Древний Рим. Период республики. История и культура.

Рим создал свою цивилизацию, зиждившуюся на особой системе ценностей

К вопросу о самостоятельности римской цивилизации

Вопрос о том, можно ли говорить о существовании самостоятельной римской цивилизации, неоднократно обсуждался в науке. Такие известные культурологи, как О. Шпенглер, А. Тойнби, выделяя античную культуру или цивилизацию как единое целое, отрицали самостоятельное значение Рима, считали, что вся римская эпоха была кризисной стадией античной цивилизации. Когда ее способность к духовному творчеству сходит на нет, остаются только возможности к творчеству в области государственности (создание Римской империи) и техники. Все же, что за долгие столетия римского господства в Средиземноморье было сделано в науке, философии, историографии, поэзии, искусстве, было заимствовано у греков, примитивизировано и низведено до уровня, доступного массовому сознанию, никогда не поднимавшемуся до высот творцов эллинской культуры.

Другие исследователи (в советской историографии в этом направлении много сделал С. Л. Утченко), напротив, считают, что Рим создал свою оригинальную цивилизацию, зиждившуюся на особой системе ценностей, которая сложилась в римской гражданской общине в связи с особенностями ее исторического развития. К таким особенностям относятся установление демократической формы правления в результате борьбы между патрициями и плебеями и побед последних и почти непрерывные войны Рима, превратившие его из небольшого италийского городка в столицу огромной державы.

Особенности Древнего Рима

Краснофигурный кратер. Южная Италия. 4 век до н.э.

Краснофигурный кратер с изображением сцен из мифа об Ифигении в Тавриде. Апулия (Южная Италия). IV в. до н.э.

Под воздействием этих факторов складывалась идеология, система ценностей римских граждан. Ее определял в первую очередь патриотизм — представление об особой богоизбранности римского народа и самой судьбой предназначенных ему победах, о Риме как высшей ценности, о долге гражданина служить ему всеми силами, не щадя сил и жизни. Для этого гражданин должен был обладать мужеством, стойкостью, честностью, верностью, достоинством, умеренностью в образе жизни, способностью подчиняться железной дисциплине на войне, утвержденному народным собранием закону и установленному «предками» обычаю в мирное время, чтить богов-покровителей своих семей, своих сельских общин и, конечно, Рима. Когда в Риме стало распространяться рабство, достигшее здесь наивысшего для древности развития, немалую роль в идеологии начала играть противоположность между рабом и свободнорожденным гражданином, для которого стало считаться позорным быть заподозренным в «рабских пороках» (ложь, нечестность, лесть) или в «рабских занятиях», включавших здесь, в отличие от Греции, не только ремесло, но и выступление на сцене, сочинение пьес, работу скульптора и живописца.

Делами, достойными римлянина, особенно из знати, признавались только политика, война, земледелие, разработка права — гражданского и сакрального, историография. На такой основе складывалась ранняя культура Рима. Иноземные влияния, в первую очередь греческие, издавна проникавшие через греческие города юга Италии, а затем непосредственно из Греции и Малой Азии, воспринимались лишь постольку, поскольку они не противоречили римской системе ценностей или перерабатывались в соответствии с нею. В свою очередь и Рим, подчинив себе страны эллинистической культуры, оказывал на них значительное влияние. Так формировался синтез греческой и римской культур. Римляне осваивали греческую философию, формы и стили греческой литературы, искусства, но вкладывали в них свое содержание, развивали в этих новых формах свои идеи и мировосприятие.

А уроженцы эллинских и эллинизированных провинций Римской державы воспринимали римскую политическую мысль, римские представления о долге гражданина, политика, правителя, о значении закона. Сближение римской и греческой культур стало особенно интенсивным с установлением империи, когда философские и политические теории, сложившиеся в среде подданных эллинистических царей, стали близки и римлянам. Эта позднеантичная греко-римская культура, в которой оба компонента играли равноправную роль, распространилась и в восточной и в западной половине империи. Именно она легла в основу цивилизации Византии, славянских государств Западной Европы.

Ранний рим

Мифы и реальность

До недавнего времени ранняя история Рима была известна преимущественно по сочинениям поздних античных авторов, и потому большинство историков XIX и первой половины XX в. считали ее непознаваемой. Успехи археологии и лингвистики в последние десятилетия позволили преодолеть гиперкритическое отношение к сведениям античных писателей и расширить представления об истории и культуре архаического Рима. Они показали, что ряд преданий, содержащихся в книгах этих авторов, имеют реальную историческую почву.

По преданию, после гибели Трои в Италию пришел потомок иллирийского царя Дардана троянский герой Эней с сыном Асканием, победил в войне племена италиков, женился на дочери царя Латина Лавинии, основал названный ее именем город и после своей смерти был причислен к богам. Потомки же его, Ромул и Рем, основали Рим, а его сын стал прародителем рода Юлиев. Раскопки показали достоверность ряда подробностей этой, казалось бы, вымышленной легенды.

Влияние этрусков

Расширились также сведения о той этнокультурной среде, в которой возник Рим, о степени ее влияния на становление собственно римской культуры. Раньше определяющее влияние на Рим приписывалось этрускам, населявшим долину По и часть Кампании с городом Капуей. Действительно, влияние их на Рим несомненно. Искусные металлурги, судостроители, торговцы и пираты, они плавали по всему Средиземноморью, усваивали традиции различных народов, создавая при этом свою высокую и своеобразную культуру. Именно у них римляне заимствовали архитектуру храмов с облицовкой, ремесленную технику, практику строительства городов, тайные науки жрецов-гаруспиков, гадавших по печени жертвенных животных, вспышке молнии и удару грома, и даже обычай отмечать победу полководцев триумфом. В Этрурию посылали учиться юношей из знатных семей, через Этрурию проникали в Рим греческие культы и мифы.

Влияние греков

Краснофигурная пелика с изображением суда Париса. 4 век до н.э.

Краснофигурная пелика с изображением суда Париса. IV в. до н.э.

Однако этрусское влияние не было единственным и самым ранним. Установлены довольно тесные связи Италии с Грецией начиная уже с микенской эпохи, когда ахейцы основывали свои колонии на Апеннинском полуострове, связи, укрепившиеся в VIII в. до н.э. В VIII-VI вв. до н.э. города юга Италии и частично Лация уже связаны с многими центрами Греции, Сирии.

В 508 г. до н.э. Римом был заключен договор с Карфагеном, имевшим свою факторию в г. Пирги (здесь была найдена посвятительная надпись богине Астарте на пунийском и этрусском языках). По преданию, когда римляне в середине V в. до н.э. впервые зафиксировали свое право (так называемое право XII таблиц), они посылали в Грецию комиссию для ознакомления с тамошними законами. В 433 г. до н.э. в связи с эпидемией чумы они отправили запрос к дельфийскому оракулу и по его совету учредили у себя культ Аполлона-целителя. Очень рано ими стали перениматься некоторые греческие религиозные обычаи и ритуалы. Не следует недооценивать роль общеиталийского культурного фонда, который сложился еще до появления в Италии этрусков. К такому фонду можно отнести, например, предания об основании городов.

Легенда об основании Рима и правлении Ромула

Наиболее подробно сохранился миф об основании Рима: близнецы Ромул и Рем (по одной из версий — сыновья рабыни царя города Альбы-Лонги Амулия и божества домашнего очага, по другой и более распространенной — дочери свергнутого Амулием брата Нумитора и бога Марса) были по приказу Амулия положены в корзину и брошены в Тибр. Но когда вода спала, младенцы были найдены и вскормлены волчицей. Подобранные и воспитанные пастухом Фаустулом и его женой Аккой Ларенцией, они выросли и, узнав о своем происхождении, восстановили деда на престоле Альбы-Лонги, а сами с толпой примкнувших к ним пастухов основали Рим в том месте, где были некогда найдены. Ромул, бывший первым авгуром, т. е. жрецом, узнававшим волю богов по полету птиц, увидел 12 коршунов, предвещавших Риму 12 веков славы. Поссорившись с Ремом, он убил брата и стал первым царем Рима.

Так как соседи не хотели выдавать дочерей за пользовавшихся дурной славой жителей нового города, Ромул пригласил сабинскую общину на праздник в честь бога подземного зернохранилища Конса — Консуалии, во время которого римляне похитили сабинских девушек. Начавшаяся война с тремя городами, откуда происходили похищенные, по их просьбе окончилась миром. Ромул разделил власть с сабинским царем Титом Тацием, и оба народа слились в один — квиритов — с общими культами, жрецами, обычаями. После смерти Тита Тация Ромул стал править один, и именно ему традиция приписывает важнейшие установления в жизни нового города:

Согласно традиции, после 37-летнего правления Ромул неожиданно исчез и под именем Квирина был причислен к богам. В какой мере в истории Ромула и Тита Тация отразились реальные события, сказать трудно, но знаменательно, что до нас дошли отголоски мифов об основании других италийских городов, поразительно сходных с римским.

Этрусский антефикс. 4 век до н.э.

Этрусский антефикс с изображением головы Медузы Горгоны. IV в. до н.э.

Наряду с влиянием этрусков и греков свои традиции в искусстве создавали и италики. Так, в Кампании, где Фортуна почиталась как богиня-мать, были найдены статуэтки женщин с детьми; у самнитов преобладали Марс и Геркулес в виде воинов. В керамических и ювелирных изделиях италики достигли значительных успехов. Итак, раннее искусство Рима впитывало разные влияния: италийское, этрусское, греческое.

Археология об основании Рима

Новые раскопки проясняют и такой острый дискуссионный вопрос, как дата самого возникновения Рима. По преданию, он был основан 21 апреля, в день праздника пастушеской богини Палее, в 753 г. до н.э. И действительно, первые следы поселения на Палатине датируются археологами VIII в. до н.э. Жители Лация, в том числе и будущие римляне, тогда входили в союз латинских племен, объединявшийся культом Юпитера Латиариса в Альбе-Лонге и Дианы на оз. Неми у Арриция. Как и другие италики, они жили родами, расселявшимися по территориальным общинам — пагам, из объединения которых и возник Рим. Общины долго сохраняли самостоятельность, но постепенно их общественные земли сливались, создавались общие культы, единые жреческие коллегии.

