скребки; 5, 6 — резцы; 7 — острие; 8, 9 — перфораторы (сверло, проколка); 10-15 — негеометрические микролиты (пластинки с ретушированным концом, с притупленным краем, острия); 16-25— геометрические микролиты (сегменты, четырехугольники, треугольники, трапеции); 26, 27 — рубящие орудия (топоры); 28-33 — наконечники стрел.

Основной набор орудий мезолита тот же, что и в позднем палеолите. Однако природное своеобразие разных районов определяет появление и массовое распространение специфических групп изделий в каждом из них.

В южных областях широко распространяются многочисленные кремневые изделия геометрической формы, представляющие собой маленькие сегменты, треугольники, трапеции, которые изготовлялись из мелких правильных пластинок с помощью ретуши — их обычно называют геометрическими микролитами. Они хорошо известны со времени верхнего палеолита, но наиболее широкое распространение получают в мезолите в результате дальнейшего развития техники призматического расщепления. Они служили наконечниками стрел и вкладышами в составных орудиях, нужных для интенсивного собирательства, охоты и рыболовства. Оснащенные такого рода лезвиями-вкладышами орудия (гарпуны, наконечники копий и дротиков, жатвенные ножи) могли иметь рабочий край не только прямой, но и любой другой необходимой формы, в том числе с шипами и зубцами.

Одной из характерных черт мезолитической эпохи являлось широкое распространение орудий для обработки дерева. В лесных и лесостепных зонах развивается изготовление рубящих и тешущих орудий — долот и топоров, тесел, стругов. Деревообработка достигает большого объема: человек строил жилища, ему были нужны лодки и лыжи, сани и различные охотничьи ловушки, деревянная посуда и множество других деревянных предметов.

Кроме того, достаточно распространены и землекопные орудия — мотыги и кайла. Все эти орудия, как правило, массивны, их часто называют макролитами, а их рабочие лезвия приобретают формы, которые впоследствии можно наблюдать в изделиях из металла.

При изготовлении этих орудий кроме ретуширования использовалось

Последние два способа обработки орудий уже в неолите получают очень широкое распространение.

Благодаря шлифованию появилась возможность обрабатывать материал любого строения и твердости, а также придавать ему желаемую форму. Особенно важно это было для изготовления рубящих орудий. Нешлифованными топорами могли быть только кремневые, обсидиановые и кварцитовые, хотя их эффективность была значительно ниже шлифованных. Кроме того, в северной части лесной зоны Восточной Европы месторождения кремня относительно редки, и сырьем для изготовления орудий служили различные горные породы. Шлифование позволяло превращать их в топоры, тесла, кайла и ножи.

В мезолите была широко распространена обработка кости, рога и других органических материалов (кожи, бересты). Как правило, из кости и рога изготовлялись предметы охотничьего и рыболовецкого снаряжения, такие как наконечники стрел, остроги, гарпуны, рыболовные крючки, а также предметы бытового обихода — иглы, шилья, украшения и мелкая пластика. Кроме того, из кости и рога изготовлялись землекопные инструменты — мотыги и кайла. Одежду и обувь шили из кожи и меха. Для изготовления посуды и различной бытовой утвари служили дерево, береста и другие растительные материалы.

Духовная жизнь в мезолите

Определенные представления о духовном мире человека мезолитической эпохи дают нам разнообразные и достаточно многочисленные памятники искусства и погребальной практики.

Искусство

Изобразительное искусство мезолита представлено в тех же трех основных видах, что и в верхнем палеолите, — это

Наскальные рисунки Тассилин-Адджер

Наскальные рисунки Тассилин-Адджер. Северная Африка.

Тем не менее, в изобразительном искусстве мезолита происходят качественные изменения по сравнению с предшествующей эпохой. На смену яркому «палеолитическому реализму» приходит гораздо более схематичный графичный стиль. Образ человека или животного все более становится знаком или символом, кроме того, широко распространяется и усложняется орнамент, которым украшают различные декоративные и бытовые предметы.

Наскальные изображения компонуются в большие группы, их сюжеты в основном посвящены темам охоты, иногда — военных столкновений. Каждая такая композиция — это целый рассказ о событии, эмоционально окрашенный, динамичный. Главное новшество — появление многочисленных изображений людей, столь редких в палеолите: наиболее распространены фигурки охотников, вооруженных луками и копьями.

Наиболее широко наскальные изображения представлены в Испании и Северной Африке. Не все из них могут быть отнесены только к мезолиту, так как эта традиция развивалась и сохранялась на этих территориях, вероятно, до эпохи энеолита. Как правило, изображения располагаются не в пещерах, а на скальных выступах и в неглубоких нишах. На южном и восточном побережьях Пиренейского полуострова известно более 40 таких местонахождений. Многочисленные изображения выполнены черной и красной минеральными красками. В Северной Африке, в современной пустыне Сахаре, известны замечательные фрески в местности Тассили, имеющие определенное сходство с испанскими.

Средней Азии, на Кавказе и в Северном Причерноморье также известны находки наскальных изображений, самые ранние из которых могут быть отнесены к мезолиту. Наиболее известно урочище Кобыстан в Азербайджане, на западном побережье Каспийского моря, где открыты многочисленные петроглифы, выполненные в технике контурной и силуэтной гравировки. Изображения, относящиеся к эпохе мезолита, включают стилизованные фигуры людей и быков.

В гроте Зараут-Камар в Центральной Фергане были найдены три композиции, выполненные красной краской по известковому натеку, которые изображали охоту на быков, джейранов и винторогих козлов. В гроте Шахты были открыты семь рисунков, включающих фигуры охотников и кабана, медведя или яка, пораженных стрелами.

Потолок Каменной могилы с изображением лошадей и козлов

Потолок Каменной могилы с изображением лошадей и козлов.

Очень интересный памятник древнего искусства — холм Каменная Могила — находится на правом берегу р. Молочной, близ г. Мелитополя, в Приазовье. Между камнями и перекрывающими холм плитами известняка были выявлены пещеры и ходы, засыпанные песком, в которых и располагались многочисленные группы рисунков и рельефов. В одной из пещер обнаружены выбитые на потолке изображения козлов и лошадей. Исследователи датировали изображения эпипалеолитом (9-7 тыс. лет до н.э.). В настоящее время мезолитический возраст изображений Каменной Могилы оспаривается, их датируют второй половиной III тыс. до н.э. Однако в пользу мезолитической датировки раннего пласта изображений говорит присутствие рядом с холмом стоянки, материал нижнего слоя которой характерен именно для этой эпохи.

Для мелкой пластики характерны те же стилистические черты, что и для монументального искусства:

На стоянках мезолита, преимущественно в лесной зоне, встречаются достаточно многочисленные, но крайне упрошенные антропоморфные и зооморфные изображения. Кроме того, встречаются предметы, которые не могут быть точно атрибутированы, — их называют подвесками, бляшками, изображениями фантастических существ и пр. Материалами для изготовления этих фигурок служили дерево, кость, рог, рыбий зуб, янтарь.

К мелкой пластике можно отнести окрашенные и гравированные гальки, которые хорошо известны на западноевропейских пещерных стоянках. Рисунки на гальках чаще всего имеют орнаментальный характер — это овальные пятна, кресты, поперечные полосы, зигзаги, решетки, звезды, иногда стилизованные антропоморфные и зооморфные фигурки. Эти гальки могли использоваться в магических целях и в этом смысле являются аналогами австралийских чуринг — вместилищ души человека.

Прикладное искусство широко представлено орнаментированными предметами охотничьего вооружения и быта. Основными элементами и мотивами орнамента были линии, штрихи, зигзаги, сетка и др. Орнаментом покрывались рукоятки каменных орудий, которые делались из кости, рога и дерева, а также и сами орудия, сделанные из этих же материалов. На прионежской стоянке Веретье 1 собрана богатейшая коллекция декорированных предметов; подобные изделия найдены и на других стоянках, и в мезолитических погребениях.

Погребения

Погребальные обряды мезолитического времени во многом сходны с позднепалеолитическими. По-прежнему существуют индивидуальные погребения людей, совершенные на стоянках или неподалеку от них.

В Прибайкалье известны памятники Усть-Грязная, Падь Частые, Падь Хиньская, Рытвинка 1. В парное погребение из Хиньской Пади были положены луки, украшенные подвесками из просверленных зубов животных. На приангарской стоянке Рытвинка 1 исследовано парное погребение женщины и грудного ребенка, которое совершено в грунтовой яме, обложенной каменными плитками. Костяк женщины был слабо скорчен и располагался на боку, обнимая костяк ребенка, оба скелета были окрашены охрой. Череп женщины был отделен от скелета и помещен в отдельное углубление, в углу могильной ямы, что напоминает сходные обряды в мезолитических погребениях Западной Европы (см. ниже). Погребальный инвентарь был представлен кремневой пластинкой с ретушью, вкладышами. Кроме того, в области крестцовых позвонков женщины и грудной клетки ребенка были найдены два наконечника стрел, что позволяет исследователям предполагать, что их смерть была насильственной.

Реконструкции людей из грота Мурзак-Коба (Крым)

Реконструкция М.М. Герасимова по черепам, найденным в гроте Мурзак-Коба (Крым).

В Крыму исследовано парное погребение мужчины и женщины на пещерной стоянке Мурзак-Коба. Оба костяка вытянуты и густо засыпаны охрой. У женщины еще при жизни были ампутированы последние фаланги на мизинцах рук. Такие обряды известны по этнографическим данным и отражены в пещерных росписях палеолита. В пещере Фатьма-Коба погребение мужчины было совершено в грунтовой яме, густо засыпанной охрой, погребенный лежал на боку с сильно согнутыми ногами, а кисти рук располагались за головой. Такая поза достигается, как правило, специальным связыванием умершего, что характеризует наличие определенных представлений о правилах перехода в загробный мир и ритуалах, которые ему сопутствовали.

Новым в погребальной практике мезолита является появление могильников — древнейших родовых кладбищ, расположенных вне поселений. Их появление отражает, по-видимому, укрепление внутриплеменных связей и развитие сопряженного с этим процессом культа предков.

Наиболее яркие комплексы такого рода открыты в Западной Европе — в Португалии и Нормандии. Это грот Гросс Офнет, могильники на островах Тевьек и Гедик. В гроте Офнет, относящемся к азильской культуре, были обнаружены погребения 33 черепов, размещенных в двух ямах и густо окрашенных ярко-красной охрой; вместе с черепами лежали многочисленные украшения из просверленных раковин и оленьих зубов. Любопытно, что мужские и детские черепа помещались вместе в одной яме, а женские были положены в другую. На острове Тевьек было найдено около 20 захороненных в ямах скорченных и засыпанных красной охрой костяков. Богатый погребальный инвентарь состоял из каменных орудий и украшений из сверленых раковин, кроме того, в могильные ямы помещали рога благородного оленя. Эти ямы были вырыты в больших раковинных кучах, которые считаются кухонными отбросами поселений собирателей моллюсков и обычно находятся рядом с их стоянками.

В Восточной Европе могильники известны в районе Днепровских порогов у сел Васильевское и Волошское. В могильниках Васильевский 1, 3, Чаплинский и Волошский обнаружены десятки погребений. Захоронения совершены в глубоких ямах, большинство скелетов сильно скорчено и покрыто охрой. Погребальный инвентарь крайне беден, но наконечники стрел, застрявшие в костях погребенных, позволили датировать могильники мезолитическим временем.

Расположение погребений отражает, как считают некоторые исследователи, систему социальных отношений. Так, на могильниках Приднепровья в центральной части находятся погребения женщин, детей и людей старшего возраста, т.е. наиболее уязвимых членов коллектива, а по периметру — захоронения молодых мужчин-защитников.

В Северо-Восточной Европе также известен ряд погребальных памятников эпохи мезолита. Очень интересен могильник Попово (VII тыс. до н.э.), относящийся к культуре веретье в Восточном Прионежье. Погребенные лежали в грунтовых могилах, головой на восток и были засыпаны красной охрой и мелкой галькой. В погребениях найдены каменные топоры, костяные ножи, острия, ожерелья и подвески из зубов животных. Неподалеку от погребения ребенка 7-9 лет была обнаружена яма с костями животных и обломками орудий, прикрытая скелетами двух собак. По мнению исследователей, обряд захоронения отразил представления древних людей о переходе в иной мир в сопровождении необходимых вещей и собаки.

Наиболее известным мезолитическим памятником в лесной зоне Восточной Европы является Оленеостровский могильник, который расположен на Южном Оленьем острове Онежского озера. Это огромный некрополь датирующийся концом VI — началом V тыс. до н.э. Материалы погребений изобилуют прекрасными костяными изделиями, в числе которых мелкая пластика, разнообразные предметы утвари и охотничьего вооружения. Среди каменных изделий наиболее широко представлены наконечники стрел, ножи и ножевидные пластины из кремня топоры и тесла из сланца. Наиболее близкие аналоги представлены на прионежских стоянках Веретье 1 и Кубенино, на памятниках мезолита Литвы. Находки в погребениях многочисленной зооморфной пластики позволяют говорить о существовании культа животных, среди которых особенно почитались медведь и лось.

Археологические культуры мезолитического времени

Мезолитические археологические культуры выделяются повсеместно, их распространение и взаимосвязи дают возможность судить о путях расселения мезолитических племен и о степени освоенности того или иного региона.

Многие из них сложились на основе позднепалеолитических культур, существовавших ранее на этих территориях, в большей степени это относится к областям Южной, Западной и отчасти Центральной Европы, где позднеледниковье характеризовалось относительно мягкими природными условиями. Так, развитие мезолитических азильской и тарденуазской культур (Пиренеи, Франция) было последовательным продолжением традиций позднего палеолита на фоне общих климатических изменений.

Однако для тех областей, где природные условия изменялись достаточно резко, — а такими областями была большая часть Восточной Европы, часть Средней Азии и Кахзахстана, Сибири и Дальнего Востока — влияние культур Южной, Центральной и Западной Европы с запада и культур Ближнего Востока, Средней и Юго-Восточной Азии с юга было определяющим.

Первые земледельцы

Современный вид на холм Иерихона

Современный вид на холм Иерихона.

На Ближнем Востоке уже в IX-VIII тыс. до н.э. произошел переход к производящим формам хозяйства. Именно этот регион, будучи колыбелью производящего хозяйства, стал для большей части соседних территорий источником новых культурно-хозяйственных влияний. Одной из наиболее известных передневосточных культур, пример которой хорошо показывает специфику и темпы развития региона, является натуфийская, названная так по памятнику Вади-эн-Натуф в Палестине. Ранние стадии этой культуры (11-10 тыс. лет до н.э.) характеризуются тем, что в хозяйственном укладе ведущими отраслями были охота и интенсивное собирательство. Однако уже в IX-VIII тыс. до н.э. многие натуфийские общины перешли к оседлому образу жизни. Так, на поселении Эйнана насчитывается около 50 круглых глинобиных домов, встречаются зерновые ямы, в обмазке которых, так же как и в обмазках домов, встречены зерна и солома доместицированных пшеницы и ячменя. На поселении на горе Кармел (Израиль) было исследовано несколько погребений натуфийцев. Древнее стойбище в основании телля в Иерихоне (Израиль) относится к раннему этапу натуфийской культуры, однако уже в VII тыс. до н.э. их потомками был построен большой поселок, окруженный высокими стенами с башнями. Все внутренние постройки и оборонительные укрепления построены из сырцового кирпича и камня. Иерихон принадлежит к числу древнейших постоянных поселений в мире.

Мигранты с Ближнего Востока могли продвигаться на север и восток тремя путями — через Балканы, Кавказ и через Прикаспий и Среднюю Азию. Все эти пути достаточно ясно отражаются в калейдоскопе археологического материала времен мезолита — раннего неолита. Влияние передневосточных культур хорошо прослеживается в формах каменного инвентаря, особенно в формах геометрических микролитов.

Северо-Западная Европа была еще одним крупным регионом, откуда все новые и новые группы населения шли на освобождающиеся от ледника земли вслед за промысловыми животными. Разнообразные миграционные процессы находят отражение в различиях каменных индустрий археологических культур лесной зоны Восточной Европы. В технологиях обработки каменного сырья, наборе характерных типов изделий и охотничьего снаряжения можно проследить большее или меньшее влияние тех или иных культурных традиций Западной и Северной Европы.

Характеристика археологические культуры Северной Евразии

Южную зону представляют культуры Северного Причерноморья, Кавказа и Средней Азии, Прикаспия и отчасти Приуралья, которые во многом сформировались под влиянием передневосточных культурных импульсов. Здесь относительно рано совершился переход от присваивающей к производящей хозяйственной деятельности, преимущественно связанной с первоначальным скотоводством.

Средняя Азия, Прикаспий, Урал и Приуралье

В Средней Азии мезолитические памятники известны в Ферганской долине, на высокогорном Памире, в Прикаспии.

В Южном и Восточном Прикаспии многочисленные мезолитические памятники зачастую приурочены к берегам древних водоемов и руслам рек. Основным занятием древнего населения была охота и ловля осетровых рыб, а также собирательство растений и моллюсков. На юге Прикаспия обнаружены многослойные стоянки пещерного типа. В мезолитических слоях грота Джебел (8-7 тыс. лет до н.э.) впервые обнаружены кости одомашненных животных — коз и овец, что позволяет считать этот район одним из древнейших центров производящего хозяйства.