Общественный строй раннего Рима

Строй жизни архаического Рима был прост. Во главе стоял выборный царь, совмещавший функции верховного жреца, военачальника, законодателя и судьи, при котором состоял сенат. Важнейшие дела, в том числе и выборы царя, решало народное собрание. Род продолжал играть большую роль, но основной социально-экономической ячейкой становилась фамилия — совокупность находящихся под властью отца имущества и людей: жен, сыновей, внуков с их женами, незамужних дочерей, рабов, клиентов. Отец имел право на жизнь и смерть членов фамилии, мог их продать, кроме жены, распоряжаться их трудом. Все приобретенное ими принадлежало отцу, только он один мог вступать в договорные отношения.

Он же был и верховным жрецом фамильного культа Ларов — хранителей дома, усадьбы, земли фамилии, блюстителей справедливости во внутрифамильных отношениях. После смерти отца сыновья наследовали имущество и становились юридически полноправными главами фамилий. Согласно традиции, Ромул раздал главам фамилий по два югера (0,5 га) земли, видимо составляющие приусадебные участки. На общественной земле каждый мог занять участок и, начав его возделывать, становился его владельцем. Если же он его не возделывал, то земля возвращалась в общий фонд, и ее мог занять любой другой гражданин. Это правило действовало на всем протяжении римской истории.

Религиозные и мифилогические воззрения древних римлян

Простыми были мифологические и религиозные представления той эпохи. Так, двуликий бог Янус почитался как творец мира, возникшего из хаоса, создатель небесного свода (ему на Форуме была воздвигнута двойная, крытая бронзой арка), как бог, умножающий человеческий род. Его жрецом считался сам царь. Особо чтились огонь и вода, и не случайно древнейшей формулой изгнания человека из общины было его «отлучение от огня и воды», символизировавших единство общин. Из древнейших богов помимо Юпитера, Марса и Квирина чтили и других. Специальные праздники посвящались Сатурну, богу посевов, богине земли, носившей разные имена (Теллус, Телумо, Опс), божествам посевов, злаков и плодов — Церере, Либеру, Помоне, Флоре, Робиго, Палее; отмечая праздник Палее, пастухи для очищения от скверны прыгали через костры и окуривали серой овец.

Фреска из этрусского некрополя. 5 век до н.э.

Музыканты. Фреска из этрусского некрополя в Тарквиниях. V в. до н.э.

Лесными божествами были фавны и сильваны; водными — нимфы Камены и пророчица Кармента. Свои культы имели курии и паги. Огромное значение в жизни римлян имели военные походы против соседей в борьбе за землю и добычу. Они начинались в марте и кончались в октябре. Объявляли войну и заключали мир жрецы-фециалы. В начале и конце походов в жертву Марсу приносился конь, производилось ритуальное очищение оружия и боевых труб, пелись гимны Марсу.

Этруские правители Рима

В VI в. до н.э. при трех последних римских царях, происходивших из Этрурии, много этрусков переселилось в Рим. Здесь даже возник особый этрусский квартал. Источники приписывают этрусским царям дренажные работы, мощение улиц, постройки мостов, цирка, где устраивались игры в честь богов, и храма Юпитера, Юноны и Минервы на Капитолии. Именно к Капитолию направлялось шествие триумфатора, где он, облаченный в одежду этрусских царей, складывал свой золотой венок к ногам Юпитера и приносил ему жертвы. Расширялась территория города, а население возросло настолько, что Рим уже мог вооружить 600 всадников и 6 тыс. пехотинцев, т. е. два легиона, действовавшие по образцу греческой фаланги. Рим стал главой Латинского союза, включавшего 47 общин. Сюда был перенесен культ богини Латинского союза Аррицийской Дианы, ей был посвящен храм на Авентине.

Реформы Сервия Тулия

Наиболее яркой фигурой из римских царей был Сервий Туллий, почитавшийся как великий реформатор и благодетель народа. Сервию Туллию приписывались введение ценза и организация территориальных триб. Ценз делил граждан на имущественные классы, образовавшие войско и народные собрания (центуриатные комиции). 18 центурий составляли всадники, наиболее знатные и богатые, сражавшиеся на конях, 80 — люди, имущество которых позволяло им купить тяжелое вооружение. Затем следовало 90 центурий из 4 имущественных классов, являвшихся на войну легковооруженными. К ним добавлялось по 2 центурии трубачей и ремесленников, и последней была центурия неимущих, «пролетариев», не шедших в армию, так как они не могли приобрести себе вооружения.

В народном собрании каждая центурия имела один голос, решение принималось, когда за него высказалось большинство центурий. Ценз имел целью обеспечить, говоря словами Аристотеля, «геометрическое», или «пропорциональное», равенство: «сумма» прав граждан должна была равняться «сумме» их обязанностей. Чем гражданин был знатнее и богаче, тем больше он был обязан затрачивать средств на общую пользу. Сами римляне оценивали реформу Сервия Туллия как демократическую, ведь она давала возможность выдвинуться и человеку неродовитому, талантом и трудом нажившему состояние и перешедшему в более высокий имущественный класс. Эта реформа ослабила влияние родовой знати. Еще большее значение в этом плане имело деление территории Рима на трибы — 4 городские и 16 сельских. Тем самым родовая организация уступала место территориальной. По мере завоевания Римом новых земель росло число триб, достигшее в конце концов значительной цифры — 35.

Деятельность Сервия Туллия получила поддержку низов, но вызвала ненависть сенаторов — «отцов», которые организовали заговор и убили его. Однако его зять и преемник Тарквиний, прозванный Гордым, продолжил политику Сервия. Он стремился развивать ремесла, торговлю и строительство, пополнил сенат представителями менее знатных родов.

Установление республики и формирование римской гражданской общины

Деталь фрески из этрусского некрополя. 4 век до н.э.

Деталь фрески из этрусского некрополя в Тарквиниях. IV в. до н.э.

Свержение Тарквиния Гордого и установление власти аристократов

В 510 г. до н.э. (традиционная дата) Тарквиний был изгнан восставшими под предводительством Юния Брута «ревнителями свободы», защитниками власти сената, и монархия была заменена аристократической республикой. В это время особо усилился процесс конституирования сословий патрициев и плебеев — аристократии и простого народа. Свержение монархии было торжеством патрициев и привело к борьбе между сословиями. Только из патрициев избирались на годичный срок консулы, имевшие высшую власть — империй — и в мирное время, и как главнокомандующие во время войны. Из патрициев избирались и помощники консулов — преторы и квесторы, диктаторы, которым в особых случаях на шесть месяцев передавалась абсолютная власть. Только патриции могли быть жрецами, знавшими, какие дни календаря считаются пригодными для созыва народного собрания; только они знали казуистику судопроизводства, что ставило в зависимость от них и народное собрание, и плебеев в суде.

Политическое господство патрициев усиливало их экономическое положение. Они оккупировали большие части общественной земли, плебеи же из-за постоянных войн, неурожаев, падежа скота, сокращения внешней и внутренней торговли и ремесла разорялись, а неоплатные должники превращались в кабальных или продавались в рабство за Тибр. Сословия превращались в классы крупных землевладельцев, зависимых земледельцев и рабов, формировалось государство, где политическая власть была сосредоточена в руках господствующего класса. Этот процесс сопровождался борьбой плебеев против патрициев. Плебеи требовали, чтобы завоеванные земли делились между ними, патриции же хотели присоединять их к общественным землям; плебеи настаивали на уничтожении долговой кабалы и долгового рабства, добивались доступа к магистратурам и жречеству, патриции же упорно держались за свои привилегии. Эта борьба переплеталась с постоянными войнами Рима с соседями. Патриции не могли не считаться с тем, что плебеи составляли, легионную пехоту, и это вынуждало их удовлетворять требования плебейских масс.

Первая сецессия плебеев

Когда в 494 г. до н.э. началась война с латинскими общинами, плебеи отказались воевать, удалились на Священную гору (так называемая первая сецессия плебеев) и согласились вернуться лишь тогда, когда получили право выбирать из своей среды народных трибунов — защитников плебса. Народные трибуны получили право налагать вето на распоряжения магистратов (за исключением диктатора), созывать плебеев на собрания, защищать от несправедливости любого плебея, укрывшегося в их доме. Личность трибуна считалась неприкосновенной; покусившийся на народного трибуна предавался проклятию, и каждый мог его убить. Примирение патрициев и плебеев имело важные результаты: римляне одержали победу над латинами и восстановили господство Рима.

Принятие «Законов XII таблиц»

Однако борьба патрициев и плебеев продолжалась. Центром плебса стал храм Цереры, Либера и Либеры — триады, как бы противостоящей капитолийской триаде патрициев. Плебеи требовали писаных законов, чтобы бороться со злоупотреблениями патрициев. Им удалось добиться избрания комиссии децимвиров. Записанные и одобренные народным собранием законы («Законы XII таблиц») легли в основу дальнейшего развития римского права. В значительной мере они основывались на обычном праве, хотя вносили и много нового.

Танец. Фреска из этрусского некрополя. 5 век до н.э.

Танец. Фреска из этрусского некрополя В Тарквиниях. V в. до н.э.

Подтверждалось долговое право, но в пользу клиентов была введена статья, предававшая проклятию патрона, обманувшего клиента. Запрещено было предоставлять кому-либо личные привилегии, что утверждало равенство граждан перед законом. По специальному закону территория римской общины должна была оставаться только под ее контролем. Запрещалось передавать землю храмам, что препятствовало образованию в Риме экономически, а значит, и политически сильного жречества. Законы подтверждали право граждан занимать заброшенный участок, владельцем которого они становились после двухлетнего пользования. Правило это не распространялось на иноземцев: владеть землей на территории Рима мог только римский гражданин. Регулировалось также отчуждение имущества фамилии. Наследство обычно переходило к сыновьям, ближайшим родственникам по мужской линии или сородичам.

Если же человек хотел составить завещание и лишить сына наследства, оно должно было утверждаться народным собранием. Все это говорит о контроле общины не только над общественным, но и над частным имуществом. Во все века в Риме считалось, что гражданин для общей пользы должен добросовестно обрабатывать свою землю (хороший земледелец было синонимом хорошего гражданина), обеспечить детей, дать дочерям приданое, чтобы они вступили в брак и рождали новых граждан для блага общества. «Законы XII таблиц» под влиянием наиболее консервативных патрициев запретили браки между патрициями и плебеями, но запрещение это было отменено после новой сецессии плебса. Чтобы ослабить борьбу плебеев за землю, Рим стал основывать на завоеванных землях колонии, раздавая там участки плебеям. В V в. до н.э. было основано 10 колоний, в IV в. до н.э. — 15. Колонии подчинялись законам римского или латинского права, но жители их могли получить римское гражданство, переселившись в Рим. Колонии становились проводниками римского влияния.