Стоянки Восточного Прикаспия (4-й слой грота Дам-Дам — Чешме-1, мезолитические слои пещеры Кайлю и др.) получили название прикаспийских стоянок зарзийского типа, или восточноприкаспийской культуры.

Инвентарь этой культуры имеет много аналогий с археологическими материалами, найденными как южнее — например, в Ираке (стоянка Зарзи), так и севернее — на Южном Урале, в Приуралье и Зауралье. Это явление отражает пути миграций древнего населения.

На Южном Урале исследованы стоянки янгельской культуры, которая датируется с IX по вторую половину VII тыс. до н.э. Своим происхождением она связана с мезолитом юго-восточного Прикаспия, Ближнего и Среднего Востока, что отражает направление миграций мезолитического населения с юга на север, из областей возникновения производящего хозяйства. Общий облик кремневой индустрии — микролитический. Характерным признаком является использование в качестве сырья яшмы и ящмовидного кремня. Так как мезолит Западной Сибири изучен недостаточно, проследить дальнейшее движений этих племен на восток не представляется возможным.

Несколько иными путями шло развитие культуры в западном Приуралье, куда попадала другая ветвь миграционного потока, движущегося с юга, из восточного Прикаспия. Древнейшие мезолитические памятники в этом районе еще не найдены, а известные датируются средним и поздним мезолитом — VII-V тыс. до н.э.

Наиболее известны памятники междуречья Волги и Камы, которые объединяются в камскую, или прикамскую культуру (VII-VI тыс. до н.э.). Инвентарь восточной группы стоянок характеризуется пластинчатыми заготовками и большим количеством микролитов, что явно указывает на южные влияния. Напротив, в инвентаре западной группы увеличивается число орудий на отщепах, пластины становятся крупнее, представлены рубящие орудия, симметричные трапеции и черешковые наконечники стрел. По-видимому, здесь, в Волго-Камском междуречье, и проходила условная граница между миром культур лесного мезолита и южным микролитоидным миром.

Мезолит Кавказа

Мезолит Кавказа (VIII-VII тыс. до н.э.) характеризуют комплексы пластинчатых микролитических индустрий, близкие аналоги которых известны в Иракском Курдистане и на юго-западе Иранского нагорья, что позволяет говорить о существовании здесь единой культурной общности. Кроме контактов с южными областями существовали постоянные связи и с населением степного Северного Причерноморья.

Мезолитические культуры Кавказа (имеретинская, триалетская мезолитическая и чохская) различаются между собой типами микролитов, спецификой изготовления охотничьего вооружения и использования рога и кости. В триалетекой мезолитической культуре особенностью производства каменных изделий является использование обсидиана — вулканического стекла (стоянка Зуртакети). Однако локальные различия этих культур менее ярки, чем общие их черты.

Стоянки располагались как в высокогорных ущельях, так и на холмах, и в долинах рек. Население охотилось на бурого и пещерного медведей, благородного оленя, тура, муфлона, а также занималось рыболовством.

Крым

Стоянки горнокрымской культуры сосредоточены на юго-западе Крымского полуострова, почти все они пещерные и многослойные, однако в предгорьях и степных районах известен ряд кратковременных открытых стоянок, относящихся к позднемезолитическому времени.

По мнению исследователей, горнокрымская культура была монолитна, инвентарь одновременных стоянок сходен во всех деталях, между разновременными — несомненна преемственная связь. Кремневый инвентарь на ранних стадиях сохраняет ряд верхнепалеолитических черт, однако уже к середине мезолита они исчезают, резко увеличивается количество микролитических орудий, среди которых преобладают трапеции и вкладыши.

В Крыму и Северном Причерноморье в эпоху мезолита была распространена кукрекская культура (памятники Кукрек у Симферополя, Каменная Могила в Приазовье, Игрень-8 в Поднепровье). В инвентаре этой культуры геометрические микролиты единичны, но их место занимают своеобразные вкладыши кукрекского типа, которые распространены очень широко и представляли собой трапецевидную пластинку, обработанную своеобразной плоской ретушью.

Северное Причерноморье

Одной из интересных культур Северного Причерноморья времени позднего мезолита является гребениковская, памятники которой распространены на левобережье Днепра и в устье Днестра; наиболее известны стоянки Гиржево и Мирное. Инвентарь этой культуры указывает на наличие устойчивых связей с позднепалеолитическими и раннемезолитическими традициями Нижнего Поднепровья. В инвентаре, кроме орудий на ножевидных пластинах, трапеций, резцов, очень много скребков, что говорит о превалирующем значении охоты в занятиях населения. Как считают исследователи, охотничья практика гребениковских племен была необычайно успешна, что было обусловлено развитием призматической техники расщепления, позволяющей изготовлять охотничье вооружение, в основном наконечники стрел. Вероятно, это обстоятельство привело к нарушению экологического баланса, что вызвало, в свою очередь, кризис охотничьего хозяйства и увеличило роль собирательства. Интенсивное собирательство и обусловило относительно быстрый переход к производящим формам хозяйства на этих территориях.

Восточная Европа

Лесная зона Северной Евразии в мезолите была освоена группами охотников-собирателей, достигавших отдаленных районов севера. На окраинах ойкумены и особенно в Сибири значительные пространства все еще оставались незаселенными.

Как уже говорилось выше, в образовании многих мезолитических культур Восточной Европы решающую роль сыграла позднепалеолитическая свидерская культура, возникшая, вероятно, на территории Польши и распространившаяся в виде миграционного потока ее носителей или посредством культурного влияния до Приуралья и Крыма. Кроме того, на мезолит Восточной Европы большое влияние оказала и аренсбургская культура, распространенная в финале верхнего палеолита на территории Северной Германии.

Одной из наиболее ярких культур Верхнего Поднепровья является гренская культура, представленная стоянками также и в Восточной Белоруссии. Происхождение этой культуры связывается с появлением здесь аренсбургского населения. На втором этапе ее существования прослеживается тесная связь с песочноровской культурой на Десне и иеневской в Волго-Окском междуречье, что может свидетельствовать о дальнейшем продвижении носителей аренсбургских традиций на восток.

Северо-западнее, в бассейне Немана и Западной Двины, на западе Белоруссии, в Литве и на северо-востоке Польши обнаружены стоянки неманской культуры. Для инвентаря этой культуры характерно присутствие как свидерских, так и аренсбургских традиций.

При раскопках на территории Эстонии, Латвии, Белоруссии и России обнаружены памятники культуры кунда (названной по стоянке Кунда в Эстонии), которая развивалась очень долго — от пребореала до начала атлантика. Для инвентаря характерны орудия на крупных пластинах, черешковые наконечники стрел и многочисленные орудия из кости и рога — тёсла, скребки, острия, шилья, рыболовные крючки, наконечники стрел с биконической головкой, мотыги, гарпуны, инструменты для вязания сетей. В формировании этой культуры прослеживается влияние позднесвидерских племен. Развитое рыболовство, которым занимались носители культуры кунда, создавало предпосылки для перехода к оседлости. В результате своего развития мезолитическая культура кунда, сохраняя свои основные черты, стала основой для образования ряла неолитических культур Карельского перешейка и северо-восточных областей лесной зоны.

Весь мезолит Украинского Полесья (Верхнего Поднепровья) тесно связан с мезолитом Южной Прибалтики, Польской и Полесской низменностей и с Волго-Окским междуречьем.

В этом обширном регионе исследован ряд выразительных мезолитических культур, таких как яниславицкая. кудлаевская, песочноровская, в инвентаре которых в большей или меньшей степени отражено влияние западноевропейских соседей — наследников аренсбургских, свидерских и более южных традиций.

Ранний мезолит в Волго-Окском междуречье представлен рессетинской культурой, характеризующейся определенной преемственностью с традициями предшествующих позднепалеолитических культур, но при этом достаточно сильны и более поздние западные влияния. Рессетинская культура, возможно, оказала влияние на появление более поздней бутовской культуры.

Бутовская культура занимала обширную область в Волго-Окском междуречье. Датируется она от середины VIII до VI тыс. до н.э. В каменном инвентаре широко представлены наконечники иволистной и черешковой форм. Некоторые ученые связывают происхождение бутовской культуры с влиянием свидерско-аренсбургских традиций, другие полагают, что эта культура сложилась на основе рессетинской культуры при участии носителей свидерской традиции.

В западной части Волго-Окского междуречья была распространена иеневская культура. Среди орудий представлены скребки разных типов, встречаются топоры с перехватом, среди микролитов — трапеции из пластин и отщепов, треугольники, сегменты, ромбы. По мнению ученых, иеневская и песочноровская культуры сформировались при участии носителей западноевропейских культур, в частности аренсбургской, и существовали с 8300 до 7700 г. до н.э.

Далее на северо-восток количество открытых мезолитических памятников существенно сокращается, степень их изученности значительно ниже, однако и там известен ряд ярких археологических культур.

На берегах ледниковых озер и рек Восточного Прионежья обнаружен ряд поселений и могильников культуры веретье, датирующейся концом VIII — первой половиной VII тыс. до н.э. Основные стоянки этой культуры — Веретье 1, Сухое, могильник Попово. Дня этой культуры характерны изделия из кремня, сланца и других материалов: рубящие орудия, навершия, скребки, ножи, резцы и т.п.

Основной заготовкой был отщеп. Обнаружены изготовленные из кости и рога мотыги, ножи, кинжалы, наконечники стрел, гарпунов и т.п., а также деревянные луки, стрелы, копья. Основными занятиями населения были охота на лося, бобра и других лесных животных, рыболовство и, вероятно, собирательство. По характеру костяных, роговых и других крупных орудий культура веретье имеет определенное сходство с прибалтийской культурой кунда и еше некоторыми, родственными ей. Обряд погребения носителей культуры веретье представлен материалами могильника Попово.

Инвентарь Оленеостровского могильника

Инвентарь Оленеостровского могильника: 1 — изображение головы лося, 2—3 — изображение людей, 4—5 — стрелы, 6—7 — ножи, 8 — подвеска из клыка медведя, 9 — сланцевый нож.

На северном побережье Онежского озера открыты памятники онежской культуры (VII — начало V тыс. до н.э.). Здесь орудия изготовлялись из квариа, лидита, сланца, кремня. В инвентаре много инструментов для шлифования и полирования, рубящих орудий из сланца, скребков, резцов и т.п.; наконечники стрел и копий сделаны из пластин. Крупнейший некрополь онежской и, возможно, других соседних культур — Оленеостровский могильник.

На Кольском полуострове обнаружены стоянки культуры комса. Здесь для изготовления орудий использовались кварц, сланец, горный хрусталь, изредка кремень. В числе находок — рубящие орудия, долотовидные скобели, скребки, резцы, наконечники из кварцита, ножи, проколки. Исследователи полагают, что стоянки принадлежали группам охотников, проникавших на побережье Баренцева моря с запада, из Скандинавии.

Среди других мезолитических культур севера европейской части России выделяются своим культурным своеобразием материалы торфяниковой стоянки Вис-1 (вторая половина VII тыс. до н.э.), расположенной в бассейне р. Вычегда. Здесь, благодаря залеганию в торфе, сохранилось много деревянных изделий: серия луков, обломки лыж и саней. Кроме того, обнаружены сланцевые топоры и кремнёвые орудия из отщепов и пластин; скребки, резцы, скобели.

Сибирь и Дальний Восток

Западная Сибирь исследована пока очень слабо, и имеющиеся материалы не позволяют судить о тех процессах, что происходили здесь в мезолите.

В Восточной Сибири стоянки мезолитического человека известны на полуострове Таймыр, в Прибайкалье, а также в бассейне р. Лены.

На Таймыре открыто несколько стоянок с характерным для мезолита кремневым инвентарем. На стоянке Тагенар VI обнаружено кострище, кости северного оленя и птиц, а также изделия из кремня — нуклеусы, резцы, ножи из пластин, скребки. Радиокарбоновые и спорово-пыльцевые анализы позволили датировать памятник IV тыс. до н.э., т.е. серединой атлантического периода. Стоянка располагалась в лесной зоне северотаежного типа и была синхронна памятникам среднего неолита на большинстве территорий севера Восточной Европы.

В Прибайкалье известны многослойные памятники, включающие мезолитические слои, которые носят название бадайских, верхоленских, байкальских и канских, две первые группы исследованы более подробно. Бадайские (по стоянке Бадай) стоянки сосредоточены в среднем течении реки Ангары. На стоянке Усть-Белая исследовано 16 культурных слоев, которые делятся на три хронологических этапа — от палеолита до неолита. В мезолитических слоях, относящихся к среднему этапу существования памятника, обнаружено 46 кострищ. В одной из ям открыто захоронение собаки, на остатках ошейника сохранилось 8 подвесок из зубов благородного оленя. Набор кремневых орудий включает скребки, скребла, ножи и т.п. Редко встречающиеся наконечники имеют овальную форму. Есть костяные орудия — наконечники гарпунов, обломки острог, рыболовные крючки, Среди украшений встречаются подвески из просверленных зубов животных и цветного камня.

Верхолепские стоянки располагаются в верховьях р. Лена, по рекам Ангара и Селенга. При раскопках стоянки Верхоленская Гора-1 в г. Иркутске выявлены три культурных горизонта, которые авторами раскопок датируются XI, IX и VII тыс. до н.э. Остатки фауны свидетельствуют, что основными занятиями населения были охота на благородного оленя, косулю, лося и добыча крупных рыб — тайменя, осетра, сига. В инвентаре стоянок помимо обычного набора орудий значительное место занимали рубящие формы. Заготовки были разнообразны: отщепы, пластины и плитки кремня.

В среднем течении Лены, в верховьях р. Алдан и на побережье Охотского моря распространены стоянки сумнагинской культуры (конец VIII— IV тыс. до н.э.). В инвентаре многослойной стоянки на Алдане — Белькачи-1 присутствуют призматические и конические нуклеусы, пластинки, угловые резцы, концевые скребки. Люди охотились на лося, северного оленя, косулю, а позднее — на бурого медведя, птицу, занимались рыболовством. Происхождение сумнагинского населения связывают с носителями кокоревской культуры позднего палеолита на Енисее.

Мезолитический период в Приморье, по предположению археологов, был кратким. Развитие индустрий каменного века Дальнего Востока происходило под влиянием мезолита соседних территорий — Китая и Японских островов. Весьма своеобразные позднепалеолитические культуры (устиновская и осиповская), которые не все исследователи относят к верхнему палеолиту, сменились стоянками с микролитическим инвентарем. В центре и на юге Приморья открыто около 15 стоянок, располагавшихся на пологих склонах речных террас и датирующихся VII-VI тыс. до н.э.

В центре п-ова Камчатка близ Ушковского озера обнаружены многослойные мезолитические стоянки. В кремневом инвентаре представлены конические и призматические нуклеусы, пластины, вкладыщи, скребки на отщепах, изделия с двусторонней обработкой (бифасы). Камчатские стоянки близки памятникам сумнагинской культуры и, вероятно, показывают продвижение этих племен далее на северо-восток.

Об освоении человеком эпохи мезолита самых отдаленных земель с суровым климатом свидетельствует исследуемая с 1990-х годов стоянка Жохова на одном из островов архипелага Де-Лонга в северной группе Новосибирских островов. Древние люди пришли сюда из северных областей Восточной Сибири. Они охотились на северного оленя, белого медведя и других животных, использовали прирученных упряжных собак. В инвентаре обнаружены наконечники стрел, тесла, долота, изготовленные из халцедона, сланца, а также из органических материалов — кости, бивня, дерева, растительных волокон.

Краткие выводы

Подводя итоги, следует еще раз подчеркнуть, что мезолит является очень важной страницей в истории человечества. В эту эпоху происходит заселение ранее пустующих регионов, освободившихся от ледникового покрова, в этом процессе различные культурные традиции вступают во взаимодействие. Именно в мезолите формируются природные условия, определяющие неравномерность в темпах и характере развития разных регионов, которая затем прослеживается на протяжении всей истории человечества.

Палеолит. Верхний палеолит (40-10 тыс. лет назад)

Общая характеристика

Верхний палеолит, при всем разнообразии проявления культурных особенностей, — единая археологическая эпоха, связанная с деятельностью человека современного типа — Homo sapiens. На всем ее протяжении люди по-прежнему добывают средства существования охотой и собирательством. С социологической точки зрения, в эту эпоху происходит дальнейшее развитие первобытно-общинного и, по мнению большинства исследователей, родового строя.

Материальная культура в верхнем палеолите была иной, чем в предшествующую эпоху, вследствие усовершенствования техники обработки камня, широкого использования кости в качестве технического сырья, развития домостроительства, усложнения систем жизнеобеспечения, появления разнообразных форм искусства.