Война с галлами и рост ценза

Успешные войны утвердили власть Рима во всем Лации и на юге Этрурии. Однако теперь ему угрожала новая опасность. Кельтские племена галлов, наступавшие на север Италии, к 390 г. до н.э. дошли до Лация, нанесли римлянам поражение при р. Аллии, двинулись на Рим и взяли город, грабя имущество жителей и сжигая здания. Только гарнизон Капитолия под командой Манлия, прозванного Капитолийским, держался семь месяцев, пока галлы, узнав, что на их землю наступают венеты, не ушли, взяв с Рима выкуп. Победы римлян открыли им доступ к зерну и металлам Этрурии, что усилило их позиции. По цензу середины IV в. до н.э. значилось уже 255 тыс. римских граждан, которые могли выставить 10 легионов. Судя по тому, что в 357 г. до н.э. был введен налог на манумиссии (отпуск на волю рабов), их число было значительным, и они использовались на разных работах. Отпущенники становились римскими гражданами, но без права занимать магистратуры и были обязаны разными повинностями бывшему господину — патрону.

Аполлон из Вей. Терракота. Этрурия. 6 век до н.э.

Аполлон из Вей. Терракота. Этрурия. VI в. до н.э.

Италийские войны и расширение территории Рима

Войны вызывали необходимость идти на уступки плебсу. В 367 г. до н.э. в связи с новыми волнениями был принят закон, предложенный народными трибунами Гаем Лицинием и Люцием Секстием. Согласно ему, один консул должен был избираться из плебеев; облегчалось положение должников, запрещалось занимать на общественной земле более 500 югеров (125 га), пасти более 100 быков и 500 овец. По закону Л. Генуция от 341 г. до н.э. оба консула уже могли избираться из плебеев.

Вся вторая половина IV в. до н.э. была занята войнами римлян с луканскими и самнитскими племенами, захватившими Капую.

К концу IV в. до н.э. Риму в Италии принадлежала территория в 20 тыс. кв. км, что позволяло основывать все больше колоний и увеличивать армию крестьян, готовых воевать за новые земли и добычу. Боеспособность римской армии выдержала проверку и в войне с царем Эпира Пирром, призванным на помощь греческими городами юга Италии. В последующие годы римляне захватили все города Великой Греции. Хотя им и была предоставлена известная автономия, но они обязаны были поставлять Риму военные корабли. Окончательно были покорены самниты и этруски.

Рим стал бесспорным главой федерации италийских городов и племен. Постепенно италийские города перенимали римское устройство, осваивали язык, следовали новым культам. Но и римляне воспринимали культы побежденных, следуя старинному обычаю экокации — приглашать божество враждебного города перейти на сторону римлян, обещая за это выстроить ему храм.

Новые победы плебса и ограничение власти аристократов

Плебс завоевывал одну победу за другой. В 326 г. до н.э. законом Петелия и Папирия были запрещены порабощение граждан и долговая кабала. Неоплатный должник отвечал теперь своим имуществом. Личность его оставалась неприкосновенной. Было запрещено подвергать римских граждан пыткам и телесным наказаниям. По закону Публия Филона от 339 г. до н.э., подтвержденному законом Квинта Гортензия в 287 г. до н.э., решения, принятые собраниями плебса (плебисциты), получали силу закона. Центуриатные комиции были вытеснены собраниями по трибам (трибутные комиции), в которых не было различий по цензу. Закон 311 г. до н.э. предоставлял народу право выбирать 16 из 24 воинских трибунов. По плебисциту Огульниев (300 г. до н.э.) плебеям открывался доступ в жреческие коллегии, становилась выборной должность главы коллегии понтификов — великого понтифика, наблюдавшего за отправлением общественного и частного культов.

Превращение Рима в гражданскую общину

В результате побед плебса Рим к началу III в. до н.э. превратился в гражданскую общину. Это было важнейшим историческим событием, которое и предопределило дальнейшую историю Рима. Основными чертами римской гражданской общины были сочетание коллективного и частного землевладения при наличии верховной собственности общины, связь понятий «гражданин», «воин» и «земледелец», равенство политических и юридических прав граждан, власть народного собрания во всех важнейших вопросах, касавшихся как коллектива граждан, так и отдельного гражданина, соблюдение принципа «геометрического равенства» — труд каждого на общую пользу, понимаемую и как польза каждого гражданина. Были значительно сужены возможности для эксплуатации сограждан в качестве зависимых работников, а тем более рабов. Это ускорило превращение иноплеменников в рабов. Рабы были распределены по отдельным фамилиям, где за ними наблюдали господа; были освобождены клиенты, ставшие теперь равноправными гражданами и владельцами земельных участков. Перечисленные меры тормозили процесс конституирования классов крупных землевладельцев и зависимых земледельцев и формирования сильного государственного аппарата.

Армия, состоявшая из граждан, служила лишь для подавления сопротивления извне; не было полиции и прокуратуры: привлечение к суду гражданина было частным делом истца, который сам должен был обеспечить явку ответчика и свидетелей в суд и исполнение приговора. Наказания, предусмотренные «Законами XII таблиц», постепенно заменялись штрафами или изгнанием. Кроме того, народный трибун мог лично вмешаться в судебный процесс на любой его стадии, наложить вето и освободить обвиняемого. Железная дисциплина царила только в армии.

Религия

Большую роль в жизни римской гражданской общины играла религия. Она требовала соблюдения установленных обрядов, настаивая на том, чтобы ни одно дело в общественной и частной жизни не начиналось без испрашивания воли богов. Каждый гражданин был обязан участвовать в обрядах своей фамилии, соседской общины и общины гражданской. Но в отличие от многих других народов римляне не считали, что их социальный строй освящен религией или что боги установили нормы морали и карают за их нарушение. Высшей санкцией, высшим судией было одобрение или осуждение сограждан. Образцом для подражания были «предки», в первую очередь предки знатных родов, совершавшие подвиги во славу Рима.

Выход Рима за пределы Италии

Новая эпоха в истории Рима началась с Пунических войн, когда Рим вышел за пределы Италии. Этот процесс выражал неизбежную тенденцию к политическому и экономическому объединению рабовладельческих государств и обширного племенного мира. Отмеченная тенденция диктовалась потребностью получить доступ к ресурсам (металлам, продуктам сельского хозяйства) и облегчить обмен между областями. Кроме того, Рим стремился укрепить свою экономику за счет эксплуатации племен, превращая их из «внешней периферии» во «внутреннюю».

Образование римской державы и кризис республики

Голова Брута. Бронза. 3 век до н.э.

Голова Брута. Бронза. III в. до н.э.

Первая Пуническая война, захват Сицилии, Сардинии, Корсики

Народы и племена, с которыми соприкоснулся Рим, стояли на разных стадиях социально-экономического, политического и культурного развития. Война с Карфагеном (первая Пуническая война – 264-241 гг. до н.э.) велась в основном за господство над землями Сицилии и доступ к металлам Испании. Она длилась более 20 лет и окончилась в 241 г. до н.э. победой Рима над флотом пунов под командой Гамилькара Барка. Часть Сицилии переходила под власть римлян и становилась первой заморской римской провинцией, управлявшейся римским наместником — командиром оккупационных войск, и обязана была уплачивать Риму десятую часть урожая и налоги на пастбища. Греческие города Сицилии были объявлены свободными и не платили налогов. Вскоре Рим захватил Сардинию и Корсику, ставшие второй провинцией.

Потери римлян в этой войне были велики. Они лишились в общей сложности 600 судов, число граждан за 30 лет уменьшилось на 20 тыс. человек. И все же в 229 г. до н.э. Рим смог послать 200 судов против иллирийских пиратов, захватить о-в Керкиру и заставить города Аполлонию и Эпидамн признать свой протекторат. За 225-218 гг. до н.э. римлянам удалось разбить племена лигуров и кельтов на севере Италии, образовать новую провинцию — Цизальпинскую Галлию и основать там колонии, проведя наделение землей беднейших граждан. В интересах плебса в народном собрании было введено тайное голосование. Но, несмотря на внутреннюю демократизацию, основой внешней политики Рима была поддержка аристократии у тех племен и народов, с которыми он воевал. Победы облегчались поддержкой проримской знати, которая нередко предавала интересы своих сограждан.

Вторая Пуническая война 218-201 гг. до н.э.

Между тем карфагеняне стремились к реваншу. Активно готовился к войне с Римом сын Гамилькара Барка, один из талантливейших полководцев и дипломатов древности, Ганнибал. Он собирал силы в Испании и рассчитывал на союз с галлами и всеми недовольными римским владычеством в Италии и Сицилии, а также на союз с царем Македонии Филиппом V, который опасался усиления влияния Рима на Адриатике.

Переломным пунктом в истории Средиземноморья и самого Рима явилась вторая Пуническая война. Она продемонстрировала способность римлян оправляться после самых сокрушительных поражений. Победы вторгшегося в Италию Ганнибала при Тичино, Требии и особенно при Каннах 2 августа 216 г. до н.э., где пало 50 тыс. римских войск, переход на его сторону Капуи, Тарента и других городов юга Италии и Сицилии, разгром римского войска, посланного в Испанию, казалось, делали положение Рима безнадежным.

Но римляне сумели выйти победителями, действуя и как искусные воины (под командой Фабия Максима они от открытых сражений перешли к тактике мелких стычек и «выжженной земли», изматывая армию Ганнибала), и как дипломаты. Они сколотили союз городов Греции против Македонии и части иберийских царьков против карфагенян. Филипп V был вынужден заключить с ними мир. Постепенно отвоеваны были города Италии и Сицилии. Молодой, исключительно талантливый полководец Публий Корнелий Сципион (будущий победитель Ганнибала, прозванный Африканским), высадившись в Испании, взял считавшийся неприступным Новый Карфаген и изгнал карфагенян с Иберийского п-ова. В 204 г. до н.э. он перенес войну в Африку, где заключил союз с царем Нумидии Масиниссой. Отозванный из Италии Ганнибал встретился со Сципионом в битве при г. Зама (осень 202 г. до н.э.), был разбит и бежал к царю Антиоху III. Карфагеняне должны были принять мир на любых условиях: за 50 лет им предстояло выплатить 600 млн денариев, они выдали боевых слонов и флот (кроме 10 судов), им запрещалось без санкции Рима самостоятельно воевать.