Людей верхнего палеолита чаще всего называют кроманьонцами по находкам в гроте Кроманьон во Франции, где в 1868 г. Э. Ларте обнаружил пять человеческих скелетов вместе с каменными орудиями и украшениями из просверленных раковин, перекрытых мощными толщами отложений. С тех пор найдено достаточно много антропологических остатков, позволяющих охарактеризовать кроманьонского человека как ярко выраженного представителя вида Homo sapiens. В настоящее время в Евразии известно более 80 находок костных остатков верхнепалеолитического человека, преимущественно все эти находки происходят из погребальных памятников. Важнейшие из них обнаружены:

Природные условия и расселение людей

Расселение человека

Верхний палеолит был эпохой существенного расширения ойкумены. Стоянки этого времени известны в Старом и Новом Свете, Австралии. Заселение Северной Америки, вероятнее всего, произошло благодаря существованию мощного ледяного «моста» через современный Берингов пролив, который соединял Аляску, Камчатку и Чукотку. В силу суровых климатических условий вюрма этот «мост» существовал на протяжении многих тысячелетий, на его поверхности, покрытой наносами, время от времени даже возникала растительность. В научной литературе этот район, как правило, называют Берингией. Заселение Северной Америки через Берингию произошло около 30-26 тыс. лет тому назад с территории Восточной Сибири. Пришедшее население довольно быстро освоило весь Американский континент — верхнепалеолитические стоянки в Чили датируются временем 14-12 тыс. лет до н.э.

Человек активно осваивает северные области Земли — стоянки этого времени известны далеко за Полярным кругом: на средней Печоре, в низовьях рек Алдана и Лены, в бассейнах рек Индигирки и Колымы, на Чукотке, Камчатке, Аляске. Свидетельством того, что человек осваивает самые разнообразные природные и климатические зоны, являются стоянки, обнаруженные высоко в горах на Кавказе и Памире, в Средней Азии и на Ближнем Востоке, известны местонахождения в ныне безводных и пустынных районах. Стоянки верхнего палеолита залегают в разнообразных геолого-геоморфологических условиях: в долинах рек и на водоразделах, в равнинных и горных областях.

Многие памятники содержат богатые культурные слои с остатками жилых сооружений, многочисленными скоплениями изделий из камня и отходов производства, костей млекопитающих и т.п. В России и на прилегающих территориях известно более 1200 стоянок и местонахождений верхнего палеолита, многие из них многослойны. Так, например, в Костенковско-Боршевском районе на Среднем Дону известно более 20 памятников, на которых представлено более 60 культурных слоев. На основании их изучения известным русским археологом А.Н. Рогачевым были убедительно oпpoвepгнуты общепризнанные до середины XX в. представления о едином стадиальном развитии человеческого общества и его материальной культуры.

Верхнепалеолитическая эпоха отделена от современности сравнительно небольшим промежутком времени, она закончилась 12 тыс. лет тому назад, но, тем не менее, нельзя сказать, что она хорошо изучена — многие, не только частные, но и общие проблемы нуждаются в разрешении.

Подробнее про расселение читайте в статье — Расселение древних людей.

Природные условия

Начало верхнего палеолита соотносится со второй половиной среднего вюрма (валдая для Восточной Европы) — 50-24 тыс. лет тому назад. Это межледниковье (мологошекснинское), или мегаинтерстадиал, характеризовалось достаточно теплым климатом, временами аналогичным современному, отсутствием ледникового покрова в пределах всей Русской равнины. В средневалдайском мегаинтерстадиале выделяют по меньшей мере три периода с благоприятными условиям (три климатических оптимума), разделенных более холодными фазами. Последний из этих оптимумов был, по-видимому, наиболее теплым и наиболее продолжительным: он длился с 30-го по 22-е тысячелетие до н.э.

Начало позднего валдая (осташковское время) — 24-20 тыс. лет назад — характеризовалось постепенным похолоданием, наступлением ледника, достигшего своего максимального распространения около 20-18 тыс. лет назад. Это самый холодный период в течение всего вюрма. Конец вюрма, позднеледниковье (15-13,5-12 тыс. лет тому назад), — время некоторого улучшения климата, отступления ледника, происходившего не плавно, а как бы пульсациями: кратковременные периоды потепления чередовались с периодами похолодания.

В зависимости от колебаний климата, состав животных в том или ином регионе иногда очень резко менялся. В эпоху последнего оледенения (20-10 тыс. лет назад) холодолюбивые животные (северный олень, песец) проникли далеко на юг вплоть до юго-запада Франции и северных районов Испании. Это связывается с самым большим за весь плейстоцен похолоданием и обусловленным этим широким распространением окололедниковых ландшафтов.

Главная причина исчезновения и сокращения численности разных видов животных состоит в существенном изменении климата и ландшафтов. В последнее время высказываются также мнения о том, что в этих взаимосвязанных явлениях «повинны» изменения магнитного поля Земли, последняя инверсия полюсов имела место примерно 12-10 тыс. лет назад. Какими бы предпосылками ни предопределялись те или иные изменения органического мира (в том числе и фауны), главными причинами этих изменений, несомненно, являлись изменения всей природной среды, а не охотничья деятельность человека.

Около 12-10 тыс. лет тому назад обширные покровные оледенения, постепенно отступая, исчезают и наступает современная геологическая эпоха — голоцен.

Орудия труда

По сравнению с предыдущими эпохами сведения о верхнем палеолите гораздо разнообразнее и полнее. Знания о жизни палеолитического человека мы черпаем из изучения культурных слоев поселений, в которых сохраняются остатки жилых сооружений, каменные и костяные орудия и места их производства, кости животных, служивших охотничьей добычей, мелкие предметы утвари и домашнего обихода.

Каменные орудия и техника их изготовления

Для этой эпохи наиболее важными и характерными чертами можно считать широкое распространение призматической техники расщепления, виртуозную обработку кости и бивня, разнообразный набор орудий — около 200 различных типов.

Каменные орудия верхнего палеолита

Каменные орудия верхнего палеолита:
1-3 — микропластинки с ретушью; 4, 5 — скребки; 6,7 — наконечники; 8, 9 — острия; 10 — призматический нуклеус со сколотой с него пластиной; 11-13 — резцы; 14, 15 — зубчато-выемчатые орудия; 16 — проколка

Значительные изменения произошли в технике расщепления каменного сырья: опыт многих тысячелетий привел человека к созданию призматического нуклеуса, с которого скалывались заготовки относительно правильной формы, близкой к прямоугольной, с параллельными краями. Такая заготовка называется, в зависимости от размеров, пластиной или пластинкой, она позволяла наиболее экономно расходовать материал и служила удобной основой для изготовления разнообразных орудий. Заготовки-отщепы, не имеющие правильной формы, по-прежнему были широко распространены, но, будучи сколотыми с призматических нуклеусов, они становятся тоньше и сильно отличаются от отщепов более ранних эпох. Техника ретуширования в верхнем палеолите была высока и весьма разнообразна, что позволяло создавать рабочие края и лезвия разной степени приострения, оформлять различные контуры и поверхности изделий.

Орудия верхнего палеолита меняют свой внешний облик по сравнению с более ранними эпохами: они становятся меньше и изящней благодаря изменению форм и размеров заготовок и более совершенной технике ретуширования. Разнообразие каменного инвентаря сочетается со значительно большей устойчивостью форм изделий.

Среди всего многообразия орудий есть группы, известные по предшествующим эпохам, но появляются и получают широкое распространение новые. В верхнем палеолите существуют такие известные ранее категории, как

Удельный вес некоторых орудий увеличивается (резцы, скребки), других, наоборот, резко уменьшается (скребла, остроконечники), а некоторые исчезают совсем. Орудия верхнего палеолита более узкофункциональны по сравнению с предшествующими эпохами.

Одним из важнейших и самых распространенных орудий верхнего палеолита был резец. Он был предназначен для резания твердых материалов, таких как кость, бивень мамонта, дерево, толстая кожа. Следы работы резцом в виде конических канавок отчетливо видны на многочисленных изделиях и заготовках из рога, бивня и кости со стоянок Западной и Восточной Европы. Однако в инвентаре некоторых археологических культур Сибири и Азии резцы отсутствуют, по-видимому, их функции выполняли другие орудия.

Скребки в верхнем палеолите были одной из самых массовых категорий орудий. Они обычно изготовлялись из пластин и отщепов и имели выпуклое лезвие, обработанное специальной скребковой ретушью. Размеры орудий и угол заострения их лезвий очень разнообразны, что обусловлено их функциональным назначением. На протяжении многих тысячелетий от мустье до железного века этот инструмент использовался для обработки шкур и кожи.

Скребками производилась одна из основных операций — мездрение, т.е. очистка шкур и кожи, без которой их нельзя было использовать ни для шитья одежды и обуви, ни для устройства кровли жилищ и изготовления различной тары (сумки, мешки, котлы и т.д.). Большое разнообразие пушнины и кож требовало соответствующего количества необходимых инструментов, что наглядно видно из археологических материалов.

В палеолите скребком чаще всего работали без рукоятки движениями «на себя», растягивая шкуру на земле и закрепляя ее колышками или расстилая на колене.

Изготовление и использование верхнепалеолитических кремневых орудий

Изготовление и использование верхнепалеолитических кремневых орудий: 1 — раскалывание призматического нуклеуса; 2, 3 — работа резцом; 4-6 — употребление концевого скребка

Рабочий край скребков быстро изнашивался, но длина его заготовки обеспечивала возможность многократной подправки. После мездрения и обработки золой, в которой много поташа, шкуры и кожи сушились, а затем выминались с помощью костяных лопаточек и лощил, а кроили их ножами и резцами. Для шитья изделий из кожи и меха служили мелкие острия и проколки и костяные иглы. Небольшими остриями проделывали отверстия в коже, а затем скроенные фрагменты сшивались с помощью растительных волокон, жил, тонких ремешков и пр.

Острия не представляют собой единой категории, эти разнообразные орудия объединены одним общим признаком — наличием острого ретушированного конца. Крупные экземпляры могли использоваться для охотничьего вооружения в качестве наконечников копий, дротиков и стрел, но их же могли использовать для работы с грубыми и толстыми шкурами таких животных, как бизон, носорог, медведь, дикая лошадь, необходимыми при постройке жилищ и для других хозяйственных целей. Проколки представляли собой орудия с выделенным ретушью, относительно длинным и острым жальцем или несколькими жальцами. Жальцами этих орудий прокалывали кожу, отверстия потом расширяли при помощи проверток или костяных шильев.

Составные орудия труда

Во второй половине верхнего палеолита появляются составные, или вкладышевые, орудия, которые, несомненно, были очень важным новым технологическим достижением. На основе призматической техники раскалывания человек научился делать правильные миниатюрные пластинки, очень тонкие и имеющие режущие края. Такая техника называется микролитической. Изделия, ширина которых не превышала одного сантиметра, а длина — пяти сантиметров, называют микропластинками. Из них изготовлялось значительное количество орудий, в основном — микроострия и четырехугольные микропластинки с притупленным ретушью краем. Они-то и служили вкладышами — составными частями лезвия будущего изделия. Вставляя ретушированные микропластинки в основу из дерева, кости или рога, можно было получить режущие лезвия значительной длины и разнообразной формы. Основу сложной формы можно было вырезать с помощью резцов из органических материалов, что было гораздо удобней и легче, чем делать такой предмет целиком из камня. Кроме того, камень достаточно хрупок и при сильном ударе орудие могло сломаться. При поломке составного изделия можно было заменить только поврежденную часть лезвия, а не делать его целиком заново, такой путь был гораздо экономичнее. Особенно широко этот прием применялся при изготовлении крупных наконечников копий с выпуклыми краями, кинжалов, а также ножей с вогнутыми лезвиями, которые употреблялись при сборе диких злаков жителями южных областей.

Характерной чертой орудийных наборов верхнего палеолита является большое количество комбинированных орудий — т.е. таких, где на одной заготовке (отщепе или пластине) располагалось два-три рабочих лезвия. Возможно, что это делалось для удобства и ускорения работы. Наиболее часто встречаются сочетания скребка и резца, скребка, резца и проколки.

В эпоху верхнего палеолита появились принципиально новые техники обработки твердых материалов — сверление, пиление и шлифование, однако только сверление применялось достаточно широко.

Сверление было необходимо для получения разнообразных отверстий в орудиях, украшениях и других бытовых предметах. Производилось оно с помощью лучкового сверла, хорошо известного по этнографическим материалам: в тетиву вставляли полую кость, под которую постоянно подсыпался песок, и при вращении кости высверливалось отверстие. При сверлении более мелких отверстий, таких как игольные ушки или дырочки в бусинах или раковинах, применялись кремневые сверла — каменные орудия небольшого размера с выделенным ретушью жалом.

Пиление применялось в основном для обработки мягких пород камня, таких как мергель или сланец. На статуэтках, сделанных из этих материалов, видны следы пиления. Каменные пилки — вкладышевые орудия, они делались из пластинок с ретушированным зубчатым краем, вставленных в твердую основу.

Шлифование и полирование чаще всего использовались при обработке кости, но иногда встречаются орудия, в основном массивные и, по-видимому, связанные с обработкой дерева, у которых лезвия обработаны с помощью шлифования. Более широкое применение эта техника приобретает в мезолите и неолите.

Костяные орудия и техника обработки кости

Новым в верхнем палеолите является очень широкое использование кости, рога и бивней для изготовления орудий, утвари и украшений, мелкой пластики. Изредка костяные орудия изготовлялись и в более ранние эпохи, но тогда человек недостаточно владел техникой обработки этого материала. В верхнем палеолите при обработке кости уже применяются сложные приемы — рубка, резание ножом или резцом, сверление, обработка поверхности при помощи абразивов. Процесс обработки кости включал ряд операций, каждая из них требовала специальных инструментов из кремня или мягкого камня. При обработке кости, вероятно, применялось нагревание, вымачивание и т.д.

Орудия из кости разнообразны — это острия, которые, возможно, служили наконечниками копий, гарпуны из рога оленя, различные шилья, проколки, иглы, булавки, лощила, тесла, мотыги, так называемые выпрямители копий или «жезлы начальников». Иглы из кости практически не отличаются от современных по размерам, разве что немного толще. Их вырезали из плотной кости и шлифовали, ушко либо прорезалось, либо просверливалось. Иглы находят вместе с игольникамим — маленькими цилиндрическими коробочками, сделанными из трубчатых костей птиц. Часто орудия из кости очень тщательно обработаны и украшены орнаментом.

Условия жизни и хозяйство

Жилища

Реконструкция жилища на стоянке Молодово 1 (Украина). Первое мустьерское жилище овальной формы размером 7×10 м. Обложено костями мамонта.

Реконструкция жилища на стоянке Молодово 1 (Украина). Первое мустьерское жилище овальной формы размером 7×10 м. Обложено костями мамонта.

Если от предшествующих эпох до нас дошло очень мало остатков жилых сооружений, то для верхнего палеолита их сохранилось довольно много. Люди по-прежнему использовали природные убежища — гроты, навесы и пещеры, но также строили искусственные сооружения на стоянках под открытым небом. Жилища различаются по размерам, форме, конструктивным особенностям и материалам. В одних случаях для постройки жилища использовалось большое количество костей мамонта или других крупных животных, в других — иные материалы. Так, на сибирских стоянках Мальта и Буреть таким строительным материалом были камень и рога северных оленей, в некоторых других случаях употреблялись крупные камни разных форм. Все эти твердые материалы служили для создания цоколя жилой конструкции и укрепления его каркаса, который, вероятно, состоял из деревянных жердей. Каркас покрывался шкурами, которые могли закрепляться сверху крупными плоскими костями или другими доступными материалами. Наиболее близкими аналогами жилищам верхнего палеолита могут служить жилища северных народов типа чумов и яранг или легкие наземные жилища охотников-собирателей южных областей.

Наиболее распространенными были округлые или овальные в плане жилища с одним или несколькими очагами внутри. Их остатки обнаруживаются при раскопках стоянок в виде скоплений крупных костей мамонта или других крупных животных. Такое скопление имеет четкие границы и представляет собой остатки обвалившихся стен и кровли жилища. Нередко оно залегает в углублении. Дно углубления — это пол жилища, на котором при раскопках можно обнаружить разнообразные следы обитания — очаги, ямки-хранилища, зольные или охристые пятна, осколки кремня и кости, каменные и костяные изделия, угольки. Расположение находок позволяет судить о том, как использовалась площадь жилища, где располагались рабочие или спальные места, входы и выходы и т.д.

На территории России известно более 30 верхнепалеолитических жилищ различных типов. Наиболее хорошо изучены —

Палеолитическое жилище в Межиричах (Киевская область, Украина). 16-12 тыс. лет до н.э.

Палеолитическое жилище в Межиричах (Киевская область, Украина). 16-12 тыс. лет до н.э.

Часто в качестве основания жилища сооружался цоколь из черепов и крупных костей мамонта, представлявший надежную опору для стен. В Юдинове такой цоколь состоял из 20 черепов мамонтов, а в Межиричах в строительной конструкции использованы кости 149 особей мамонта.

Существовали в позднем палеолите и удлиненные жилища с несколькими очагами. Остатки такой конструкции длиной 12 м и шириной 4 м с тремя очагами исследованы на стоянке Пушкари. Похожие жилища известны на стоянке Костенки 4. Удлиненные жилища, возможно, имели двускатную кровлю, которая могла быть сделана из коры, травы или шкур животных.

Самым трудным для реконструкции является еще один тип позднепалеолитических жилых объектов — это сложно организованные овальные жилые площадки, площадью более сотни кв.м, с рядом очагов, расположенных по их длинной оси. По периметру такие площадки были окружены ямами-кладовыми и спальными (?) ямами-землянками. Ямы-кладовые служили, вероятно, для хранения мясных запасов, поскольку крупная охотничья добыча не могла быть использована в пищу сразу. Для перекрытия кладовых и землянок широко использовались крупные кости и бивни мамонтов. Такие жилые площадки характерны для костенковско-авдеевской культуры и обнаружены на стоянках Костенки 1 на Среднем Дону, Авдеево близ Курска, Зарайской неподалеку от Зарайска близ Москвы.

В более южных областях, где природные условия были значительно мягче, известны легкие наземные жилища типа шалашей или навесов и ветровых заслонов вокруг очагов. Ряд таких легких наземных сооружений известен на памятниках Франции (Пинсеван, Этиоль), на Балканах и на юге России (Мураловка, Каменные Балки, Осокоревка и др.). Единственными следами таких сооружений являются ямки от столбовых конструкций каркаса, очаги и скопления находок с четкими границами.

Реконструкция жилища с тремя очагами со стоянки Пушкари I.

Реконструкция жилища с тремя очагами со стоянки Пушкари I.

Несколько жилищ могли образовывать небольшой поселок, что показывает материал стоянок Добраничевка, Межиричи, Костенки 4, Мальта, Буреть. На некоторых стоянках выделяются комплексы, состоящие из жилищ и связанных с ними мастерских, где изготовлялись кремневые и костяные орудия, там же имелись очаги под открытым небом и разнообразные хозяйственные ямы. Население таких поселков, вероятно, образовывало сплоченную группу — род или общину.

Для определения длительности обитания человека на той или иной стоянке кроме археологических источников привлекаются разнообразные данные по палеоэкологии, палеодемографии и, с особой осторожностью, этнографии. Несмотря на то что многое в этом вопросе не вполне ясно, исследователи обычно говорят о преобладании относительной — сезонной — оседлости у палеолитических охотников-собирателей.

Украшения и одежда

Браслет с орнаментом. Мезинская стоянка (Черниговская облатсь, Украина).

Браслет с орнаментом. Мезинская стоянка (Черниговская облатсь, Украина).

В верхнем палеолите широко распространяются украшения из кости животных и просверленных клыков, зубов, раковин. Это ожерелья из бусин, изготовленные из бивня мамонта, зубов животных и раковин моллюсков, нередко в них включаются более крупные подвески или бляхи. На голове носились скрепляющие волосы орнаментированные обручи (диадемы) из бивня мамонта, на руках — различные браслеты, вырезанные из бивня или составленные из нанизанных бус. Бусы и раковины украшали головные уборы или прически и одежду, что хорошо видно по материалам погребений и деталям антропоморфных статуэток.

О покрое и характере шитой одежды свидетельствуют как изображения людей, так и остатки украшений, нашитых на нее, обнаруженные в погребениях. Эти данные позволяют реконструировать несколько вариантов одежды. Так, на основании изучения женской статуэтки с сибирской стоянки Буреть можно говорить о существовании меховой одежды типа комбинезона, сшитого шерстью наружу, плотно облегающего тело с головы до ног. Более сложный костюм реконструируется по материалам погребений на стоянке Сунгирь. Костюм состоял из рубахи, штанов, обуви и плаща, заколотого крупной булавкой (фибулой). Одежда погребенных была богато расшита по швам бусинами, вырезанными из бивня, что образовывало декоративные каймы. Вообще о наличие достаточно сложной одежды говорят находки большого количества пряжек, пуговиц и различных бляшек-нашивок, сделанных из кости и часто орнаментированных.

Палеолитические украшения

Украшения: 1 — браслет (Мезин); 2, 6 — изображение птицы (Мезин), 3 — орнаментированная лопатка мамонта (Мезин); 4 — пластина из бивня мамонта, орнаментированная с двух сторон (Мальта); 5 — череп мамонта, орнаментированный красной охрой (Межирини); 7, 8 — фрагменты диадем с орнаментом (Авдеево).

Исследования последнего десятилетия позволяют считать, что в верхнем палеолите было широко распространено плетение, вязание и, в некоторых районах, ткачество. Образцы первого текстиля имеют возраст 26 тыс. лет и были обнаружены на ряде стоянок в Моравии (Центральная Европа). Растительным сырьем для него служили волокна крапивы и конопли.

Охота

Находки на стоянках большого количества костей разнообразных животных свидетельствуют о том, что охота была одним из основных занятий населения. По костным остаткам животных мы можем определить набор промысловых видов. Такими животными были мамонт, дикая лошадь, северный и благородный олень, бизон, сайга, а из хищников — волк, бурый и пещерный медведь, лисица, песец, из грызунов — заяц, байбак. Значительно реже находят кости птиц и рыб.

Иногда на стоянках встречаются целые скелеты песцов и других хищников — следовательно, эти животные не были употреблены в пищу. Это позволяет предполагать, что в некоторых случаях охота велась исключительно из-за меха. По характеру костных материалов можно проследить определенную избирательность охоты на тот или иной вид животных в зависимости от сезона, пола и возраста. Так, вышеупомянутые скелеты пушных зверей относятся к стоянкам, на которых жили в осенне-зимние сезоны, т.е. в то время, когда мех наиболее прочен. Кости животных, найденные на стоянках, как правило, принадлежат либо молодым, либо старым животным, а объем охотничьей добычи на стоянках не очень велик. Таким образом, охота не нарушала экологического баланса местности. Все это говорит о том, что представление о палеолитическом человеке как о бездумном хищнике явно устарело.

Листовидные и другие острия, наконечники с боковой выемкой, вероятно, служили навершиями охотничьего вооружения — копий и дротиков. Кроме того, на ряде стоянок обнаружены костяные наконечники для таких орудий, как копья и гарпуны. Часто изготовлялись вкладышевые наконечники: в пазы костяного наконечника закрепляли острые кремневые пластинки. На некоторых стоянках Франции были найдены копьеметалки, которые увеличивали дальность полета метательного оружия и силу удара. В верхнем палеолите, по-видимому, были изобретены лук и стрелы. Ряд исследователей предполагают, что в это время начинается одомашнивание волка (стоянка Авдеево).

Для верхнего палеолита реконструируются различные способы охоты:

Охота требовала четкой организации всех действий коллектива. На одной из французских стоянок найден охотничий рог, который, как известно, служит для передачи сигналов группам охотников на различных стадиях охоты.

Охота обеспечивала людей пищей, материалом для одежды и строительства жилищ, давала очень важное сырье для изготовления разных изделий — кость (которая, кроме того, служила топливом). При этом охота не могла удовлетворить всех потребностей человека и существенно дополнялась разнообразным собирательством, роль которого была велика, особенно в южных регионах.

Духовная жизнь

Религиозные представления. Погребения

Духовная жизнь палеолитического человека развивалась в непосредственной связи с дальнейшим освоением мира и развитием материальной культуры. Первобытные верования являются отражением определенных выводов, представлений и понятий, возникших в результате длительных наблюдений за явлениями природы и накопленного жизненного опыта. Уже в мустьерскую эпоху у человека начинает складываться комплекс представлений, объясняющих важнейшие основы мироздания. Не отделяя своего существования от окружающего мира и наблюдая различные природные явления, первобытные люди приписывали себе способность вызывать или творить те же явления и, с другой стороны, приписывали силам природы, животным и неодушевленным предметам различные способности и возможности, присущие только человеку. Этот комплекс представлений получил название анимизма.

Убеждение в существование связи человека с каким-либо животным или растением привело к возникновению еще одного направления первобытных верований —тотемизма. Тотемизм возникает вместе с возникновением родового общества. Его основой является представление о том, что все члены одной родовой группы происходят от определенного животного, растения или даже неодушевленного предмета — тотема.

Реконструкция костюма мужчины 40-50 лет из погребения Сунгирь-1.

Реконструкция костюма мужчины 40-50 лет из погребения Сунгирь-1.

Главной причиной возникновения погребальной практики, как уже говорилось выше, явилось дальнейшее развитие социальной организации и усложнение мировоззренческих представлений. К настоящему времени известно около 70 погребений верхнего палеолита, обнаруженных пока только в Евразии. В эту эпоху, несмотря на относительно немногочисленные находки погребений, можно говорить о некоторых устойчивых чертах погребальной практики. Умершие люди помещались в могильные ямы, зачастую окруженные или покрытые камнями и костями, погребальный инвентарь представлен украшениями, каменными и костяными изделиями, часто использовалась красная охра.

Погребения расположены, как правило, на стоянках или в обитаемых пещерах. Позы погребенных весьма разнообразны. Погребения бывают одиночными и коллективными. Так, например, на стоянке Пржедмость (Чехия) было найдено коллективное погребение, содержавшее остатки не менее 20 человек: 8 скелетов принадлежало взрослым, остальные — детям. Скелеты лежали по большей части скорченными на боку, иногда были обложены лопатками мамонта или перекрыты камнями. Парные и тройные погребения обнаружены в гротах Гримальди на юге Франции, в Моравии, на стоянке Сунгирь под Владимиром, на стоянке Мальта на Ангаре.

Мужское и парное детское погребения Сунгиря представляют особый интерес благодаря прекрасной сохранности и богатейшему инвентарю. Мужское погребение содержало более трех тысяч бусин из бивня мамонта и зубов песца. Их расположение на скелете позволяет реконструировать костюм, состоящий из рубахи без разреза спереди и штанов, соединенных с обувью. На голове погребенного был головной убор, украшенный нашитыми резными бусами, на руках — браслеты из кости. На дне могилы лежал кремневый нож и скребло. Погребенный лежал в вытянутом положении на спине и был густо засыпан охрой.

Реконструкция погребение мальчика и девочки из захоронения Сунгирь-2 и Сунгирь-3.

Реконструкция погребение мальчика (12-14 лет) и девочки (9-10 лет) из захоронения Сунгирь-2 и Сунгирь-3.

Практически рядом с этим погребением было обнаружено еще одно, по необычности обряда и богатству инвентаря выделяющееся среди других. В могильной яме длиной 3 метра лежали два скелета в вытянутом положении, обращенные головами друг к другу. Они принадлежали подросткам — мальчику и девочке, захороненным одновременно. Одежда погребенных была богато украшена нашитыми резными бусами и другими костяными украшениями. Рядом с детьми было положено уникальное охотничье вооружение — копья, превышающие длиной 2 метра, сделанные из цельного выпрямленного бивня мамонта, длинные и короткие костяные кинжалы. На груди мальчика лежал амулет фигурка костяной лошадки. Интересно заметить, что такая же фигурка, украшенная спиралевидным орнаментом, выполненным рядом ямок, была найдена в культурном слое стоянки.

Богатый материал для исследования погребального обряда дают стоянки Костенковско-Боршевского района. На них обнаружено четыре погребения. Погребение на стоянке Костенки 2 было обнаружено рядом с жилищем в специально пристроенной к нему овальной камере из костей мамонта. Положение скелета позволяет предположить, что покойный был помещен в погребальную камеру в сидячем положении со связанными ногами. Погребение со стоянки Маркина Гора (Костенки XIV) содержит полностью сохранившийся скелет мужчины примерно 25 лет, лежащий в простой грунтовой яме, пол которой был густо засыпан охрой. Погребенный был положен на бок в сильно скорченной позе, рядом с ним найдены три кремневых отщепа, фаланга мамонта и заячьи кости.

Уникальными являются конструкция и обряд погребения на стоянке Костенки XV. В овальной могильной яме, расположенной под полом жилища, в сидячем положении, на искусственно сооруженном сидении был погребен мальчик 6-7 лет. Найденный в погребении инвентарь представлял собой богатый набор из 70 разнообразных костяных и каменных орудий труда. На голове погребенного находился убор, украшенный более чем 150 просверленными зубами песца. Дно могилы было густо окрашено желтой и красной охрой.

Палеолитическое искусство

В искусстве позднего палеолита проявилось богатство духовного мира древних охотников и собирателей. Хотя начало изобразительной деятельности можно относить и к эпохам позднего ашеля и мустье, ее расцвет приходится на пору верхнего палеолита. Открытые в конце XIX в. образцы верхнепалеолитической живописи были столь совершенны, что современники сначала отказывались верить в их древний возраст, и лишь в результате длительной и бурной дискуссии они были признаны подлинными.

Фигурки из разных материалов со стоянки Авдеево.

Фигурки из разных материалов со стоянки Авдеево.

В настоящее время феномен палеолитического искусства общепризнан и является предметом всестороннего изучения. В палеолитическом искусстве выделяют три основные группы памятников (три основных жанра):

Зарождение и расцвет верхнепалеолитического искусства свидетельствует о завершении формирования сознания, о появлении новой, совершенно специфической — человеческой деятельности, направленной на создание первой модели мира.

Основными изобразительными мотивами пещерной живописи и мелкой пластики были образы зверя и человека. Некоторые рисунки и скульптуры выполнены столь реалистично, что палеонтологам удается определить по ним вид животных, вымерших ныне. Особенно часто встречаются среди изображений мамонт, бизон, лошадь, хищники.

Считается, что зооморфные изображения появляются несколько раньше, чем антропоморфные. Наиболее ранним памятником пещерной живописи (28 тыс. лет назад) в настоящее время является пещера Шове во Франции, где представлены прекрасные композиции изображений лошадей, львов и других животных. Монументальные росписи наиболее полно представлены в пещерах юга и юго-запада Франции, севера Испании, Италии, а также Сербии, Хорватии. Там известно около 120 таких объектов. Такие памятники, как пещеры Альтамира, Ляско, Пеш-Мерль, Нио, Трех Братьев, представляют яркие примеры полихромных живописных композиций. По мнению одного из крупнейших археологов XX в. А. Леруа-Гурана и многих других ученых, пещерные росписи не были просто бессистемным рядом изображений, а могли служить «записями-иллюстрациями» к древнейшим мифам. Так, бизон в пещерной живописи олицетворял женское начало, лошадь — мужское, а различные сочетания их изображений могли отражать какие-то мифологические сюжеты.

Изображения человека достаточно редки в монументальном искусстве и, в отличие от изображений животных, более условны. Известны изображения, сочетающие в себе черты человека и животного. Как правило, их интерпретируют как участников обрядов, связанных с охотничьей магией.

Таковы, например, фигура «шамана» из пещеры Трех Братьев или сцена ритуального поедания бизона из пещеры Раймонден и т.п. Следует отметить, что несколько таких изображений представлено и в мелкой пластике — наиболее известна фигурка стоящего мужчины с головой льва из Хохленштейн-Штадель (Германия). По-видимому, все они связаны со сходным кругом представлений, основанных на тотемизме.

В России пещерная живопись обнаружена в Каповой и Игнатьевской пещерах на Урале. Возраст культурного слоя в этих пещерах — около 14 тыс. лет. На стенах пещер открыты изображения мамонтов, носорогов, лошадей и геометрических фигур.

Первобытные художники пользовались минеральными красками: мелом, углем и охрой желтого, красного или вишневого цвета. В темных пещерах человек рисовал при свете костра, факела или лампы. Фрагменты такой глиняной лампы были обнаружены при раскопках в Каповой пещере.

Кроме образцов настенной, как правило, полихромной живописи, в монументальном пещерном искусстве представлены рельефные изображения, выполненные в технике гравировки и пикетажа. Пикетаж — техника создания изображения посредством выбивания точечных углублений. Наиболее известны высокий рельеф женщины с рогом из пещеры Лоссель и парная группа бизонов из пещеры Тюк де Одубер, выполненная как горельеф, в 3/4 натурального объема.

Предметы искусства малых форм — статуэтки людей и животных и пластинки с их гравированными изображениями — распространены очень широко. В Центральной и Восточной Европе и Северной Азии таких находок гораздо больше, чем в Западной Европе. Фигурки животных отличаются высоким мастерством исполнения и большой выразительностью. Статуэтки мамонта, носорога, бизона, лошади, медведя, пещерного льва и других животных, возможно, предназначались для использования в магических обрядах и могли храниться в особых местах. Так, например, на многих стоянках статуэтки из бивня мамонта найдены в небольших ямках-хранилишах под полом жилищ, иногда они встречаются в погребениях (лошадка со стоянки Сунгирь).

Кроме млекопитающих изображались птицы, рыбы и змеи. Целая серия скульптурных изображений водоплавающих птиц происходит с сибирской стоянки Мальта: птицы изображены в движении — они плывут или летят, раскинув крылья. Также в движении выгравированы и извивающиеся змеи на крупной пластинке из бивня мамонта, найденной на той же стоянке. Изображения рыб, змей известны на гравированных пластинках со стоянок Западной и Восточной Европы. Многочисленные изображения птиц, змей и рыб могут быть связаны с развитием ранних мифологических представлений о стихиях природы — воздухе, земле, воде.

Среди антропоморфной пластики преобладают изображения женщин — так называемых «палеолитических Венер», сейчас их известно около 200. Мужские изображения немногочисленны. Большая часть статуэток изображала женщин в полный рост, хотя известны и изображения женских головок и отдельных частей тела. Многие статуэтки найдены внутри жилищ или рядом с ними. Нередко их находят рядом с очагами или в специально вырытых ямках.

Европейские статуэтки изображают, как правило, обнаженных женщин с подчеркнутыми женскими формами, часто украшенных орнаментированными поясами и лентами, браслетами и даже кольцами, иногда со сложными прическами или головными уборами. Стройный тип «Венер» встречается в основном на сибирских стоянках. Известные женские фигурки со стоянок Мальта и Буреть более схематичны и уплощены, однако черты лица у них проработаны. Особенностью некоторых фигурок является покрывающий их сплошной орнамент, изображающий меховую одежду с капюшоном.