Итоги Второй Пунической войны

По современным подсчетам, вторая Пуническая война стоила римлянам 200 млн. денариев, втрое дороже, чем первая. За время этой войны, когда римляне должны были содержать 36 легионов и 150 судов, очень выросли цены. 400 италийских поселений было разрушено, многие земли Лукании и Апулии обращены в пастбища. Правда, теперь римской провинцией стали вся Сицилия и юг Испании с его серебряными рудниками. Началась жестокая расправа с теми, кто поддерживал Ганнибала. Капуя лишилась земли и статуса города, в рабство было продано 32 тыс. жителей Тарента, 40 тыс. лигуров выселены в окрестности Беневента. В Северной Италии основывались новые колонии, а земли местных общин присоединялись к римской общественной земле. Они были открыты для оккупации за ренту в 1/10 с зерновых и 1/5 с древесных культур и за налог на пастбища. Колонисты получали от 5 до 50 югеров, а в колониях ветеранов командирам отводилось по 100-140 югеров. По всей Италии шло межевание земель, строительство дорог, мостов, городов. Колонизация и перемещение населения ускорили романизацию Италии, распространение римских культов, языка, городского устройства с сенатом и магистратами.

Изменения в экономической структуре общества

Голова мужчины. Бронза. 1 век до н.э.

Голова мужчины. Бронза. I в. до н.э.

Открылись новые источники обогащения. Отсутствие государственного аппарата обусловило введение системы откупов на подати с провинций, ренты с общественных земель, разработку испанских серебряных рудников, где было занято 40 тыс. рабов, на строительные работы. Поскольку все это требовало капиталовложений, непосильных одному откупщику, откупщики и подрядчики образовывали компании, в которые входили и малоимущие люди, получая доходы в соответствии со взносами. Судя по словам Полибия, чуть ли не весь римский народ составлял нечто вроде акционерной компании по эксплуатации провинций и самой Италии. Римская экономика стала быстро развиваться. Богатели не только крупные, но и средние предприниматели, вкладывавшие деньги в основном в приобретение земли. Состоятельные люди скупали имения — виллы в разных районах Италии. Рост городского населения создавал рынок для сельскохозяйственной продукции. Погоня за прибылями стала всеобщей. Росла потребность в деньгах, что вело к развитию ростовщичества, которое было тяжелым бременем для провинции.

Результатом упомянутых процессов было распространение по Италии вилл средней величины (100-250 югеров) и крупных пастбищ.

Стремительный рост числа рабов

Города специализировались на производстве тех или иных ремесленных изделий. Требовалась дополнительная рабочая сила, росло число рабов. С этого времени в Риме и Италии в целом быстро развивается, достигая наивысшего для времен античности расцвета, рабовладельческий способ производства. Рабы и рабовладельцы становятся основными антагонистическими классами римского общества.

Изменения в сельском хозяйстве

Виллу с 10-15 рабами описал Катон в своем трактате о сельском хозяйстве. У него все строго регламентировано: количество и рацион рабов, нормы выработки, обязанности управляющего — вилика, условия найма временной рабочей силы в страдную пору и для строительства, преимущества покупки инвентаря в том или ином городе. Некоторые историки считали, будто вилла Катона была неким аналогом капиталистического предприятия, но его трактат ясно показывает резкую разницу между простым товарным и капиталистическим производством. Ставя целью не ускорение оборота капитала, не расширенное воспроизводство, а накопительство, хороший хозяин должен продавать, а не покупать, учил Катон. Владелец старался все произвести в своем имении. Вряд ли такая вилла давала доход, сравнимый с доходом от морской торговли, откупов, ростовщичества. Но по сравнению с мелким крестьянским хозяйством рабовладельчеcкая вилла имела ряд преимуществ. Простая кооперация и разделение труда повышали ее эффективность. Можно было покупать лучшие орудия труда — плуги, прессы для оливок и винограда и т. д. Распространение вилл способствовало подъему сельского хозяйства.

Положение рабов

Рабство стало проникать и в ремесло. Возрастание роли рабов в производстве сказалось на их положении. По закону Аквилия они приравнивались к скоту: за ущерб, причиненный рабом, господин отвечал так же, как за ущерб, причиненный четвероногим; за преступления раба, совершенные по приказу господина, отвечал господин. Родственные связи рабов не признавались: раб мог иметь сожительницу, но не жену. Считалось, что он не имеет и отца. Владелец виллы поддерживал трудоспособность рабов, как и рабочего скота, но раб не считался личностью. В городах положение рабов было несколько лучше. Господа иногда выделяли им небольшое имущество (пекулий), позволяли наниматься на работу на стороне; они могли даже скопить деньги на выкуп. Городские рабы проще общались со свободными, посещали зрелища, участвовали в коллегиях плебеев, но и здесь рабов презирали, и они в целом оставались вне общества.

Новые захваты территории Римом

Выгоды, полученные от войны с Карфагеном, толкали римлян на дальнейшую экспансию на восток и на запад. На востоке римляне вмешались в дела эллинистических государств. Переманив на свою сторону иллирийцев и греческие города, римские войска под командой Тита Квинкция Фламинина разбили Филиппа V в 197 г. до н.э. Фламинин на Истмийских играх объявил «свободу» греческим городам, за что греки причислили его к богам.

В 189 г. до н.э. был разбит Антиох III. В 148 г. до н.э., подавив восстание в Македонии, римляне обратили ее в свою провинцию. Два года спустя М. Муммий разрушил Коринф. Свободу сохранили только Афины, Спарта и Дельфы, остальные греческие города были подчинены наместнику Македонии. Наконец, в том же 146 г., после короткой третьей Пунической войны, внук Сципиона Африканского Сципион Эмилиан разрушил Карфаген, предав проклятию землю этого вечного соперника Рима. Все владения Карфагена составили римскую провинцию Африка. По завещанию друга Рима, пергамского царя Аттала III, римляне получили его царство — провинцию Азия. Завоевания II в. до н.э. произвели переворот в жизни Рима. Несмотря на военные расходы, приток добычи и податей был так велик, что правительство перестало прибегать к трибуту.

Новые изменения в социально-политической структуре общества

Фреска виллы Мистерий в Помпеях. 1 век до н.э.

Фреска виллы Мистерий в Помпеях. Вторая половина I в. до н.э.

Меняется социально-политическая структура общества. Выделяется нобилитет — круг знатных семей, присваивавших монополии на магистратуры; постепенно конституируется второе привилегированное сословие — всадники. К нему принадлежали люди богатые и знатные. Иногда сюда же относили воинских трибунов, видных граждан италийских городов, известных ораторов, юристов. Хотя сенаторы и всадники принадлежали к одному классу крупных собственников (часто и к одной знатной семье), между ними началось соперничество за право эксплуатации провинций — возможность грабить их в качестве откупщиков или наместников.

Вместе с тем усиливалась дифференциация и среди плебеев. Сельский плебс, отвлекаемый от хозяйств постоянными войнами и страдавший от захвата своих участков, разорялся, терял землю, попадал в долговую кабалу. Подрывалась боеспособность армии, падала дисциплина. Городской плебс, занятый ремеслом, мелкой торговлей, работой на строительстве, был менее заинтересован в земле, чем в дешевизне продуктов питания, в снижении высокой платы за жилье. Для него было крайне важным усиление власти народного собрания и народных трибунов для ограничения могущества сената и нобилитета.

Изменения в культуре древнего Рима

Большие изменения происходили в культуре римского общества. Усложнение экономической и политической жизни создало потребность в образованных людях, могущих стать помощниками и агентами магистратов — наместников провинций, возглавить умножавшиеся ремесленные мастерские. Эти потребности удовлетворялись за счет «импорта» образованных рабов-греков. Расширились и укрепились связи со всеми областями Средиземноморья. Вместе с тем оппозиция Риму в покоренных странах привела к распространению пророчеств, предрекавших скорое падение Рима и обращение римлян в рабство. Греки втайне презирали римлян, считая их жестокими варварами. Наиболее дальновидные римские политики, среди которых ведущую роль играли Сципионы и их окружение («филэллины»), понимали, что такая репутация подрывает авторитет римлян.

Они стали изучать греческий язык, литературу, философию. Покупали образованных греков-рабов (известно, например, что греческий грамматик Дафнид был куплен за 700 тыс. сестерциев, тогда как средний раб стоил около 2 тыс.) для обучения своих детей. Многие из таких рабов затем получали свободу, прославившись как риторы, грамматики, писатели, открывали школы для детей плебеев. Грамотность стала распространяться среди народа и даже среди рабов. Богатые люди посылали сыновей в Афины, Эфес и другие города Греции и Малой Азии слушать лекции прославленных ораторов и философов. Некоторые из них переселились в Рим, как, например, историк Полибий, философы Посидоний и Панетий, дружески принятые в кружке возглавлявших «филэллинов» Сципионов. Римские нобили стали писать для греков и по-гречески историю Рима, чтобы доказать добродетели римлян, восходящее к Энею родство римлян с троянцами, а тем самым и с греческим миром. Троянским и греческим героям приписывали основание ряда италийских городов. В свою очередь греки, примирившиеся с владычеством Рима, доказывали общность греческих и римских установлений, культов, обычаев.

Историк Полибий

Для пропаганды великой миссии Рима много сделал Полибий. Он написал «Всемирную историю», вернее, историю римских войн и побед, обусловленных не только римскими добродетелями, но и их совершенным политическим строем, совмещавшим преимущества монархии (представленной магистратами), аристократии (представленной сенатом) и демократии (представленной народным собранием). Идеальное политическое устройство, объединяющее граждан, предоставляющее каждому подобающие ему права при соблюдении обязанностей, почитание богов, честность, патриотизм делают Рим, по его словам, несокрушимым, единственно способным создать обширную державу и управлять ею к ее же пользе.

Мысли Полибия отвечали неослабевающему интересу греков к вопросам политического устройства и привлекали их внимание. Для римлян же они легли в основу их политических концепций. Образованные римляне знакомились с греческими философскими школами. Вместе с философией осваивалась и эллинистическая наука. По словам Полибия, каждый военачальник должен знать астрономию, чтобы по созвездиям определить время, продолжительность дня и ночи, уметь предсказать солнечные и лунные затмения. Варрон в своем агрономическом трактате, указывая, с восходом какого созвездия следует начинать те или иные работы, считал, что определять восход созвездий должен уметь не только хозяин, но и вилик.

Ораторство

Под влиянием греков совершенствовалось ораторское искусство, необходимое для победы на диспутах в народных собраниях и судах. Умение убеждать предполагало знание логики и психологии для воздействия на эмоции слушателей. Интерес к психологии стал одной из отличительных черт римской культуры. Разрабатывалось право, которое очень усложнилось со времени «Законов XII таблиц». Понтифики разрабатывали и уточняли детали отправления культа и ритуала.