В пластике верхнего палеолита кроме реалистичных женских изображений присутствуют статуэтки, характеризующиеся высокой степенью обобщенности при создании женского образа, — это знаменитые «птички» со стоянки Мезин и рад западноевропейских статуэток с разных стоянок Франции и Италии.

Реализм женских изображений, с одной стороны, а с другой — акцентирование половых признаков, отображение признаков беременности позволяют говорить о значимости выражения именно материнского начала. Считается, что широкое распространение женских статуэток свидетельствует о формировании в верхнепалеолитическую эпоху культа женщины-матери и хранительницы очага.

Женские изображения могли служить талисманами, оберегами и использоваться для совершения различных магических обрядов.

Для изготовления предметов мелкой пластики применялся главным образом бивень мамонта, кость, янтарь, а также мягкий камень — мергель. Однако на стоянках павловской культуры (Чехия, Моравия), которые датируются 26-24 тыс. до н.э., были обнаружены статуэтки женщин и животных из обожженной глины, полученные в результате очень качественного обжига. Там же, на стоянке Долни Вестонице, были найдены остатки примитивной печи-горна для обжигания керамики и множество ее фрагментов. Эти находки датируются примерно тем же временем. То есть — это первое свидетельство изобретения человеком керамики. Еще одна керамическая антропоморфная фигурка была найдена на сибирской стоянке Майна (верхний Енисей). Интересно то, что их творцы, делая качественную керамическую пластику, следовательно, владея высокотемпературным обжигом, не пытались делать керамическую посуду.

Особый вид палеолитического искусства составляет орнамент. Он встречается на женских статуэтках, украшениях, пластинах из бивня и кости и даже на орудиях труда. Древние орнаментальные мотивы чрезвычайно разнообразны — от простейших фигур (точек, черточек, крестиков и их сочетаний) до сложного, искусно выполненного меандрового орнамента из Мезина, шестигранной сетки из Елисеевичей и двойной спирали из Мальты. Часть орнаментов — линии треугольников, косой крест и их комбинации — считаются «женскими», так как ими украшаются женские статуэтки и ряд костяных орудий, традиционно связываемых с женским трудом по изготовлению одежды.

Часто на орнаментированных предметах или бивнях с насечками выделяются группы элементов, повторяющихся в определенных числовых интервалах — наиболее распространены группы по 2, 5, 7 и кратные им. Наличие орнамента, построенного таким образом, позволило ученым выдвинуть гипотезу о происхождении счета (пятеричной и семеричной систем) и лунного календаря в эпоху палеолита.

Находки предметов палеолитического искусства на территории России и Украины распространены неравномерно, наибольшее их число найдено на стоянках Среднего Дона, Поднепровья, Десны и в Восточной Сибири.

Несомненно, что кроме изобразительных, в верхнем палеолите существовали и иные формы искусства, например такие, как музыка и танец. Об этом свидетельствуют находки на верхнепалеолитических стоянках флейт и свирелей, которые практически не отличаются от современных и до сих пор могут играть. На стоянке Мезин были исследованы остатки жилища, в котором у одной из стенок находилась группа крупных костей мамонта, украшенных росписью красной охрой. По предположению исследователей, эти предметы могли служить ударными музыкальными инструментами.

Культурные области и археологические культуры

В верхнем палеолите темпы развития человеческого общества возрастают, новые открытия и усовершенствования распространяются все быстрее и, вместе с тем, становятся заметнее местные различия в развитии материальной культуры.

Таблица соотношения основных культурных областей верхнего палеолита в Западной и Центральной Европе.

Таблица соотношения основных культурных областей верхнего палеолита в Западной и Центральной Европе.

Археологический материал не дает оснований для выделения единого или единственного центра, в котором возникла верхнепалеолитическая индустрия. Большинство исследователей предполагают, что многие археологические культуры верхнего палеолита сложились в ряде районов на основе местных мустьерских традиций. Этот процесс происходил на разных территориях, вероятно, около 40-36 тыс. лет назад.

Археологические культуры в каменном веке выделяются на основании типологического анализа кремневого и костяного инвентаря и технологии их изготовления. Археологическая культура для этой эпохи характеризуется определенным набором специфических типов орудий, изготовленных в одной технологической традиции, а также сходными формами (типами) жилищ и особенностями в изобразительном искусстве (если последнее имеется).

Предполагается, что различия между археологическими культурами отражают определенные различия в социально-культурных традициях, свойственных различным человеческим коллективам.

Долгое время большинство исследователей признавали стадиальность развития верхнего палеолита для всей ойкумены, при этом выделялось три общих стадии (эпохи): ориньяк, солютре и мадлен. Впоследствии к ним прибавился еще один весьма продолжительный этап — перигордьен.

В настоящее время благодаря материалам многолетних исследований общепризнано, что это не общие стадии развития материальной культуры, а достаточно большие культурные области, которые в некоторых случаях и на некоторых территориях Западной и Центральной Европы сменяют друг друга, а в других случаях сосуществуют. Внутри этих областей, так же как во всей верхнепалеолитической ойкумене, развиваются самобытные культуры. Выяснилось, что на достаточно ограниченной территории могут в одно и то же время сосуществовать и развиваться различные археологические культуры.

Западная и Центральная Европа

Общепризнано, что на начальных стадиях верхнего палеолита сосуществуют две основные культурные области — перигордьен и ориньяк, абсолютный возраст которых определен в 34-22 тыс. лет.

Происхождение материальной культуры перигордьена традиционно связывают с дальнейшим развитием варианта мустье с ашельской традицией, так как роль мустьерских элементов в каменной индустрии на начальном ее этапе велика, хотя со временем существенно уменьшается. Основная область распространения — Юго-Западная Франция.

Ориньякская культура известна в Испании, Франции, Бельгии, Англии. Наиболее характерной чертой ориньякской каменной индустрии можно считать особую «ориньякскую» ретушь, с помощью которой оформлялись разнообразные типы орудий. Широко распространены костяные наконечники плоской или веретенообразной формы — это первый устойчивый тип костяных орудий. Памятники Центральной Европы несколько отличаются от западноевропейских, в основном эти отличия проявляются в искусстве: западноевропейские рисунки животных выполняются, как правило, в профиль, а женские статуэтки более реалистичны и пластичны.

В рамках раннего верхнего палеолита Центральной Европы выделяют селетскую культуру, для которой характерно сочетание верхнепалеолитических и мустьерских типов изделий. На отдельных селетских памятниках даже встречаются острия, пластины и нуклеусы, выполненные в весьма архаичной леваллуазской технике. Наиболее узнаваемой формой может считаться крупный треугольный наконечник.

Несколько позже ориньякской возникает и продолжает сосуществовать одновременно с ней граветтская культура, возможно наследующая традиции перигордьена. Граветтские стоянки Чехии и Словакии, Австрии и Франции датируются 26-20 тысячелетиями до н.э. Для граветта характерен богатый орудийный набор, специфическими типами можно считать различные острия, среди которых выделяются асимметричные острия с боковой выемкой и ножи с обушком. Появляются микролиты и составные орудия. Разнообразны костяные изделия: острия, шилья, лопаточки, украшения. Для граветтских памятников характерно присутствие многочисленных образцов мелкой пластики — статуэток женщин и животных, выполненных из бивня и кости, камня или глины.

Граветтская культура представлена большим числом памятников, которые делятся на две группы, восточную и западную, вопрос об их взаимосвязи является дискуссионным.

Солютрейская культура распространена в Центральной и Южной Франции, кроме того, самостоятельный центр распространения сходной культуры существовал в Восточной и Северной Испании и в Португалии. На севере Западной Европы солютрейские памятники, особенно поздние, встречаются крайне редко.

Солютрейская культура относится к периоду между существованием граветтской и мадленской культур, но не связана с ними генетически. Радиокарбонные даты указывают на сравнительно короткий период ее существования (21-19/18 тыс. лет тому назад). Особенностью этой культуры является широкое распространение наконечников копий и клинков ножей. Преобладают формы лавролистных или иволистных наконечников, наконечников с черенком и с боковой выемкой, сделанных с большим совершенством путем обработки кремня с двух сторон отжимной ретушью. Этот способ обработки кремня заключался в том, что с помощью костяного отжимника с поверхности изделия снимались тонкие чешуйки; такую ретушь называют струйчатой, или «солютрейской».

Мадленская культура датируется периодом 18-12/11 тыс. лет тому назад. Собственно мадленская культура типична только для Франции, Бельгии, Северной Испании, Швейцарии и юга Германии, но характерные для нее черты — широко распространенная обработка кости и специфические типы костяных орудий, своеобразные черты в мелкой пластике — представлены в разной степени в позднепалеолитических культурах всей европейской приледниковой области от Франции до Приуралья. В Центральной Европе развитие индустрий происходит в основном на граветтской основе, но и сюда проникают с запада мадленские импульсы (влияние).

Относительно благоприятные климатические условия, сложившиеся в Европе в конце верхнего палеолита в результате отступления ледника и потепления (13-11/9 тыс. лет тому назад), дали возможность новым группам охотников на тундровых и степных зверей продвинуться на север. В Северо-Западной Европе они представлены гамбургской и аренсбургской культурами, а в Восточной Европе — свидерской.

Для гамбургской культуры характерны разнообразные кремневые орудия, среди которых — наконечники стрел с выемкой и своеобразные проколки. Распространены были орудия из оленьего рога с кремневыми вкладышами. Рыбу и птицу убивали односторонними гарпунами из рога северного оленя. Жилища представляли собой округлые и овальные палатки, покрытые шкурами оленя.

На памятниках аренсбургской культуры найдены многочисленные кремневые изделия — наконечники стрел, скребки, сверла и т.д. Наиболее характерны достаточно широкие и короткие асимметричные наконечники стрел и дротиков с черешком для закрепления изделия в древке, а также особые мотыгообразные орудия из рога северного оленя.

Свидерская культура синхронна аренсбургской. Поселения представляли собой временные стоянки на берегах рек, озер, часто на дюнах. Органические материалы не сохраняются в песке, поэтому свидерский инвентарь представлен только кремневыми изделиями: иволистными и черешковыми наконечниками, скребками на пластинах и отщепах, резцами различных форм и т.д.

Памятники, сходные со свидерскими и аренсбурскими, известны на северо-западных территориях, прилегающих к России; позже, в течение всего мезолита, эти традиции прослеживаются на территории всей лесной зоны Восточной Европы.

Восточная Европа, Сибирь и регионы Азии

Для Восточной Европы, Сибири и многих областей Азии, а тем более Америки схема развития западноевропейских культурных областей не реализуется, однако вследствие активного передвижения различных групп населения, обусловленных изменениями климата, мы можем наблюдать влияние той или иной культурной традиции на весьма удаленных территориях.

Таблица сравнения верхнепалеолитичесих культур Восточной Европы.

Таблица сравнения верхнепалеолитичесих культур Восточной Европы.

Восточная Европа демонстрирует разнообразие верхнепалеолитических культур, модифицируя различные ориньякоидные, селетоидные, граветтские, мадленские традиции и проявляя при этом большую самобытность.

Наиболее древними являются спицынская, стрелецкая, городцовская культуры, исследованные в Костенковско-Боршевском р-не на Среднем Дону. Спицынская и стрелецкая культуры относятся к одной хронологической группе, но их инвентари разительно отличаются друг от друга. Для спицынской культуры (36-32 тыс. лет назад) характерна призматическая техника расщепления, большинство орудий сделано из пластин правильной формы. Двусторонняя обработка отсутствует. Самая многочисленная группа орудий — разнообразные резцы, но много и скребков с параллельными краями. Совершенно отсутствуют мустьерские формы орудий. Найдены изделия из кости — лощила и шилья, украшения из белемнитов и кораллов.

В инвентаре стрелецкой культуры (35-25 тыс. лет назад), напротив, очень много мустьерских типов изделий, которые представлены скреблами, скреблами-ножами и остроконечниками с двусторонней обработкой. Основная заготовка — отщеп. Многочисленны скребки, тяготеющие к треугольной форме, почти столь же многочисленны треугольные острия с вогнутым основанием, тщательно обработанные с обеих сторон, — это самая выразительная форма среди орудий стрелецкой культуры. Других типов орудий очень мало.

Городцовская культура относится ко второй хронологической группе костенковских памятников (28-25 тыс. лет назад) и, хотя какое-то время она сосуществовала со стрелецкой культурой, сильно отличается от последней особенностями каменного инвентаря. Заготовками для изделий служат как пластины, так и отщепы. На ранних памятниках присутствуют мустьерские формы, но с течением времени доля их заметно уменьшается.

Краткий обзор только трех этих культур показывает культурное своеобразие каждой. Следует еще раз повторить, что в Костенковско-Боршевском археологическом районе (село Костёнки Воронежской области) выделяется на очень небольшой территории не менее восьми самостоятельных культурных образований.

Молодовская культура — хороший пример длительного автохтонного развития верхнепалеолитической индустрии, связанной с одноименной мустьерской культурой. Памятники молодовской культуры (30-20 тыс. лет назад) расположены в среднем течении рек Прут и Днестр. В процессе длительного существования этой индустрии совершенствовалась выделка изделий на удлиненных пластинчатых заготовках и пластинах, которые становились все меньше. В инвентаре культуры широко представлены специфические виды скребков, разнообразные резцы и острия. С самых ранних этапов ее существования появляются орудия на микропластинках, количество которых со временем постоянно возрастает.

Одним из ярких культурных образований Восточной Европы является костенковско-авдеевская культура (25-20/18? тыс. лет назад), памятники которой расположены в центральной части Русской равнины и удалены друг от друга на значительные расстояния — Костёнки и Гагарино на Среднем Дону, Авдеево на Сейме, Зарайская стоянка под Москвой. Каменный инвентарь богат и разнообразен, очень характерны крупные наконечники с боковой выемкой, листовидные острия, ножи с обушком. Многочисленны орудия из кости — острия и лощила, иглы и игольники, мелкие поделки. На стоянках найдено очень много образцов мелкой пластики и прикладного искусства, выполненных из бивня, кости и мергеля.

Наибольшее сходство памятники этой культуры имеют с материалами павловской культуры в Моравии и рядом памятников в Польше, Германии, Австрии. Эта культура входит в костенковско-виллецдорфское единство, граветгийское по своей природе, показывающее сложную картину взаимосвязи культур и памятников Западной, Центральной и Восточной Европы, подтверждающуюся сходством инвентаря, жилых комплексов и искусства.

Среднеднепровская культурная общность занимает обширную территорию в средней части бассейна Днепра и его притока — р. Десны и представлена рядом памятников (Мезин, Пушкари, Елисеевичи, Юдиново, Хотылево II, Тимоновка, Добраничевка, Межиричи, Гонцы), на которых сохранились остатки массивных жилищ. Это типичные поселения оседлых охотников, в число промысловых животных здесь, несомненно, входил мамонт. Эти памятники объединяют общие черты в домостроительстве, образцах искусства малых форм и орнаменте, каменном и костяном инвентаре.

В Северном Причерноморье для поздней поры верхнего палеолита выделяется ряд культур — каменнобалковская, аккаржанская, анетовская, носители которых жили в иных условиях, чем обитатели приледниковых областей. Климат здесь был значительно теплее, растительность богаче, а самыми крупными животными были дикая лошадь и бизон. Они-то и являлись основными промысловыми видами, хотя общий состав охотничьей добычи был значительно шире. Иные природные условия определяли и способы адаптации к ним древнего населения — на стоянках нет следов массивных строительных конструкций, ям для хранения запасов пищи в вечной мерзлоте. В каменном инвентаре много разнообразных орудий из микропластинок и вкладышей, в каменнобалковской культуре их количество достигает 30%. Основной орудийный набор типичен для верхнего палеолита, но обладает своеобразием для каждой из культур. Например, инвентарь каменнобалковской культуры имеет очень много сходства с инвентарем имеретинской культуры Кавказа, что говорит о возможности миграции населения оттуда на юг Русской равнины. В Сибири исследованы кокоревская, афонтовская, мальтинско-буретская и дюктайская культуры, подробнее о них можно прочитать в дополнительной литературе.

В настоящее время выделено много верхнепалеолитических культур в Евразии и Америке. Различия между ними существенны, что свидетельствует о независимом развитии культур и об их различном происхождении. В одних районах наблюдается автохтонное развитие от начала эпохи почти до ее конца. В других районах можно проследить приход на территорию распространения одной культуры генетически чуждых культур, прерывающих развитие местных традиций, и, наконец, иногда мы можем наблюдать сосуществование нескольких различных культур — как, например, в Костенковско-Боршевском районе (где исследовано более 60 памятников, относящихся не менее чем к восьми культурам).

В тех случаях, когда удается проследить непрерывное развитие археологической культуры, оказывается, что она может существовать очень длительное время. Например, ориньякская культура во Франции, имеретинская культура Грузии развивались по меньшей мере 10 тыс. лет. каменнобалковская на юге России существовала не менее 5 тыс. лет. Это говорит об успешности адаптации верхнепалеолитического населения к условиям окружающей среды.

Изучение разнообразия верхнепалеолитических культур позволяет решать вопросы о взаимосвязях и миграциях древнего населения и возможных путях заселения тех или иных территорий.