Фреска виллы Мистерий. 1 век до н.э.

Фреска виллы Мистерий. I в. до н.э.

Почитание богов

Во время второй Пунической войны, отчасти чтобы ободрить граждан надеждой на помощь богов, давались обеты, учреждались игры; отчасти чтобы сблизиться со своими греческими союзниками, сенат стал включать в пантеон чужеземных богов — Венеру Эруцину, названную так по ее знаменитому храму на горе Эриксе в Сицилии, великую мать богов Кибелу, почитавшуюся в Пергаме на горе Иде, бога врачевания Эскулапа. Праздник в честь Сатурна — Сатурналии — был преобразован по образцу греческих Кроний, напоминавших о золотом веке изобилия и равенства. Господа угощали своих рабов, которые наряду со свободными участвовали в карнавальном празднике. Растущей популярностью пользовались гладиаторские игры.

Театральные представления

По греческому образцу перестраивались сценические представления. В Риме появилась целая плеяда талантливых драматургов и поэтов, в основном из чужеземцев, отпущенников и простого народа. Авторы обычно брали за образцы греческие трагедии и комедии. Из большого числа сочинений до нас, к сожалению, дошли лишь фрагменты. Правда, полностью сохранились комедии Плавта и Теренция. Теренций (около 195-159 гг. до н.э.) был вольноотпущенником, но, несмотря на это, принят в кружке Сципионов. Его комедии, написанные изысканным языком, широкой публике казались скучными. Комедии же выходца из низов Плавта (около 254-184 гг. до н.э.) были чрезвычайно популярны. Он, как и Теренций, брал за основу греческие комедии, наполняя их множеством подробностей, заимствованных из римского фольклора, быта, судебной практики, веселя зрителей шутками. Главным героем комедий Плавта был ловкий, неистощимый на выдумки раб, обычно помогавший сыну хозяина обмануть его скупого отца, выманить у него деньги. Каждому персонажу комедии полагалось выступать в костюме и парике, соответствовавших его характеру. Представления сопровождались игрой на флейте. Ставились пьесы и из римской жизни — так называемые тогаты в отличие от греческих «паллиат». В «паллиатах» раб мог быть умнее господина, в «тогатах» — нет. На италийской почве возникли «ателланы» (от названия кампанского города Ателла) с персонажами-масками: глупец, обжора, плут, скряга.

Многочисленны были писавшиеся на сюжеты греческих мифов трагедии. Традиция сохранила нам имя одного из первых трагиков, уроженца Тарента, отпущенника Ливия Андроника (около 284-204 гг. до н.э.), который перевел также на латынь «Одиссею». Известны трагедии Энния, Пакувия, Акция и др. Читая и слушая их произведения, римляне познакомились с греческими мифами, стали отождествлять своих богов с греческими, прибегать к кратким афоризмам, заимствованным у греческих философов. Участник первой Пунической войны Невий (около 270-200 гг. до н.э.) написал эпическую поэму о войне, начав ее со странствований Энея. Разнообразным было творчество уроженца г. Рудии Энния. Он написал много трагедий, «Анналы» — историю Рима в стихах, исполненную патриотизма, перевел «Священную хронику» Эвгемера, доказывавшего, что боги — это древние цари и герои. Близкий «филэллинам» поэт Луцилий (около 180-102 гг. до н.э.) писал сатиры, осмеивая страсть к роскоши и погоню за прибылями.

Для знакомства с греческой культурой не только знати, но и народа большое значение имело скопление в Риме вывезенных из греческих городов картин и статуй, выставлявшихся на площадях и в храмах и служивших образцами для римских мастеров. В Рим ввозились также книги: Эмилий Павел, например, привез библиотеку царя Персея. Расширялся культурный горизонт, Рим знакомился с традициями других народов и усваивал их.

Противоречия и раскол в культурной среде

Однако не только в социально-экономической и политической сферах, но и в области культуры начался раскол. В высших слоях росло презрение к простому народу. Луцилий дал определение добродетели как знания, доступного лишь образованному человеку. Эта признанная в верхах концепция была выражена следующим афоризмом: «Добродетель — это мудрость, но плебс ее не имеет».

Луцилий доказывал, что следует искать одобрения лишь у людей утонченных и образованных, а не у толпы. Поэты и драматурги, как люди неполноправные, искали покровительства у знатных семей, становились их клиентами, сопровождали своих патронов в походах и славили их победы. Так, Сципиону Африканскому приписывали происхождение от самого Юпитера. Энний посвящал ему стихи, выражавшие восторженное восхищение. Римские полководцы становились в провинциях патронами разных городов и племен, им посвящались храмы, в их честь высекались надписи. В среде знати росли надменность и индивидуализм.

Все это не могло не вызвать реакцию как среди высших сословий, так и среди плебса. Одной из форм борьбы оппозиция считала выступление против эллинской культуры. Возглавлял оппозицию Катон, один из немногих выходцев из простого народа, сумевших возвыситься, добиться консулата и должности цензора. Среди плебеев он пользовался славой несгибаемого ревнителя «нравов предков». Его личные и политические распри со Сципионами дополнялись борьбой против роскоши и славолюбия. Он активно выступал против противопоставления своего блага благу общественному. Особенно враждебно Катон и его единомышленники были настроены против греческой философии и риторики. Они считали, что эти науки «развращают юношей». Греческие философы и риторы неоднократно высылались из Рима, но остановить проникновение эллинистической культуры эти меры, конечно, не могли, как не могли остановить естественного исторического процесса.

Особенность культуры Рима

Культура, привносимая в Рим из городов Греции и Малой Азии, была уже не эллинской, сложившейся на основе классического полиса, а именно эллинистической, формировавшейся в государствах с монархическим правлением, разрушившим характерное для полиса коллективное, общинное мировоззрение. Рим же, хотя и становился главой обширной державы, еще сохранял черты античной гражданской общины. По крайней мере в сознании большинства его граждан жили еще ценности, освященные «римским мифом». А с ними не могли согласовываться ни стоическое учение о равенстве всех людей, поскольку римляне не признавали своего равенства не только с рабами, но и с Перегринами, ни учение о безразличии ко всему, кроме добродетели и порока, поскольку римский гражданин не мог пренебречь судьбой Рима, а добродетель и порок определялись не личным суждением «мудреца», а общественным мнением, соответствующим установлениям «предков».

Не мог быть принят эпикурейский тезис «жить незаметно», вдали от общественной жизни, поскольку долгом римлянина было участие в жизни общества, как подобает гражданину, воину, отцу фамилии, обязанному приумножать ее достояние как часть достояния всего гражданства. Скепсис Новой Академии платоников, отрицавших критерии истины и возможность быть в чем-то уверенным, мог подорвать веру в непреходящие ценности. И потому недаром Катон выслал из Рима платоника Карнеада, демонстрировавшего свое умение доказывать прямо противоположное (он произнес речь «за» и «против» справедливости), а сенат закрывал иногда риторические школы, где, как многие думали, риторы-греки учили юношей умению доказывать нечто ложное, чтобы, выступая в суде, избавить преступника от заслуженной кары. Чуждо тогдашней идеологии народа было и пифагорейство с его аристократизмом, сложными, доступными лишь «избранным» математическими теориями мироздания. Оппозиция против эллинистических влияний была по существу оппозицией идеологии общинной, коллективистской против этики индивидуализма. Последняя же находила сочувствие у тех нобилей, которые, как победоносные полководцы, претендовали на особое положение и в Риме чувствовали себя стесненными узкими и суровыми нормами «предков».

Восстания рабов

Противоречия между социальными слоями еще более обострились, когда с ростом числа рабов и усилением их эксплуатации сопротивление рабов стало принимать опасные формы. Несколько вспышек волнений среди них произошло в первой половине II в. до н.э. В 80-х гг. восстали рабы-пастухи в Апулии, но были подавлены. Настоящей угрозой для рабовладельцев стало начавшееся в 138 г. до н.э. восстание рабов в Сицилии. Землевладельцы этой провинции особенно жестоко эксплуатировали рабов, в основном выходцев из Сирии и Малой Азии. Под руководством сирийца Эвна те восстали.

Эвна считали пророком, и он был избран царем под именем Антиоха. Другое восстание возглавил киликиец Клеон, объединивший свои силы с Эвном. Центрами восстания стали города Энна и Тавромений. Отряды повстанцев быстро росли, так как к ним примкнули крестьяне. Римские армии, посланные против Эвна и Клеона, терпели поражения. Только в 132 г. до н.э. им удалось взять мятежные города, и то ценой предательства.

Рабы восставали на Делосе, Хиосе, в Аттике. Лишь с большим напряжением сил властям удалось подавить их выступления.

Социальные реформы Гракхов

Восстания рабов и сельской бедноты угрожали прочности Римской республики. Часть нобилей стали понимать необходимость реформ, способных возродить крестьянскую армию и сплотить граждан. Среди них был Тиберий Гракх, человек знатного рода, по материнской линии внук Сципиона Африканского, ученик греческого философа Блоссия, участник войн в Испании, где он воочию убедился в плачевном состоянии римской армии. Избранный на 133 г. до н.э. народным трибуном, он предложил законопроект, по которому на общественных землях можно было занять не более 500 югеров (плюс еще по 250 югеров на двух взрослых сыновей). Излишки же изымались и распределялись участками в 30 югеров среди бедноты. По существу законопроект не шел вразрез с традицией, признававшей за гражданской общиной верховную собственность на землю и право распоряжаться ею. Но он натолкнулся на сопротивление крупных землевладельцев, представленных сенатом.

Однако народное собрание, на которое явилось много крестьян, приняло закон и выбрало комиссию для его проведения в жизнь. Но когда Тиберий выставил свою кандидатуру в народные трибуны на второй срок, его противники мобилизовали все свои силы, обвиняя Гракха в намерении стать царем. В день голосования его враги привели своих сторонников и клиентов. Дело кончилось настоящим побоищем. Тиберий и 300 его защитников были убиты.

В 124 г. до н.э. народным трибуном был избран брат Тиберия Гай Гракх. Он попытался создать широкий фронт из различных социальных слоев, противопоставив его сенату. В пользу городского плебса он провел так называемый фрументарный закон о снижении для бедноты цен на пшеницу; проект нового дорожного строительства должен был дать заработок подрядчикам и наемным работникам; в пользу откупщиков и всадников проводился закон о сдаче на откуп десятины с новой провинции Азии и об участии всадников в судах. Крестьян должен был удовлетворить и закон, ограничивавший военную службу 17 годами, предоставлявший вооружение за счет государства и распространявший на солдат право апелляции к народному собранию. Гай предложил также основать колонии в Капуе, Таренте и Карфагене с наделением колонистов участками в 200 югеров.