Палеолит. Мустьерская эпоха (120-100 тыс. — 40 тыс. лет назад)

В настоящее время намечается тенденция к пересмотру хронологических рамок этой эпохи, что объясняется появлением новых данных о происхождении «человека разумного» и накоплением нового обширного археологического материала. Наиболее дискуссионна проблема перехода от мустье к верхнему палеолиту. Однако, так как многие вопросы очень далеки от своего разрешения, характеристика мустьерской эпохи излагается в соответствии с наиболее широко распространенными на сегодняшний день взглядами.

Природные условия и расселение человека

Растения и животные

Археологическая эпоха мустье совпадает с двумя периодами плейстоцена:

Наиболее вероятная дата этого межледниковья — от 120-110 тыс. до 75-70 тыс. лет назад. Основные черты рельефа того времени были близки современным, однако площади и береговая линия морей, особенно внутренних, имели существенные отличия, так как моря переживали фазу трансгрессии (подъема уровня) и затопляли ранее сухие области. Наиболее теплая фаза межледниковья характеризовалась возможно самой большой степенью развития древесной растительности за весь период плейстоцена, тундровой зоны на Русской равнине не было. Среднегодовые температуры были на 4-6 градусов выше современных, главным образом за счет относительно теплых зим. Для Сибири это межледниковье — также теплая и наименее континентальная по характеру климата эпоха плейстоцена. Палеоботанические данные указывают на широкое распространение лесных, особенно темнохвойных, ландшафтов.

Верхнеплейстоценовые животные

Верхнеплейстоценовые животные.

Вторая половина мустье (75-70 тыс. — 40 тыс. лет тому назад) соответствует первой половине вюрмского (ранневалдайского, для Восточной Европы — калининского, для Сибири — зырянского) оледенения. По мере похолодания, увеличения ледникового покрова происходит деградация лесной растительности; на севере ландшафты представлены лесотундрой, а южнее — достаточно холодными, редкотравными степями. Климат становится суровым, развивается многолетняя мерзлота, достигающая 50-го градуса сев. широты. Млекопитающие ранневалдайского времени известны в основном по материалам мустьерских стоянок, это животные тундровой, лесной и степной ландшафтных зон. Характерными видами являются –

Расселение человека и стоянки древних охотников

Эта эпоха представлена большим количеством разнообразных памятников, распространенных значительно шире, чем в ашельское время; мустьерские стоянки известны во всем Старом Свете, а самые северные пересекают границу Северного полярного круга.

Например, В России и на прилегающих территориях известно более 150 мустьерских памятников. Большая часть из них представлена материалами, которые не имеют четкого стратиграфического положения и поэтому называются переотложенными. Однако имеются стоянки с хорошо стратифицированными богатыми культурными слоями, например крымские гроты Киик-Коба, Староселье, Заскальное 1-5, стоянки Молодова 1-7 на Днестре, Рожок в Приазовье, пещеры Кударо 1-3, Цона на Кавказе, пещеры Мезмайская, Треугольная, Матузка, Мыштулагты-лагат и Монашеская, стоянка Ильская на Северном Кавказе, Сухая Мечетка на Волге, пещеры Денисова, Страшная, Усть-Канская, Кара-Бом и другие на Алтае. Наиболее северные памятники, такие как Хотылево на Десне, Пещерный лог и другие стоянки бассейна Камы, Бызовая и Крутая Гора на Печоре показывают возросшие возможности людей в приспособлении к новым природным условиям. Широкое расселение человека в мустье обусловлено развитием каменной индустрии и домостроительства.

В наиболее изученных районах учеными выделены мустьерские археологические культуры: например, стинковская и молодовская на Днестре, кударская, хостинская на Кавказе.

Мустьерские памятники известны почти во всех странах Старого Света. Каменный инвентарь их очень разнообразен. Мустьерская материальная культура неоднородна. С одной стороны, в ней выделяют так называемые варианты, или пути развития, которые отражают общие закономерности развития различных технологий обработки камня и не связаны с определенной территорией. Примером могут служить такие варианты, как –

С другой стороны, внутри этих вариантов выделяются небольшие локальные группировки сходных памятников — археологические культуры. Внутри археологических культур по различиям в составе инвентаря и характеру культурного слоя можно прослеживать памятники разных хозяйственных типов.

Прямую связь между памятниками ашеля и мустье, позволяющую говорить об их генетической преемственности, удается проследить лишь в редких случаях: например, во Франции выделяется вариант мустье с ашельской традицией.

Подробнее о расселение можно почитать в статье — «Расселение древних людей»

Хозяйственная деятельность

Орудия и техника их изготовления

Для эпохи в целом характерно совершенствование техники расщепления камня: мустьерские нуклеусы очень разнообразны. Наиболее распространенные типы нуклеусов — дисковидные или черепаховидные (леваллуазские), аморфные, протопризматические. Основные виды заготовок, получаемых при расщеплении нуклеусов, — отщепы и пластины.

Орудия мустьерской эпохи.

Орудия мустье:
1 — подпризматический нуклеус; 2 — дисковидный (леваллуазский) нуклеус; 3 — скребок; 4, 5 — остроконечники; 6 — бифас; 7 — использование остроконечника; 8 — скребло;
9 — резец; 10 — острие.

Совершенствование техники расщепления привело к появлению новых и к дальнейшему развитию уже существовавших форм орудий. Мустье отличается значительно большей выдержанностью и устойчивостью форм орудий, большим числом орудий на отщепах и пластинах. Рубила либо исчезают, либо встречаются их более миниатюрные и изящные формы. Вторичная обработка, с помощью которой заготовки превращались в изделия, представлена оббивкой и разными типами ретуши.

Происходит расширение набора каменных изделий, их теперь насчитывается около 100 типов. Начинается довольно широкое использование кости в качестве сырья для изготовления орудий. Основные группы изделий эпохи мустье — разнообразные скребла, остроконечники, скребки, ножи, проколки, сверла, рубильца, разнообразные острия, ретушеры и пр. Из кости изготовлялись ретушеры, шилья, острия. Анализ следов сработанности на мустьерских орудиях позволяет говорить об их полифункциональности и о существовании таких трудовых операций, как резание, строгание, сверление, обработка дерева и шкур.

Остроконечники и скребла — самые многочисленные и разнообразные категории орудий в мустьерском инвентаре

Остроконечники — это массивные каменные изделия миндалевидной или треугольной формы с прямыми или слегка выпуклыми обработанными ретушью краями. Они могли служить частью составных орудий — тяжелых охотничьих копий с деревянным древком, с которыми охотились на мамонтов, слонов, носорогов, бизонов, медведей и других крупных животных, а также могли использоваться для других хозяйственных целей.

Такими же предметами охотничьего вооружения, вероятно, были листовидные острия. Они имели форму древесного листа и обрабатывались оббивкой с одной или обеих поверхностей, а по краям дополнительно — ретушью. Листовидные острия могли служить наконечниками копий и дротиков.

Скребло — достаточно крупное изделие, часто асимметричное в плане, с одним или несколькими рабочими краями. Скребла очень разнообразны, их количество, форма и расположение рабочих лезвий широко варьируют. Скребла могли использоваться для обработки шкур и кожи, дерева.

Разнообразные изделия на отщепах и пластинах, такие как скобели, зубчато-выемчатые орудия, отщепы и пластины с ретушью предназначались для обработки дерева и кости, выделки шкур животных и для других хозяйственных нужд.

Жилища

Стоянки мустьерцев располагаются как в пещерах и гротах, так и на открытых пространствах. Это или долговременные поселения (базовые стоянки — Молодово 1-5), или кратковременные (охотничьи лагеря — пещера Кударо 1, 3, мустьерские слои). Нередко мастерские по добыче и первичной обработке каменного сырья располагаются у его выходов на поверхность.

Наиболее характерной формой жилищ на стоянках под открытым небом были округлые или овальные наземные постройки с внутренними очагами. Основным строительным материалом для их каркаса были крупные кости животных и дерево, сверху он мог покрываться шкурами, тростником, дерном, корой деревьев и др. Наиболее ярко жилища представлены на стоянках Молодово 1-5, относящихся к молодовской мустьерской культуре в Поднестровье. Площадь каждого из них ок. 50 кв. м, внутри располагалось несколько очагов, у которых размещались различные производственные центры.

Охота

Основным средством добывания пищи была охота. Люди охотились на самых разных животных: судя по костным остаткам, найденным на стоянках, добычей могли стать и самые крупные (мамонт, пещерный медведь, шерстистый носорог), и относительно мелкие (сайга, дикий осел, баран). В южных областях, например на Кавказе, существовало рыболовство. Иногда прослеживается некоторая специализация по добыче определенного животного: на стоянках, расположенных близко друг от друга и существовавших примерно в одно время, преобладают кости разных животных. Например, в Староселье (Крым) преобладают кости дикого осла (98%), а в Заскальной 4-5 (Крым) — кости сайги. В пещерах Черноморского побережья Кавказа больше всего костей пещерного медведя, а на Ильской стоянке (Сев. Кавказ) — до 87% костей бизона.

Охота на разных животных требовала особых навыков и вооружения. Для палеолита, как правило, реконструируют коллективные облавные охоты на пересеченной местности, но при этом, несомненно, могли использоваться ловчие ямы и другие ловушки. Бесспорно, охота дополнялась собирательством, о чем говорят находки терочных камней, служивших для растирания плодов и кореньев.

Мировоззренческие представления, погребения

От мустьерской эпохи сохранились и первые свидетельства о наличии мировоззренческих представлений — это появление:

Погребения мустьерского времени известны в Западной и Южной Европе, Крыму, на Ближнем Востоке, в Средней Азии. На территории современной России известно одно погребение ребенка в пещере Мейзмайская на Северном Кавказе.

Реконструкция захоронения в пещере Ля Шапель-о-Сен.

Реконструкция захоронения в пещере Ля Шапель-о-Сен.

Первые в истории человечества погребения людей обнаружены на мустьерских открытых стоянках и в обитаемых пещерах и гротах. Им свойственны все признаки, позволяющие характеризовать погребения как явление материальной и духовной культуры: создание погребального сооружения, придание покойному определенной позы, наличие сопровождающего инвентаря. Погребальные сооружения имели различные формы. Известны прямоугольные ямы, специально вырубленные в скальном дне жилых пещер и гротов. Такие объекты прослежены в пещере Киик-Коба (Крым), пещере Ля Шапель-о-Сен, гроте Ле-Мустье (Франция), гроте Ля-Ферраси (Италия). Ямы имеют значительную глубину (до 70 см), на их стенках видны следы тешущих орудий, после совершения погребения они перекрывались каменными плитами. Все это позволяет с полной уверенностью говорить о том, что подобные сооружения создавались преднамеренно. В некоторых случаях погребальные ямы рылись в грунте, что известно по материалам гротов Тешик-Таш в Средней Азии и Шанидар в Ираке, а также ряда мустьерских памятников Переднего Востока. В некоторых случаях над погребениями создавались искусственные насыпи (гроты Ле-Мустье, Ля-Ферраси, Регурду во Франции, пещера Треугольная на Северном Кавказе) или каменные ящики, сложенные из отдельных плит (грот Регурду). Известны специальные оградки вокруг погребения (грот Тешик-Таш).

Позы погребенных также варьируются — от вытянутых до скорченных и сидячих. Сопутствующий инвентарь не богат, но разнообразен: каменные орудия и отщепы, комочки охры, кости животных, которые могут быть истолкованы как напутственная пища или как некие ритуально значимые предметы. Кроме того, встречаются и экзотические предметы, такие, например, как яйцо страуса, которое «прижимал» к груди один из сидящих погребенных в пещере Схул (Ирак).

Наблюдаются разнообразные черты погребального обряда —

Мальчик из погребения Тешик-Таш. Реконструкция Герасимова М.М.

Мальчик-неандерталец из погребения Тешик-Таш. Реконструкция Герасимова М.М.

Возраст погребенных — от 10 (или менее) до 70 лет, что серьезно противоречит общепринятым представлениям о необычайно короткой продолжительности жизни людей каменного века. Палеоантропологические материалы говорят о том, что хоронили представителей практически всех половозрастных групп (дети, подростки, молодые и пожилые люди), но формы и обряды погребального ритуала, по-видимому, сильно различались. Почти все погребения мустьерского времени, известные сейчас, обнаружены на стоянках, но какие-то группы людей могли быть погребены и вне жилых мест. Видимо, поэтому известно непропорционально мало погребений по отношению к численности первобытных коллективов. Кроме того, следует учитывать, что степень сохранности таких объектов зависит от множества причин и большинство их просто уничтожено временем.

Возможно, что кроме наличия представлений общемировоззренческого порядка, таких как «жизнь — смерть», «смерть — новая жизнь» и пр., погребения свидетельствуют и об осознании древним коллективом своей общности. Так, в одном из погребений в пещере Шанидар в Ираке был обнаружен скелет неандертальца-калеки, лишившегося руки задолго до смерти и жившего после этого, видимо, лишь благодаря заботе окружающих. При этом нельзя не сказать, что на мустьерских стоянках встречаются и следы каннибализма, возможно ритуального (пещера Крапина, Югославия).

Культ животных

Все чаще на мустьерских памятниках находят предметы, которые позволяют говорить о появлении деятельности, не связанной с какими-либо утилитарными потребностями, т.е. о возникновении зачатков изобразительного искусства.

Это — фрагменты костяных или каменных пластинок с нарезками орнаментального характера. Кроме того, на стоянках и в пещерах встречаются остатки красной минеральной краски охры — в виде красных пятен, комочков или стерженьков, сточенных наподобие карандашей. Очень редко находятся предметы, которые можно назвать мелкой пластикой: несмотря на грубоватый архаизм исполнения, это вполне опознаваемые антропоморфные и зооморфные изображения. Кроме того, известен ряд находок украшений в виде бус или подвесок.

К мустьерской эпохе относится и зарождение зоолатрии — культа животных, наиболее ярко представленного в так называемых «медвежьих пещерах». В этих пещерах найдены особые комплексы костей из черепов и конечностей пещерного медведя, имеющие неутилитарный, т.е. не связанный с хозяйственно-бытовой деятельностью человека, характер. «Медвежьи пещеры» распространены от Испании до Кавказа. Наиболее известны швейцарские пещеры Драхенлох и Петерсгеле, где были открыты каменные ящики, в которых находились кости конечностей и черепа медведей. Ряд таких пещер известен и на Кавказе, например Верхняя пещера Цуцхватского пещерного комплекса в Грузии. Зачастую в ритуальных комплексах «медвежьих пещер» сохраняются кости и других животных, чаще всего копытных. И хотя медведь занимал исключительное место в мировоззрении древнего человека как самый крупный наземный хищник и основной соперник в борьбе за пещеры, нельзя утверждать, что другие животные не почитались. Вероятно, эти находки показывают появление ранних анимистических и тотемистических представлений.

Таким образом, в эпоху мустье происходит дальнейшее развитие материальной культуры, формируются мировоззренческие представления, выразившиеся в создании погребальных и ритуальных комплексов, появляются первые образцы изобразительного искусства. Все это вместе говорит о дальнейшем усложнении социальной организации древних человеческих коллективов, а увеличение мощности культурных слоев и большое количество остатков охотничьей добычи на памятниках свидетельствуют о развитии хозяйственной деятельности и возрастающей оседлости. Ряд исследователей предполагает, что уже в эту эпоху происходит становление родового общества. Разнообразие кремневого инвентаря мустье отражает существование определенных традиций в изготовлении каменных и костяных орудий, присущих отдельным коллективам людей.

Палеолит. Ашельская эпоха (800-120 тыс. лет назад)

В основном ашельская материальная культура связана с существованием Homo ergaster, Homo antecessor и Homo Heidelbergensis.

Расселение человека

Ашельские памятники распространены значительно шире, чем олдувайские: они известны в Африке, Передней, Южной и Юго-Восточной Азии. Много их в Южной и Западной Европе — во Франции, Англии, Бельгии, Германии, Италии, Испании, Югославии. В Средней Европе их значительно меньше. В Северо-Восточной Евразии ашельские памятники немногочисленны и относятся ко второй половине ашеля. Приурочены они к южным районам — Кавказ и Предкавказье, Молдавия, Приднестровье и Приазовье, Средняя Азия и Казахстан, Алтай, Монголия.

Заселение человеком тех или иных регионов во многом зависело от природных условий плейстоцена — в периоды оледенений продвижение в северные и умеренные области было очень ограниченным, напротив, в периоды межледниковий, когда природные условия были значительно мягче, человек мог осваивать новые пространства.

Широкое распространение памятников исключает возможность проникновения ашельского человека на эту огромную территорию из единого центра. Однако малочисленность материала делает реконструкцию путей заселения достаточно дискуссионной. Люди могли приходить из Передней Азии в Закавказье, Северный Кавказ, в Прикубанье, из Западной и Центральной Европы — на Русскую равнину. Территория Северной Азии могла быть заселена, по меньшей мере, по двум направлениям — из Передней и Юго-Восточной Азии, Монголии. Среди ашельских памятников выделяются –

Эти же названия употребляются для обозначения аналогичных памятников для всех последующих эпох.

К наиболее ранним ашельским памятникам в Восточной Европе может быть отнесено Королево (Западная Украина), древние слои которого относятся к раннему ашелю. Ко второй половине и финалу ашеля относятся нижние культурные слои ряда пещер Центрального и Северного Кавказа — Азых в Нагорном Карабахе, где найдена челюсть архантропа, Кударо 1-3, Цона (Центральный Кавказ), Треугольная (Северный Кавказ).