Наконец он выступил с предложением дать гражданство союзникам. Но именно это и не понравилось римскому плебсу, не желавшему делить свои права и преимущества с «чужеземцами» — италиками. Оппозиция начала агитацию против Гая, обвиняя его в пренебрежении к проклятию, наложенному на землю Карфагена. На народном собрании произошло столкновение между сторонниками и противниками Гая. Консул Опимий, наделенный чрезвычайными полномочиями, вывел против гракханцев отряд наемных критских стрелков. Три тысячи сторонников Гая были убиты, сам он приказал своему рабу убить себя.

Комиссия, успев наделить земельными участками от 50 до 75 тыс. семей, была распущена, а по закону 111 г. до н.э. земля, как полученная от комиссии, так и оккупированная к тому времени в Италии и провинциях, была объявлена частной независимо от площади имения, т. е. не обложенной рентой и не подлежавшей переделам. Фрументарные и судебные законы сохранились, и участие всадников в судах сделало судебные процессы оружием в борьбе различных групп.

Но восстановить римскую общину крестьян и воинов, на что в конечном счете были направлены усилия Гракхов, было уже невозможно.

Реформы Гая Мария, возвысившего армию и разрушавшего гражданскую общину

Начавшаяся в 111 г. до н.э. война с претендовавшим на нумидийский престол внуком Масинисы Югуртой показала, как далеко зашло разложение римской армии и ее командного состава. Во время этой войны выдвинулись Марий и Сулла, которые сыграли огромную роль в судьбах Римской республики. Гай Марий был родом из небольшой деревни у г. Арпина и начал свою военную карьеру под покровительством Цецилия Метелла, клиентом которого состоял его отец. Помощь Метелла, личная храбрость, а затем брак с женщиной из знатного рода Юлиев (сестра отца Юлия Цезаря) — все это помогло Марию сделать карьеру, казалось бы невозможную для незнатного человека. Пройдя все магистратуры, он в 107 г. до н. э. был избран консулом (затем он избирался консулом еще 7 раз) и провел военную реформу. Отныне в армию могли вступать все желающие независимо от ценза, с тем чтобы кроме жалованья и военной добычи солдаты, выйдя после 20 лет службы в отставку, имели земельный надел. Аграрный вопрос получал новую окраску: за земельные наделы боролась беднота, служившая в армии, а армия гораздо эффективнее, чем народное собрание, отстаивала свои интересы. Вместе с тем ветераны рассчитывали получить земельные наделы от своего командира, а не от римского народа. Связь солдат с гражданской общиной слабела. Зато укреплялась их зависимость от командующего армией, который защищал перед правительством их интересы. Нарушалась традиционная связь понятий «воин» и «гражданин»: теперь уже не каждый гражданин обязан был быть воином. Все это свидетельствовало о кризисе Рима как гражданской общины. Единственной реальной силой становилась армия. Прежде она была направлена вовне, реформа Мария делала ее способной действовать и внутри Рима.

Марий ввел в армии железную дисциплину и изменил ее строй, разбил Югурту, бежавшего к мавританскому царю Бокху. Договариваться о выдаче Югурты был послан квестор Мария, потомок знатного рода Корнелиев Сулла. Он добился выдачи Югурты, положив тем самым начало своей головокружительной карьере. Армия Мария с честью выдержала и другое испытание — войну с вторгшимися в Галлию и Северную Италию германскими племенами кимвров и тевтонов, нанесших римлянам ряд поражений, но в конце концов разбитых Марием, взявшим 150 тыс. пленных.

Образование двух лагерей в римском обществе – оптиматов и популяров

В 101 г. до н.э. коллега Мария по консульству Аквилий подавил новое, длившееся три года восстание рабов в Сицилии.

Как и первое, новое восстание в Сицилии привело к оживлению движения плебса. В I в. до н.э. складываются два направления в политической жизни Рима, именовавшиеся

Речи популяров нашли отклик в различных слоях. В среде плебса оживали легенды о римских царях-народолюбцах, и особенно о Сервии Туллии, освобождавшем народ от зависимости; стали особо почитаться Фортуна, унижающая высокопоставленных и возвышающая простых людей, и Лары — гаранты справедливости, защитники маленького человека и рабов. В посвященных их культу поквартальных коллегиях объединялись плебеи и рабы.

В конце II и начале I в. до н.э. вождем популяров был Марий. Его требование наделить землей ветеранов натолкнулось на противодействие сената, что грозило свести на нет его военную реформу и подорвать его личный авторитет. Вспыхнули новые волнения. Благодаря голосам ветеранов в 100 г. до н.э. народное собрание приняло закон об основании для них колоний в Галлии, Сицилии, Македонии и Африке. Но участие Мария в подавлении волнений подорвало его популярность, и ему пришлось удалиться в Азию.

Союзническая война и получение италиками римского гражданства

Оптиматы временно одержали победу, но напряженная обстановка сохранилась. Италики стали требовать римского гражданства. Получив отказ сената, они восстали. Началась так называемая Союзническая война, длившаяся с 91 по 88 г. до н.э. На стороне повстанцев выступили бедные племена Италии; Риму оставались верными крупные землевладельцы, граждане колоний и греческих городов. Повстанцы, овладевая колониями, убивали римлян и местную знать; простой народ и освобожденных рабов зачисляли в свою армию, которая насчитывала уже до 100 тыс. человек. Риму приходилось прибегать к найму отрядов испанцев, галлов, нумидийцев. Римской армии не удалось добиться успеха, и Риму пришлось пойти на уступки. В 89 г. до н.э. вся Италия к югу от реки По получила римское гражданство.

Римскими гражданами стали теперь все жители Италии, а это значило, что практически утратило свою роль народное собрание Рима. Исчезла и связь гражданства в общине с правом владеть землей на ее территории. Теперь каждый житель Италии мог владеть землей где угодно. Новым гражданам стала доступна служба в легионах, за которую они получали землю, а влияние главнокомандующих распространилось на всю Италию. Она полностью романизировалась.

Первая война с Митридатом Евпатором

Но в провинциях сохранялось сложное положение. Началась война с царем Понта Митридатом Евпатором. Он захватил почти все Черноморское побережье и значительную часть Азии. В провинциях Митридата принимали как освободителя. По его призыву жители Малой Азии в один день перебили 80 тыс. проживавших там римлян, италиков, их отпущенников и рабов.

Вопрос о том, кто будет командовать в войне с Митридатом, привел к гражданской войне в самом Риме. Сенат желал поручить командование Сулле, уже зарекомендовавшему себя талантливым полководцем. Популяры же выставляли кандидатуру Мария. Между сторонниками и армиями того и другого началась война, в ходе которой Рим многократно переходил из рук в руки, и каждый раз взятие города сопровождалось расправой с противниками. Наконец Сулла добился командования в войне с Митридатом, разбил его армию, вернул потерянные провинции, заключил с Митридатом мир, вернулся в Италию и захватил Рим.

Репрессии Суллы

Назначенный диктатором, он обнародовал списки лиц, которые подлежали казни, а их имущество — проскрипции. Донесшие на скрывавшегося проскрипта получали награду, а рабы — свободу. Из 10 тыс. таких освобожденных Суллой рабов (они получили имя Корнелий) он организовал свою личную гвардию. Конфискованное имущество с аукциона продавалось сторонникам Суллы (между ними были также Красс и Помпей), сколотившим себе огромные состояния. Сторонники Мария (сам он к тому времени умер) были казнены на Марсовом поле, многие города разрушены. 120 тысяч ветеранов Суллы получили земли репрессированных лиц и городов. Число сенаторов возросло за счет сулланцев с 300 до 600.

Власть народных трибунов ограничивалась, зато власть провинциальных наместников становилась абсолютной. Всадники были отстранены от участия в судах. Сулла ввел чрезвычайные суды, рассматривавшие и каравшие тяжелые преступления. Диктатура Суллы была шагом на пути создания государственного аппарата. Но социальная база диктатуры Суллы была узкой: против него были настроены всадники, дельцы, плебеи, лишившиеся своих имений землевладельцы, провинциалы. По словам Цицерона, в провинциях ненавидели даже самое имя «римляне». Война с Митридатом показала, что население провинции готово восстать при первой же возможности.

Не случайно сразу же после смерти Суллы в 79 г. до н.э. начались новые смуты. В Испании утвердился марианец Серторий, пользовавшийся популярностью среди испанских племен. С войском, состоявшим из испанцев и бежавших к нему марианцев, Серторий нанес ряд поражений Помпею. Только после предательского убийства Сертория его армия была наголову разбита. Но в 73 г. до н.э. началась новая война с Митридатом. Командовавший римским войском Л. Лукулл первоначально одержал ряд побед, взял столицу Митридата Синопу и огромную добычу. Однако дальнейшее продвижение было остановлено из-за начавшихся мятежей в его армии.

Восстание Спартака

В 74 г. до н.э. во время неудач на внешних фронтах и в разгар внутренних смут вспыхнуло восстание рабов под руководством Спартака, фракийца, отданного в гладиаторы за отказ служить в римских вспомогательных войсках, которые поставляли Риму цари Фракии. Античные писатели характеризовали Спартака как талантливого полководца и блестящего организатора. С семьюдесятью товарищами он бежал из гладиаторской школы в Капуе; вскоре к нему начали стекаться сельские рабы из Кампании, а затем и из других областей Италии. Армия Спартака быстро росла, достигнув огромной численности — 80, а по другим подсчетам, даже 100 тыс. человек. Римские войска терпели одно поражение за другим. Римские историки считали, что целью Спартака было вывести рабов за Альпы, в свободную Галлию.

И действительно, поначалу Спартак победоносно пробивался на север Италии. При городе Мутине (совр. Модена) он разбил войско наместника Цизальпинской Галлии, открыв себе путь к Альпам. Но затем, вместо того чтобы их перейти, повернул обратно. Причины этого решения неясны. Некоторые современные историки считают, что среди повстанцев начались разногласия, другие полагают, что Спартак с самого начала намеревался взять Рим. Во всяком случае он двинулся на юг и в Пицене разбил армию обоих консулов. Тогда сенат выслал против него наделенного чрезвычайными полномочиями претора М. Лициния Красса, на помощь которому были вызваны Лукулл и Помпей из Испании. Спартак пошел дальше на юг, надеясь с помощью пиратов переправиться в Сицилию и поднять там рабов. Однако пираты его обманули, и весной 71 г. до н.э., несмотря на мужественное сопротивление в Aпyлии, повстанцы были разгромлены армией Красса. Сам Спартак погиб в бою, остатки его войска были добиты солдатами Помпея, 6 тыс. человек было распято вдоль Аппиевой дороги. Восстание Спартака показало, что рабы, в первую очередь сельские, превратились в многочисленный и враждебный господам класс, для подавления которого требуется сильная государственная власть.