В долинах Прута, Днестра и Днепра известно несколько десятков домустьерских стоянок и местонахождений. В Приазовье и низовьях Дона имеется ряд домустьерских местонахождений, в инвентаре которых прослеживаются различия в типах орудий и их оформлении, что свидетельствует о присутствии носителей разных культурных традиций. В бассейне Кубани известно не менее 50 ашельских местонахождений, наиболее известно Абадзехское в долине р. Белой.

Домустьерские местонахождения известны в Средней Азии и Казахстане. Наиболее архаические формы изделий — чопперы, грубые отщепы, рубила — представлены в Южном Казахстане и позволяют говорить о связи этих районов с Передней Азией.

Находки последних двадцати лет опровергают сложившееся представление о непригодности пространств Сибири для обитания людей в домустьерское время: на Алтае обнаружены местонахождения (Улалинка, Кизик-Озек) и хорошо стратифицированные памятники (Усть-Каракол, Кара-Бом, Денисова пещера), нижние слои которых могут быть отнесены к финалу ашеля. Каменный инвентарь весьма разнообразен и указывает на то, что население, оставившее алтайские памятники, могло прийти с территорий Средней Азии, Казахстана и Монголии.

Подробнее про расселение человека можно почитать в статье «Расселение древних людей».

Орудия и техника их изготовления

Начало ашельской эпохи отмечено появлением и широким распространением новых типов орудий — ручного рубила и колуна-кливера, которые отличались по форме и были крупнее орудий олдувайской эпохи.

Для раннеашельских орудий характерно небольшое число сколов обработки; края изделий, как правило, неровные. Экспериментально доказано, что подобные сколы снимались при ударах по камню каменным отбойником. В среднем ашеле эта техника обработки сменяется более совершенной: используется отбойник из более мягких материалов — кости, рога, дерева. Он позволяет выравнивать поверхность орудия тонкими снятиями. Сами орудия становятся тоньше, изящней и симметричней, продольные края — более ровными и тонкими, скорее режущими, чем рубящими.

Клектонская техника первичного расщепления (клектонский нуклеус).

Клектонская техника первичного расщепления (клектонский нуклеус). Цифрами показана очередность снятия.

В ашельских комплексах сохраняются чопперы, скребла, орудия с зубчатыми и выемчатыми краями, характерные еще для олдувайской эпохи.

Значительно возрастает число орудий, изготовленных на отщепах, которые становятся более тонкими и правильными. Появляются пластинчатые заготовки, они тоньше и длиннее отщепов и имеют более правильные прямоугольные или треугольные очертания. Орудийный набор ашельских памятников очень разнообразен: это многочисленные скребла и скребки, предназначенные для обработки шкур и кожи, разнообразные острия, которые использовались и как охотничье вооружение (наконечники копий и дротиков), и для выполнения различных колющих операций (проколки, шилья, острия), а также различные группы зубчато-выемчатых форм.

Техника раскалывания в раннеашельскую эпоху во многом сходна с олдувайской. Однако при дальнейшем развитии можно выделить различные технологические традиции. Одна из них получила название клектонской по стоянке Клектон в Англии.

Радиальная техника первичного расщепления. Радиальный (дисковидный нуклеус).

Радиальная техника первичного расщепления. Радиальный (дисковидный нуклеус). Цифрами показана очередность снятий.

Она предполагала получение необходимых сколов путем не бессистемного дробления, а избирательного, конкретно-ситуационного расщепления. После первого скола с нуклеуса подбиралось место для следующего. Таким образом, каждое снятие подчинялось конкретной цели и зависело от предыдущих сколов, от складывающейся ситуации на камне. Клектонские нуклеусы имели, как правило, две площадки. Скалывание производилось на наковаленке покрытой берестой или шкурой.

В раннем ашеле возникает и существует почти до конца палеолита радиальная техника. В качестве нуклеуса использовалась округлая, слегка крупная уплощенная галька. Центростремительные снятия производились с нескольких площадок по одному фронту. Сколы, полученные с радиального (дисковидного) нуклеуса имели, как правило, овальную форму и массивный проксимальный сегмент с крупным ударным бугорком.

Техника леваллуа по этапам

Техника леваллуа:
1. создание платформы
2. оббивка нуклеуса и получение отщепов
3. повторная заточнка отщепов и пластин.

В среднем-позднем ашеле происходят важные изменения в технике обработки камня. Наряду с техникой клектон и техникой двусторонней оббивки появляется новая техника — леваллуа. Название этой технике дала стоянка Леваллуа-Перре под Парижем. Для нее характерна тщательная предварительная подготовка и оформление нуклеуса, приобретающего благодаря этому сходство с панцирем черепахи (черепаховидный нуклеус). Это позволяло получать большое количество заготовок (отщепов и пластин) достаточно правильной овальной или треугольной формы, которые не нуждались в длительной вторичной обработке для последующего изготовления орудий. Как уже было сказано, эта техника появилась в ашельскую эпоху и была распространена на протяжении мустьерского времени у отдельных групп людей на всех территориях, заселенных в древнем палеолите.

На нескольких ашельских памятниках были найдены остатки деревянных орудий: в Клектоне (Англия), в Лорингене (Германия), в Торральбе (Испания) и в Каламбо (Африка). Чаще всего это обломки деревянных копий, которые, как предполагают исследователи, были не метательными, а ударными.

В настоящее время накопилось много ашельских материалов, которые позволяют проследить локальные особенности инвентаря. Причина возникновения этих вариантов еще не вполне ясна. Одни исследователи объясняют их различиями в экологических условиях, другие — особенностями хозяйства, третьи — характером используемого для орудий сырья и, наконец, — отражением культурных традиций, закрепленных в технике изготовления и форме орудий.

Характер памятников

Ашельские памятники часто имеют достаточно мощный культурный слой и представляют собой стойбища охотников-собирателей, несомненно знавших огонь. На пещерной стоянке Чжоукоутянь в Китае найдены многометровые толщи золы и угля — свидетельство постоянно горевших там очагов.

Судя по мощности культурного слоя, люди подолгу жили на одном месте или возвращались на него по нескольку раз. При анализе стоянок удается выделять разные по хозяйственной принадлежности памятники: охотничьи кратковременные лагеря; мастерские по добыче и первичной обработке каменного сырья, расположенные у его выходов на поверхность; долговременные базовые стоянки, где жила большая часть коллектива и производились многочисленные и разнообразные трудовые операции.

Ашельский человек селился как под открытым небом, так и в пещерах. В некоторых случаях сохранились следы искусственных жилищ, оcобенно интересные данные получены на стоянках Амброне в Испании, Терра-Амата и грот Лазаре во Франции.

Реконструкция жилища охотников. 400 тыс. лет назад. Терра-Амата, юг Франции.

Реконструкция жилища охотников. 400 тыс. лет назад. Терра-Амата, юг Франции.

Терра-Амата — раннеашельское поселение с несколькими культурными слоями, свидетельствующими о том, что человек неоднократно возвращался на это место. Здесь были обнаружены овальные в плане скопления культурных остатков, по границам которых прослежены ямки от столбов и каменные блоки. Внутри скоплений располагались очаги. Эти памятники реконструируют как остатки хижин, построенных из толстых жердей и веток. В гроте Лазаре у одной из стен была обнаружена овальная жилая площадка, которая была отгорожена от остальной части грота кладкой из камней. Внутри площадки располагались два очага, окруженные скоплением культурных остатков. Возможно, это была пристройка к стене грота с вертикальными стенками и наклонной кровлей, сооруженной из жердей и шкур.

Культурные слои в пещерах Кударо 1-3 и Цона (Центральный Кавказ) содержат остатки нескольких стойбищ, относящихся к различным хозяйственным типам. Кударо 1 — базовая стоянка, на которой жила основная часть коллектива, она характеризуется мощным (0,7 м) культурным слоем, обилием каменных орудий, разнообразными костными остатками охотничьей добычи, наличием очагов. Кударо 3, Цона — охотничьи лагеря, т.е. кратковременные стоянки, на которых происходила лишь первоначальная обработка охотничьей добычи, представленной более чем 40 видами различных животных и рыб, преимущественно лососевых.

Реконструкция жизни первобытных людей. Музей Терра-Амата (Ницца, Франция).

Реконструкция жизни первобытных людей. Музей Терра-Амата (Ницца, Франция).

Археологические материалы, несмотря на свою фрагментарность, позволяют в некоторой степени реконструировать картину социальной и хозяйственной жизни ашельского человека. Он умел строить жилища, подолгу жил на одном месте или много раз возвращался туда. Каменные орудия представлены целым набором изделий, служивших для выполнения различных хозяйственных работ или бывших предметами охотничьего вооружения. Охота на крупных животных требовала тесного сплочения коллектива. Стоянки разного хозяйственного назначения — охотничьи лагеря, базовые стоянки, мастерские по добыче каменного сырья— свидетельствуют о такой сложной форме социального поведения, как разделение труда.

Палеолит. Олдувайская эпоха (3 млн. — 800 тыс. лет назад).

Эта эпоха получила свое название по памятникам ущелья Олдувай в Кении (Восточная Африка), открытым и исследованным археологами Мери и Луисом Лики в 60-х гг. XX в. Памятники раннего этапа этой эпохи, относящиеся к эоплейстоцену, пока малочисленны и открыты преимущественно в Африке. В Европе обнаружен лишь один такой памятник — это грот Валлоне во Франции, однако его раннеплейстоценовый возраст не бесспорен. На Кавказе, в Южной Грузии, исследуется стоянка Дманиси, имеющая возраст 1,6 млн лет, на которой кроме серии каменных изделий найдена челюсть Homo erectus.

Памятники, относящиеся к позднему олдуваю, распространены более широко — они известны в Южной и Юго-Восточной Азии, в Европе. В Венгрии открыта стоянка Вертешселлеш, где вместе с олдувайскими орудиями были найдены и костные остатки архантропа. На западе Украины расположена многослойная стоянка Королево, нижние слои которой могут быть отнесены к олдувайскому времени. Распространение олдувайских памятников позволяет судить о процессе расселения древнейших людей из первоначального очага их происхождения в Африке по территории Евразии.

Каменные орудия и техника их изготовления

Иногда олдувайскую каменную индустрию называют культурой оббитых галек, или галечной, но это не совсем правильно, т.к. кроме галек использовалось и другое каменное сырье. Следует отметить, что традиции изготовления изделий посредством грубой оббивки галек существуют в некоторых регионах, например в Южной и Юго-Восточной Азии, на протяжении всей эпохи палеолита.

Оббивкой называют технику скалывания ряда достаточно крупных фрагментов с первоначального ядрища, или заготовки. Сколы, как правило, располагаются по его периметру и направлены к центру, формируя тем самым ребро. Если оббивкой обработана одна сторона предмета, то оббивка называется односторонней, а предмет — монофасом, если оббивка распространяется на обе поверхности, она называется двусторонней, а предмет — бифасом. Техника односторонней и двусторонней оббивки особенно характерна для ранних археологических эпох, хотя она присутствует на протяжении всего каменного века. Техника оббивки широко применялась при изготовлении нуклеусов, чопперов, ручных рубил.

Для олдувайской эпохи характерны три основных группы орудий: многогранники, чопперы и орудия на отщепах.

  1. Многогранники — это грубо обработанные, округлые камни с многими гранями, полученными в результате оббивки. Среди многогранников выделяются дискоиды, сфероиды, кубоиды. Предполагается, что они были ударными орудиями и служили для обработки растительной и животной пищи.
  2. Чопперы и чоппинги — характернейшие орудия эпохи. Это массивные орудия, изготовленные, как правило, из гальки, у которой несколькими последовательными ударами стесан и заострен конец или край, образующий лезвие. При обработке лезвия с одной стороны изделие называется чоппером, в случаях, когда лезвие оббито с двух сторон, — чоппингом. Остальная поверхность орудия не обработана и удобна для держания в руке; лезвие массивное и неровное, имеет режущие и рубящие функции. Эти орудия могли служить для разделки туш животных и обработки растительных материалов.
  3. Орудия на отщепах изготавливались в несколько этапов. Первоначально естественному куску горной породы придавалась некая определенная форма, т.е. изготавливался нуклеус, или ядрице. С таких нуклеусов направленными ударами получали короткие и массивные сколы, которые называются отщепами.
Орудия труда, которые изготовлялись в олдувайскую эпоху.

Орудия труда, которые изготовлялись в олдувайскую эпоху.

Таблица. Орудия труда, которые изготовлялись в олдувайскую эпоху.
1 — Ударник (Чоппер) режущее орудие. Оббитое с одной стороны.
2 — Проторубило (бифас) — режущее орудие, оббитое с двух сторон.
3 — Остроконечник, — чтобы прокалывать и копать.
4 — Камень — наковальня. На котором оббивались другие орудия.
5 — Сфероид — тип отбойника.
6 — Ручное рубило — чтобы копать, рубить и резать.
7 — Отбойник — для изготовления других орудий.
8 — Резак — чтобы снимать шкуры и резать.

Затем отщепы подвергались специальной обработке, целью которой было формирование лезвий и рабочих кромок. Один из распространенных видов такой вторичной обработки камня называется в археологии ретушью: это система мелких и мельчайших сколов, придающих изделию нужную форму и рабочие качества.

Орудия из отщепов представлены скреблами, отщепами с зубчатыми и выемчатыми краями, грубыми остриями. Кроме того, крайне редко встречаются скребки, резцы, но эти типы получают широкое распространение только в верхнем палеолите. Все олдувайские орудия характеризуются неустойчивостью формы. Орудия из отщепов могли использоваться в различных трудовых операциях — резание, скобление, прокалывание и т.д.

Стоит отметить, что уже на начальном этапе изготовления орудий они представлены целым набором изделий, способным обеспечить людей разнообразной растительной и животной пищей, простейшей одеждой и удовлетворить иные потребности, в том числе и по изготовлению других орудий. Основная техника при их изготовлении — оббивка, и только для оформления каких-то деталей применяется ретушь. Размеры изделий обычно не превышают 8-10 см, но изредка встречаются и более крупные.

Зачастую сами орудия имеют как бы случайную форму, но приемы обработки лезвий и рабочих краев достаточно устойчивы и позволяют выделять определенные группы изделий, представленные на разных памятниках. Их искусственное происхождение не вызывает сомнений у специалистов. Многочисленные орудия находят в культурных слоях олдувайских стоянок, как и орудия более поздних эпох каменного века, что свидетельствует об их преднамеренном изготовлении.

Памятники развитого олдувая свидетельствуют о том, что древнейшая и самая продолжительная (не менее 1,5 млн. лет) эпоха истории человека характеризовалась очень медленным прогрессом техники изготовления орудий. К концу олдувая больших изменений в форме изделий и их наборе не наблюдается, можно отметить только их некоторое укрупнение.

Характер памятников

Природная среда олдувайской эпохи на территориях распространения памятников была весьма благоприятна, она характеризовалась теплым климатом и смешанными ландшафтами (саванны, перемежающиеся с лесами) с большим количеством водоемов.

Памятники с сохранившимся культурным слоем позволяют реконструировать характер этих стойбищ охотников и собирателей. В культурных слоях стоянок представлены орудия, отходы их производства, фрагменты костей животных, на которых часто видны нарезки, нанесенные каменными ножами. Одной из самых древних стоянок на сегодняшний день является Кооби-Фора в Восточной Африке, ее абсолютный возраст 2,8-2,6 млн. лет.

Стоянки олдувайской эпохи представлены разными типами, но в основном это места обитания коллектива, состоящего из несколько семейств, куда приносились охотничья добыча и плоды собирательства. Многие из этих стойбищ были кратковременными, однако можно говорить о том, что они посещались неоднократно. Возможно, что уже тогда существовали примитивные конструкции типа ветровых заслонов и шалашей. Так, на одной из стоянок в Олдувайском ущелье была обнаружена круговая конструкция из кусков базальта, имевшая в поперечнике 4,3 и 3,7 м и датирующаяся временем 1,75 млн. лет назад. Распределение находок внутри и вне каменного круга позволяет ученым считать, что эта конструкция могла быть остатками (цоколем) примитивной постройки, которая и ограничила распространение культурных остатков. Неподалеку была расположена другая область концентрации каменных орудий и отщепов вместе со скоплением расщепленной кости — возможно, эта площадка служила местом, где проводилось извлечение костного мозга для употребления в пищу. Интересно отметить, что каменное сырье для изготовления орудий приносилось на стоянку с расстояния нескольких километров.

На африканской стоянке Чесованья, датирующейся временем 1,4 млн. лет назад, были обнаружены комки обожженной глинистой породы, что позволяет видеть здесь следы первого освоения огня.

Другой тип стоянок — это места забоя и первичной разделки туш животных, где отщепы и орудия сконцентрированы в скоплениях костей и рядом с ними. Эти скопления, как правило, представлены костями от малоценных в пищевом отношении частей туш. На всех костях имеются следы нарезок от каменных ножей, орудия же имеют следы износа. Эти данные получены при помощи трасологического анализа археологических материалов. Несмотря на крайне древний возраст стоянок, археологический материал позволяет говорить о преднамеренной и планируемой человеческой деятельности.