Усложнение социальной структуры общества

Борьба шла не только между рабовладельцами и рабами, но и между крестьянами и крупными землевладельцами, объединенными в сословия сенаторов и всадников. В центре внимания снова был аграрный вопрос, принявший в это время несколько иные формы. Ветераны и беднота требовали наделов и гарантии от захвата их участков. Крупные собственники выступали против переделов земли. Их имения во много тысяч югеров возделывались в основном арендаторами-колонами, состоявшими у них в клиентеле, кабальными должниками, закованными рабами.

Сельское хозяйство

Из посвященного сельскому хозяйству труда римского ученого Варрона мы знаем, насколько усложнилась его организация по сравнению со временем Катона. Сказались накопление опыта, знаний, разделение труда в разных отраслях сельского хозяйства, система наказаний и поощрений, обособление функций значительно возросшего административного персонала виллы.

Ремесло

В городах, особенно в Риме, росло число ремесленников разных специальностей, работавших на заказ и на продажу, множились ремесленные коллегии, возникали довольно крупные мастерские. Спрос на предметы роскоши удовлетворяли ювелиры, чеканщики, парфюмеры, красильщики тканей. В этих отраслях работало много рабов и отпущенников, часто греков. В исконных ремеслах — кузнечном, плотничьем, сукновальном — трудились свободнорожденные плебеи. На постройках общественных и частных зданий были заняты многочисленные архитекторы, живописцы, строительные рабочие из свободных и рабов.

Строительство

Строительная техника значительно усовершенствовалась. Римляне научились воздвигать своды и купола, что позволило увеличить размеры зданий. Открытие способа изготовления бетона дало возможность придавать стенам гладкую поверхность и расписывать ее фресками с монументальными фигурами и пейзажами. Специально обученные рабы окружали дома богатых людей садами. Строились и многоэтажные дома. Торговали не только предметами роскоши, но и продуктами питания, одеждой, обувью, изделиями из дерева и металла. Достигнутый уровень социально-экономического развития стал несовместимым с порядками старого, крестьянского Рима, превратившегося в центр огромной державы.

Нарастание кризиса в римском обществе

Республика, управляемая богатевшим за счет ограбления провинций нобилитетом и немногочисленными-посетителями народных собраний, не могла ни решить насущные вопросы времени, ни создать более широкую базу римской власти в провинциях. Не могла она и включить в старую систему новую армию. Сенат, понимая, что она необходима для удержания в повиновении старых и покорения новых земель, вместе с тем постоянно вступал в конфликты с главнокомандующими, а следовательно, и с армией, когда дело доходило до наделения землей ветеранов. Главнокомандующему же, чтобы не потерять свой авторитет, приходилось в этом вопросе опираться на народное собрание, а значит, идти на уступки плебсу.

Падение сенатской республики

Возвышение Помпея

Очередной конфликт разгорелся в 70 г. до н.э., когда оптимат Помпей и сулланец Красс добились консульства. Заинтересованные в поддержке плебса, они отменили законы Суллы, удалили из сената 64 сулланца, восстановили власть народных трибунов и передали суды комиссии из сенаторов, всадников и выбиравшихся по трибам эрарных трибунов из богатых плебеев. Снова оживились популяры. Одним из их вождей стал племянник Мария, возвратившийся из изгнания, Гай Юлий Цезарь. На похоронах своей тетки — жены Мария — он произнес речь о его заслугах, а затем восстановил на Форуме убранные Суллой трофеи Мария. В 63 г. до н.э. Цезарь был избран великим понтификом; в должности претора он щедро угощал народ и выступал на судебных процессах против видных сулланцев. Тогда же выступлением против наместника Сицилии Верреса начал свою карьеру Цицерон.

Юлий Цезарь. Мрамор. 1 в. до н.э.

Юлий Цезарь. Мрамор. Первая половина I в. до н.э.

Но события складывались так, что требовалось примирение сената с Помпеем. В 67 г. до н.э. ему были даны чрезвычайные полномочия для борьбы с пиратами, а затем для окончания войны с Митридатом. В 63 г. до н.э. он победоносно закончил войну и начал устраивать дела на Востоке. Была образована провинция Сирия; царей других восточных областей Помпей самовольно смещал, вместо них назначал новых. Он основал 40 полисов, повысив полномочия их магистратов. В результате завоеваний Помпея доходы римской казны увеличились на 70%. Он стал подлинным героем, в Азии даже его отпущенников чествовали как царей. В 62 г. до н.э. Помпей вернулся в Италию.

Борьба в Риме и первый триумвират

Между тем здесь было неспокойно. В 64 г. до н.э. консулом стал Цицерон. Его соперник Л. Сергий Катилина, уже раньше подозреваемый в закулисной деятельности, организовал заговор. В него были вовлечены разные слои населения.

Цицерон знал о заговоре, однако не имел достаточно улик, чтобы не только выступать с речами против Катилины, но и перейти к активным действиям. Но в его руки все же попало письмо катилинарцев к находившимся в Риме послам аллоброгов с призывом к восстанию. Это была уже измена отечеству, и Цицерон приказал арестовать активных вождей заговора. Сам Катилина присоединился к Манлию, но погиб в битве. Дело заговорщиков разбиралось в сенате, и, несмотря на протесты Цезаря, они были приговорены к смерти.

О Каталине мы знаем только из речей Цицерона и из сочинения Саллюстия, считавшего Катилину представителем до конца развращенного нобилитета. Поэтому составить истинное представление о нем и его движении трудно. Во всяком случае за ним шла часть плебса, и его неудача свидетельствует скорее всего о слабости последнего. Плебс не смог даже противодействовать предписанному сенатом роспуску коллегий. С другой стороны, ослабела и сила сопротивления сената. Когда Помпею было отказано в наделении землей его ветеранов и утверждении его распоряжений на Востоке, он вступил в соглашение с Крассом и вернувшимся из своего наместничества в Испании Цезарем.

В этом союзе, получившем впоследствии название первого триумвирата, против сената объединились –

Триумвиры обеспечили избрание на 59 г. до н.э. консулом Цезаря, который, несмотря на оппозицию сената, возглавляемую Марком Катоном, правнуком Катона Цензора, провел закон о наделении ветеранов Помпея участками из общественных земель. После окончания консульства Цезарю на пятилетний срок предоставлялось наместничество в Цизальпинской Галлии и Иллирике с правом набрать пять легионов.

Деятельность Клодия

Видимо, к этому времени Цезарь убедился, что опорой политического деятеля может быть только армия, а не плохо организованный плебс. О слабости плебса еще более, чем неудача Катилины, свидетельствовало движение Клодия, избранного народным трибуном на 58 г. до н.э. Начав свою карьеру подстрекательством к мятежу солдат Лукулла, Клодий вернулся в Рим и примкнул к Цезарю. С его помощью он из патрициев перешел в плебеи и был избран народным трибуном. По словам Цицерона, Клодий действовал как демагог и кандидат в тираны. Восстановив плебейские коллегии культа Ларов, он набрал в них плебеев, отпущенников и рабов, терроризировал оптиматов и самого Помпея. Он провел закон, по которому 300 тыс. плебеев должны были получать зерно даром, и добился изгнания Цицерона за незаконную — без апелляции к народному собранию — казнь катилинарцев. Напуганные оптиматы окружали себя стражей из гладиаторов, выборы магистратов часто срывались. Однако Клодий практически ничего не добился. Постепенно он отошел от дел и в 52 г. до н.э. был убит рабами своего врага Милона.

Разрыв традиционных связей фамилии

Плебс, расколотый на сельский и городской, не мог оправдать надежд, возлагавшихся на него популярами типа Саллюстия. Все эти события и социально-классовые сдвиги отражали изменения во всех сферах жизни. Роскошь достигла предела. В домах знати было по нескольку сот рабов — слуг, ремесленников, счетоводов, библиотекарей, секретарей, чтецов, музыкантов. Каждый раб имел свою специальность: один сервировал стол, другой приглашал гостей на пир к господину, третий пек пироги, четвертый готовил блюда к столу и т. д. Рабов и рабынь обучали ремеслу цирюльников, банщиков, камеристок и т. п. Дурным тоном считалось поручать одному рабу разные обязанности. На одежду и драгоценности «светских дам» тратились огромные средства. В корне изменились старые нравы. Участились разводы, знатные женщины заводили любовные связи. Ослаб авторитет отцов, сыновья фактически сами распоряжались своим имуществом. Даже рабы, получавшие теперь в пекулии лавки и мастерские, жили самостоятельно, отрывались от фамилий, сближались с городским плебсом.

Римская культурная жизнь I в. до н.э.

Греческая культура завоевывала все новые позиции. Скульпторы и живописцы, следуя греческим образцам, изображали на фресках сцены из греческих мифов, но выработали свой стиль в области портрета. В отличие от греков, приукрашивавших оригиналы, римляне старались точно передать внешний облик и внутреннюю суть того, кого изображали. Цицерон, а затем Гораций в его «Искусстве поэзии» утверждали теорию реалистического искусства, задачей которого было отражение действительной жизни во всем ее многообразии, точная обрисовка характеров, привычек, взглядов на жизнь людей разного возраста и общественного положения. Они осуждали отступление от жизненной правды.

Между тем магистраты старались превзойти друг друга пышностью устраиваемых ими зрелищ. Наряду с комедиями и трагедиями, которые порой уже казались устарелыми, появляются веселые сценки — мимы. Особо знаменит был мимограф Публилий Сир. Многие из изречений его персонажей стали популярными пословицами.

Образование

За счет рабов и отпущенников, которым господа считали нужным дать образование, росла интеллигенция. Многие представители «рабской интеллигенции» писали сочинения по истории, языкознанию, литературоведению. Но теперь и знатные, и высокопоставленные люди не считали зазорным заниматься умственным трудом. Греческий язык становился не только литературным, но и разговорным. Греческие и латинские книги находили широкий сбыт. Необходимость образования стала общепризнанной. Так, архитектор Витрувий писал, что строитель должен знать не только архитектуру, но и астрономию, медицину, философию, мифологию. Хозяин имения и вилик должны были разбираться в медицине, астрономии.