Судя по степени изношенности зубов, ученые предполагают, что рацион австралопитековых и древнейших людей напоминал рацион современных приматов, основанный на грубой растительной пище. Однако в периоды сухих сезонов, когда количество растений сильно сокращалось, доля потребления мяса могла резко увеличиваться. Таким образом, древнейшие люди были всеядными.

Первые люди, несомненно, были охотниками, о чем говорят нарезки на костях животных, но также могли использовать в пищу и падаль. Охота, вероятнее всего, производилась в районах облесенных участков в речных долинах, где деревья могли служить местами укрытий и засад. Судя по данным исследования культурных слоев олдувайских стоянок, люди жили относительно большими группами и обладали достаточно сложным социальным поведением и возможностями развитого общения друг с другом, скорее всего знаково-звуковыми.

Каменный век. Часть 1. Палеолит (3 млн — 13 тыс лет назад).

Каменный век человечества

Палеолитические орудия, найденные в 2008 году в Гуанси (юг Китая).

Палеолитические орудия, найденные в 2008 году в Гуанси (юг Китая).

Человек отличается от всех живых существ на Земле тем, что с самого начала своей истории активно создавал вокруг себя искусственную среду обитания и пользовался при этом различными техническими средствами, которые называются орудиями труда. С их помощью он добывал себе пищу — охотясь, ловя рыбу и занимаясь собирательством, строил себе жилища, изготовлял одежду и домашнюю утварь, создавал культовые сооружения и произведения искусства.

Каменный век — древнейший и самый длительный период в истории человечества, характеризующийся использованием камня как основного твердого материала для изготовления орудий труда, предназначенных для решения задач жизнеобеспечения человека.

Для изготовления разнообразных орудий и других необходимых изделий человек использовал не только камень, но другие твердые материалы:

В завершающий период каменного века, в неолите, широко распространился первый искусственный материал, созданный человеком, — керамика. Исключительная прочность камня позволяет изделиям из него сохраняться на протяжении сотен тысячелетий. Кость, дерево и другие органические материалы, как правило, не сохраняются так долго, и поэтому для изучения особенно удаленных во времени эпох изделия из камня становятся, благодаря своей массовости и хорошей сохранности, важнейшим источником.

Хронологические рамки каменного века

Хронологические рамки каменного века очень широки — он начинается около 3 млн. лет назад (время выделения человека из животного мира) и длится до появления металла (около 8-9 тыс. лет тому назад на Древнем Востоке и около 6-5 тыс. лет тому назад в Европе). Длительность этого периода существования человечества, который носит название доистории и протоистории, соотносится с длительностью «письменной истории» так же как сутки с несколькими минутами или размеры Эвереста и теннисного мячика Такие важнейшие достижения человечества, как появление первых социальных институтов и определенных экономических укладов, и, собственно, формирование самого человека в качестве совершенно особого биосоциального существа, относятся к каменному веку.

В археологической науке каменный век принято разделять на несколько основных этапов:

Археологическая периодизация каменного века связана с изменениями в каменной индустрии: каждый период характеризуется своеобразными приемами первичного расщепления и последующей вторичной обработки камня, результатом чего является широкое распространение совершенно определенных наборов изделий и их ярких специфических типов.

Каменный век соотносится с геологическими периодами плейстоценом (который также носит названия: четвертичный, антропогеновый, ледниковый и датируется от 2,5-2 млн. лет до 10 тыс. лет до н.э.) и голоценом (начиная с 10 тыс. лет до н.э. до нашего времени включительно). Природные условия этих периодов играли существенную роль в становлении и развитии древнейших человеческих обществ.

Изучение каменного века

Интерес к коллекционированию и изучению доисторических древностей, в особенности каменных изделий, существовал достаточно давно. Однако еще в Средневековье, да и в эпоху Возрождения, их происхождение чаще всего относили к природным явлениям (повсеместно были известны т.н. громовые стрелы, молоты, топоры). Лишь к середине XIX в., благодаря накоплению новых сведений, получаемых при все расширяющихся строительных работах, и связанному с ними развитию геологии, дальнейшему развитию естественнонаучных дисциплин, идея о материальных доказательствах существования «допотопного человека» приобрела статус научной доктрины. Важным вкладом в формирование научных представлений о каменном веке как о «детстве человечества» послужили разнообразные этнографические данные, при этом особенно часто использовались результаты изучения культур североамериканских индейцев, которое началось в XVIII в. вместе с широкой колонизацией Северной Америки и развивалось в XIX в.

Огромное влияние на формирование археологии каменного века оказала и «система трех веков» К.Ю. Томсена — И.Я. Ворсо. Однако лишь создание эволюционистских периодизаций в истории и антропологии (культурно-историческая периодизация Л.Г. Моргана, социологическая И. Бахофена, религиозная Г. Спенсера и Э. Тейлора, антропологическая Ч. Дарвина), многочисленные совместные геологические и археологические исследования разнообразных палеолитических памятников Западной Европы (Ж. Буше де Перта, Э. Ларте, Дж. Леббока, И. Келлера) привели к созданию первых периодизаций каменного века — выделению эпох палеолита и неолита. В последней четверти XIX в., благодаря открытию пещерного искусства палеолита, многочисленным антропологическим находкам плейстоценового возраста, в особенности благодаря находке Э. Дюбуа на острове Ява остатков обезьяночеловека — питекантропа, в осмыслении закономерностей развития человека в каменном веке возобладали эволюционистские теории. Однако развивающаяся археология требовала при создании периодизации каменного века использования собственно археологических терминов и критериев. Первая такая классификация, эволюционистская в своей основе и оперирующая специальными археологическими терминами, была предложена французским археологом Г. де Мортилье, который выделял ранний (нижний) и поздний (верхний) палеолит, разделенные на четыре этапа. Эта периодизация получила очень широкое распространение, а после ее расширения и дополнения эпохами мезолита и неолита, также разделенными на последовательные этапы, приобрела господствующее положение в археологии каменного века на довольно долгое время.

В основе периодизации Мортилье лежало представление о последовательности стадий и периодов развития материальной культуры и единообразии этого процесса для всего человечества. Ревизия этой периодизации относится уже к середине XX в.

Дальнейшее развитие археологии каменного века связано также с такими важными научными течениями, как географический детерминизм (объясняющий многие стороны развития общества влиянием природно-географических условий) диффузионизм (поставивший наряду с понятием эволюции, понятие культурной диффузии, т.е. пространственного перемещения культурных явлений). В рамках этих направлений работала плеяда крупных ученых своего времени (Л.Г. Морган, Г. Ратцель, Э. Реклю, Р. Вирхов, Ф. Коссина, А. Гребнер и др.), внесших значительный вклад в оформление основных постулатов науки о каменном веке. В XX в. появляются новые школы, отражающие, кроме перечисленных выше, этнологические, социологические, структуралистские тенденции в изучении этой древнейшей эпохи.

В настоящее время неотъемлемой частью археологических исследований стало изучение природного окружения, оказывающего большое влияние на жизнь человеческих коллективов. Это вполне естественно, особенно если вспомнить, что с самого момента своего появления первобытная (доисторическая) археология, зародившись в среде представителей естественных наук — геологов, палеонтологов, антропологов, — была теснейшим образом связана с естественнонаучными дисциплинами.

Основным достижением археологии каменного века в XX в. было создание четких представлений о том, что различные археологические комплексы (орудий труда, оружия, украшений и т.п.) характеризуют различные группы людей, которые, находясь на разных этапах развития, могут сосуществовать одновременно. Это отрицает грубую схему эволюционизма, предполагающую, что все человечество поднимается по одним и тем же ступеням-этапам в одно время. Большую роль в формулировании новых постулатов о существовании культурного многообразия в развитии человечества сыграли работы российских археологов.

В последней четверти XX в. в археологии каменного века на интернациональной научной базе сформировался ряд новых направлений, сочетающих в себе традиционные археологические и комплексные палеоэкологические и компьютерные методы исследования, которые предусматривают создание сложных пространственных моделей систем природопользования и социальной структуры древних обществ.

Палеолит

Деление на эпохи

Палеолит — наиболее длительный этап каменного века, он охватывает время от верхнего плиоцена до голоцена, т.е. весь плейстоценовый (антрапогеновый, ледниковый или четвертичный) геологический период. Традиционно палеолит делится на –

  1. ранний, или нижний, включающие следующие эпохи:
    • олдувай (около 3 млн. — 800 тыс. лет назад),
    • ашель древний, средний и поздний (800 тыс. − 120-100 тыс. лет назад)
    • мустье (120-100 тыс. — 40 тыс. лет назад),
  2. верхний, или поздний палеолит (40 тыс. — 12 тыс. лет назад).
Олдувайские орудия труда.

Олдувайские орудия труда.

Следует, однако, подчеркнуть, что приведенные выше хронологические рамки достаточно условны, так как многие вопросы изучены недостаточно полно. В особенности это касается границ между мустье и верхним палеолитом, верхним палеолитом и мезолитом. В первом случае трудности выделения хронологической границы связаны с длительностью процесса расселения людей современного типа, принесших новые приемы обработки каменного сырья, и их долгим сосуществованием с неандертальцами. Точное выделение границы между палеолитом и мезолитом еще более затруднено, так как резкие изменения природных условий, приведшие к существенным изменениям материальной культуры, происходили крайне неравномерно и имели разный характер в разных географических зонах. Однако в современной науке принят условный рубеж — 10 тыс. лет до н. э. или 12 тыс. лет тому назад, который принимается большинством ученых.

Все эпохи палеолита существенно отличаются между собой и по антропологическим характеристикам, и по способам изготовления основных орудий, и их формам. На протяжении всего палеолита формировался физический тип человека. В раннем палеолите существовали различные группы представителей рода Homo (Н. habilis, Н. ergaster, Н. erectus, Н. antesesst, H. Heidelbergensis, Н. neardentalensis — по традиционной схеме: архантропы, палеоантропы и неандертальцы), верхнему палеолиту соответствовал неоантроп — Homo sapiens, к этому виду относится все современное человечество.

Орудия труда

Мустьерские орудия труда - резцы и скребки. Найдены близ Амьена, Франция.

Мустьерские орудия труда — резцы и скребки. Найдены близ Амьена, Франция.

Из-за громадной удаленности во времени многие материалы, которые использовались людьми, особенно органические, не сохраняются. Поэтому, как уже говорилось выше, для изучения образа жизни древних людей одним из важнейших источников являются каменные орудия труда. Из всего многообразия горных пород человек выбирал те, что дают при раскалывании острую режущую кромку. В силу своей широкой распространенности в природе и присущим ему физическим качествам таким материлом стал кремень и другие кремнистые породы.

Как ни примитивны древнейшие каменные орудия — совершенно очевидно, что для их изготовления были необходимы абстрактное мышление и способность к сложной цепи последовательных действий. Различные виды деятельности фиксируются в формах рабочих лезвий орудий, в виде следов на них и позволяют судить о тех трудовых операциях, которые совершали древние люди.

Для изготовления необходимых вещей из камня требовались вспомогательные орудия:

Другим не менее важным источником, позволяющим получать разнообразную информацию и реконструировать жизнь древних человеческих коллективов, является культурный слой памятников, который формируется в результате жизнедеятельности людей на определенном месте. В его состав входят остатки очагов и жилых сооружений, следы трудовой деятельности в виде скоплений расщепленного камня и кости. Остатки костей животных позволяют судить об охотничьей деятельности человека.

Палеолит — время становления человека и общества, в этот период складывается первая общественная формация — первобытно-общинный строй. Для всей эпохи характерно присваивающее хозяйство: люди добывали себе средства существования охотой и собирательством.

Геологические эпохи и оледенения

Палеолиту соответствует финал геологического периода плиоцена и полностью — геологический период плейстоцен, начавшийся около двух миллионов лет тому назад и окончившийся примерно на рубеже 10 тысячелетия до н. э. Ранний его этап называют эйоплейстоценом, он кончается около 800 тыс. лет назад. Уже эйоплейстоцен, а особенно средний и поздний плейстоцен, характеризуется серией резких похолоданий и развитием покровных оледенений, занимающих значительную часть суши. По этой причине плейстоцен называют ледниковым периодом, другие его названия, часто употребляемые в специальной литературе, — четвертичный или антропогеновый.

Таблица. Соотношения эпох палеолита и этапов плейстоцена.

Подразделения четвертичного периода Абсолютный возраст, тыс. лет. Подразделения палеолита
Голоцен
Плейстоцен Вюрм 10 10 Поздний палеолит
40 Древний палеолит Мустье
Рисс-Вюрм 100 100
120 300
Рисс 200 Поздний и средний ашель
Миндель-Рисс 350
Миндель 500 Древний ашель
Гюнц-Миндель 700 700
Эоплейстоцен Гюнц 1000 Олдувай
Дунай 2000
Неоген 2600

В таблице показано соотношение основных этапов археологической периодизации с этапами ледникового периода, в котором выделяются 5 основных оледенений (соответственно альпийской схеме, принятой в качестве международного эталона) и промежутки между ними, называемые обычно межледниковьями. В литературе часто употребляются термины гляциал (оледенение) и интергляциал (межледниковье). Внутри каждого оледенения (гляциала) выделяются более холодные периоды, называемые стадиалами и более теплые — интерстадиалы. Название межледниковья (интергляциала) складывается из названий двух оледенений, а его продолжительность определяется по их временным границам, например, межледниковье рисс-вюрм длится от 120 до 80 тыс. лет тому назад.

Нижне-среднеплейстоценовые животные

Нижне-среднеплейстоценовые животные.

Эпохи оледенений характеризовались значительными похолоданиями и развитием ледяного покрова на больших участках суши, что приводило к резкому осушению климата, изменению растительного и соответственно животного мира. Напротив, в эпоху межледниковий наступало значительное потепление и увлажнение климата, что также вызывало соответствующие изменения окружающей среды. Древний человек в огромной степени зависел от окружающих его природных условий, поэтому их существенные изменения требовали достаточно быстрой адаптации, т.е. гибкого изменения способов и средств жизнеобеспечения.

В начале плейстоцена, несмотря на начавшееся глобальное похолодание, сохранялся довольно теплый климат — не только в Африке и экваториальном поясе, а даже в южных и центральных областях Европы, Сибири и Дальнего Востока росли широколиственные леса. В этих лесах обитали такие теплолюбивые животные, как гиппопотам, южный слон, носорог и саблезубый тигр (махайрод).

Гюнц был отделен от минделя, первого весьма серьезного для Европы оледенения, большим интергляциалом, который был сравнительно теплым. Льды миндельского оледенения доходили до горных массивов на юге Германии, а на территории России — до верхнего течения Оки и среднего течения Волги. На территории России это оледенение называется окским. В составе животного мира наметились некоторые изменения: стали вымирать теплолюбивые виды, а в районах, располагавшихся ближе к леднику, появились холодолюбивые животные — мускусный бык и северный олень.

Затем последовала теплая межледниковая эпоха — миндельрисское межледниковье, — предшествовавшая рисскому (днепровскому для России) оледенению, являвшемуся максимальным. На территории Европейской России льды днепровского оледенения, разделившись на два языка, доходили до района Днепровских порогов и примерно до района современного Волго-Донского канала. Климат значительно похолодал, распространились холодолюбивые животные:

Пещерные хищники:

В приледниковых областях обитали

Рисс-вюрмское межледниковье — пора очень благоприятных климатических условий — сменилось последним большим оледенением Европы — вюрмским или валдайским.

Верхнеплейстоценовые животные

Верхнеплейстоценовые животные.

Последнее — вюрмское (валдайское) оледенение (80-12 тыс. лет назад) было менее продолжительным, чем предыдущие, но значительно более суровым. Хотя льды покрывали значительно меньшую площадь, захватывая в Восточной Европе Валдайскую возвышенность, климат был гораздо суше и холодней. Особенностью животного мира вюрмского периода являлось смешение на одних и тех же территориях животных, характерных в наше время для разных ландшафтных зон. Мамонт, шерстистый носорог, мускусный овцебык существовали рядом с бизоном, благородным оленем, лошадью, сайгой. Из хищников были распространены пещерные и бурые медведи, львы, волки, песцы, росомахи. Это явление может быть объяснено тем, что границы ландшафтных зон, по сравнению с современными, были сильно смещены к югу.

К концу ледниковой эпохи развитие культуры древних людей достигало такого уровня, который позволил им приспособиться к новым, значительно более суровым условиям существования. Последние геологические и археологические исследования показали, что первые этапы освоения человеком равнинных территорий песец лемминг пещерный медведь европейской части России относятся именно к холодным эпохам позднего плейстоцена. Характер расселения первобытного человека на территории Северной Евразии определялся не столько климатическими условиями, сколько характером ландшафта. Наиболее часто палеолитические охотники селились в открытых пространствах тундро-степей в зоне многолетней мерзлоты, а в южных степях-лесостепях — за ее пределами. Даже в максимум похолодания (28-20 тыс. лет назад) люди не покидали традиционных мест обитания. Борьба с суровой природой ледниковой поры оказала большое влияние на культурное развитие палеолитического человека.

Окончательное прекращение ледниковых явлений относится ко времени X-IX тысячелетий до н.э. С отступлением ледника заканчивается эпоха плейстоцена, следом за которой следует голоцен — современный геологический период. Вместе с отступлением ледника к крайним северным границам Евразии начали формироваться природные условия, характерные для современной эпохи.