Философия

Разносторонним ученым был Варрон. Он писал на многие темы, начиная с сельского хозяйства и кончая историей римских культов, гражданских и религиозных институтов, занимался этимологией латинских слов. Выдающимся мыслителем был Лукреций Кар, автор знаменитой поэмы «О природе вещей». Исходя из теории соединения и разъединения вечно движущихся атомов, он писал о естественном, без вмешательства богов, происхождении Вселенной, Земли, растений, животных и людей. Человеческое общество, по его мнению, складывалось и развивалось не по воле высших сил, а благодаря наблюдению за природой и разумно понятой общей пользе, оформленной обычаями и законами, которые могут изменяться, если изменится понимание общей пользы.

Многочисленные бедствия от внешних и гражданских войн толкали людей на поиски путей выхода из тупика, они искали ответ в учениях, предлагавших самые различные рецепты в соответствии со взглядами различных греческих философских школ.

Учения стоиков и пифагорейцев

Так, стоики учили, что человек будет счастлив, если превыше всего будет ценить добродетель, исполнять свой долг перед обществом, но не придавать значения таким мирским обстоятельствам, как богатство, знатность, почести, здоровье. По словам Цицерона, распространялись сочинения, доказывавшие, что ни рабство, ни даже гибель родины еще не зло само по себе. Среди высших сословий было популярно пифагорейство, в котором было немало заимствованной с Востока мистики, тайных обрядов. Многие принимали посвящения в Элевсинские и Самофракийские мистерии. Вместе с тем в той же среде росло пренебрежение к традиционной римской религии. Цицерон в своем трактате «О дивинации» высмеивал традиционные способы узнавать волю богов, а в трактате «О природе богов» в уста великого понтифика Аврелия Котты вложил рассуждения о сомнительности существования богов: религия обязательна для простых людей, образованный же человек может в нее верить или не верить.

Таким же было мнение Варрона, делившего религию на религию поэтов, религию философов и религию, обязательную для граждан. Эпикурейцы признавали существование богов, ведущих блаженную жизнь и не вмешивающихся в дела мирские. Стоики исходили из пронизывающего все сущее божественного начала. В человеке такая «божественная искра» — его душа, дух, разум, сближающий его с божеством. Иногда они отождествляли бога с природой, иногда говорили о едином боге, тогда как другие почитаемые народом божества — это его отдельные силы и свойства или его помощники. Исходя из единства мира и взаимовлияния всех его частей, стоики обосновывали достоверность астрологии и возможность магии. Старую веру заменяла вера в судьбу. Астрономические сведения в смешении с астрологическими изложил в поэме «Астрономикон» Манилий. В астрологию верили все, начиная с рабов и кончая Марием, Суллой и Помпеем, гороскопы которым составляли ученые-астрологи.

Укреплялся индивидуализм. Показательно в этой связи творчество так называемых неотериков, к которым принадлежал один из лучших римских поэтов — Катулл. «Неотерики» следовали эллинистическим образцам, писали для элиты вычурные поэмы на мифологические темы и, с точки зрения Цицерона, были бесполезны для общества. Для Катулла главной темой была его любовь к сестре Клодия, «светской львице», названной в его стихах Лесбией. С необычайной силой переданы радости и страдания этого высокого чувства, в значительной мере оттеснившие от него события окружающего мира. Развитие индивидуализма сказывалось и в появлении мемуаров таких деятелей, как Сулла и Цезарь.

Цицерон

Для развития культуры своего времени много сделал Цицерон. Его речи, письма к друзьям, философские трактаты, в которых он старался познакомить римских читателей с греческой философской и политической мыслью, сочинения по ораторскому искусству служат источником не только по истории, но и по идеологии и культуре тех лет.

Ученик стоиков Панетия (под его влиянием он написал свой трактат «О долге») и Посидония Цицерон, заимствуя кое-что из их положений, вместе с тем склонялся и к скептицизму Новой Академии. Свои в общем эклектические воззрения он излагал в трактатах «Парадоксы», «Академики», «Тускуланы», а также в таких произведениях, как «О республике», «О законах», «О долге», увязывая политику и философию. Цицерон стремился сочетать греческие теории с исконно римскими. Как и Катон, он подчеркивал, что величие Рима создавал весь римский народ. Идеалом для него был римский политический строй, установленный «предками», Римская республика с ее «смешанной формой правления», охарактеризованной Полибием.

Жизнь республики управляется неким высшим законом, установленным не людьми, как считали эпикурейцы, а самой природой, «божественным разумом», который и создал закон. Ему подчиняется вся природа, весь космос, ему повинуются даже боги, и люди, невежественные и порочные, не должны изменять его по своему усмотрению. Такое преклонение перед законом навсегда осталось характерной чертой идеологии римлян — создателей разработанного права. И позже основное отличие хорошего императора от «тирана» они видели в том, что первый ставил закон выше собственной воли, второй же его попирал. Римляне никогда не разделяли концепцию греческих софистов, считавших, что закон создан слабыми людьми и не обязателен для сильных. Для них высшей ценностью была республика, первичное, вечное единство с цементирующим ее законом, общество граждан же — вторичное, преходящее множество.

Даже самый сильный город, если он не управлялся справедливым законом, не мог считаться республикой, т. е. наивысшей формой общности людей. Так и в политических учениях коллективизм противостоял эллинскому индивидуализму. Соответственно Цицерон приспосабливал образ безразличного ко всему стоического мудреца к идеалу римскому — «достойного мужа», которому не может быть чуждо благо родины. Свой трактат «О республике» он заканчивает рассказом о «сне Сципиона». Юному Сципиону Эмилиану явился во сне его дед Сципион Африканский. Он показал и разъяснил внуку божественное устройство космоса и возвестил о блаженной посмертной судьбе героев, возвеличивших Рим. Заимствованная из эллинистических учений идея бессмертной души сочеталась, таким образом, с идеей высшего долга выдающегося гражданина, а служение Риму становилось служением божественному вселенскому принципу.

Огромное влияние на современников и потомков оказало ораторское искусство Цицерона. Ему он посвятил несколько теоретических сочинений, иллюстрировалось оно блестящими речами. Цицерон выступал в судебных процессах, в сенате и народном собрании за своих единомышленников и против своих врагов. Наиболее знамениты его речи против наместника Сицилии Верреса, против Каталины и филиппики против Антония. Он призывал к сплочению «всех лучших», другими словами — лояльных существующему строю, людей — сенаторов, всадников, просто состоятельных граждан — против популяров и «мятежной черни». Однако (хотя вопрос этот спорен) не исключено, что он готов был признать и единоличное правление некоего «принцепса», совершенного оптимата, подобного врагу Гракхов Сципиону Эмилиану, поскольку с республикой были в его понимании совместимы и монархия, и аристократия, и демократия, если они действовали законно и для общей пользы.

С торжеством возвратившись из изгнания в сентябре 57 г. до н.э., он активно занялся литературной деятельностью, которую продолжал и в последующие годы.

Между тем переход к единовластию практически был подготовлен диктатурой Суллы, чрезвычайными полномочиями Помпея, хозяйничаньем триумвиров. Для Цицерона и оптиматов таким единоличным правителем мог выступить некий «принцепс» — защитник интересов знати; для плебеев — преемник царей-народолюбцев, освобождавших плебс от власти «отцов»; для армии — победоносный, любимый ею командир. Вопрос шел лишь о том, кто станет таким главой республики. Общая ситуация подсказывала, что им станет тот, кого поддержит армия.

Распад триумвирата и возвышение Цезаря

Кандидатом в правители мог выступить Помпей, начавший снова сближаться с сенатом, особенно после того как Красс погиб в войне с Парфией и распался триумвират. Но именно это сближение подорвало его популярность. Возрастала роль Цезаря. Он обладал исключительным личным обаянием, которое признавал даже его противник Цицерон. Но главными были его военные и дипломатические таланты, обеспечивавшие его успехи в Галлии, которая была покорена за 10 лет. Цезарь обратил Галлию в провинцию, взял богатейшую добычу и 1 млн пленных. Благодаря таланту полководца, вниманию к нуждам солдат, с которыми он делил тяготы походов, ораторскому дарованию Цезарь создал дисциплинированную и, главное, преданную ему армию.

В глазах римлян он был теперь не только завоеватель обширной и богатой области, но и мститель за унижение Рима во время галльского нашествия 390 г. до н.э. Сенат, возглавляемый крайними оптиматами, в том числе правнуком Катона Катоном Младшим, был недоволен возвышением Цезаря и требовал, чтобы тот распустил свою армию. Сенат возлагал надежду на Помпея, назначенного консулом без коллегии. Война становилась неизбежной. 10 января Цезарь перешел с войском Рубикон, отделявший Цизальпинскую Галлию от Италии. Италийские города переходили к нему; даже стоявшие в Италии солдаты Помпея перешли на сторону Цезаря. Помпей со своими сторонниками, среди которых был и Цицерон, переправился в Грецию.

Таким образом, война перекинулась на провинции и вассальные царства. Главным театром военных действий были Испания, Греция, Африка, Египет. Исход во многом решался позицией провинциалов. Помпея (а в его лице — партию сената) поддерживала в основном верхушка светской и жреческой знати, Цезаря — городские слои старых и новых, романизировавшихся полисов, страдавших от сенатских ставленников и получавших от Цезаря различные привилегии и римское гражданство, дававшееся отдельным людям или целому городу.

В результате Цезарь одержал полную победу. Разбитый в Фессалии при Фарсале Помпей бежал в Египет и был там убит.

Победа Цезаря и его политика

Цезарь стал единоличным главой Римской державы. Ему была предоставлена бессрочная диктатура, пожизненная власть трибуна, к его имени был прибавлен титул «император», обычно дававшийся на поле боя солдатами полководцу, он был провозглашен «отцом отечества», мог самостоятельно решать вопросы войны и мира, ведать казной, выдвигать кандидатов в магистраты и наблюдать за нравами. К внешним атрибутам власти относились пурпурная тога, лавровый венок. Противники Цезаря обвиняли его в намерении принять титул царя, традиционно вменявшемся всем активным противникам власти сената.

Цезарь, столь талантливо, решительно, иногда жестоко действовавший на пути к власти, обретя ее, не сумел ею воспользоваться. Прощенный Цезарем и вернувшийся в Рим Цицерон, продолжая в душе ненавидеть Гая Юлия, писал: «Все мы рабы Цезаря, а Цезарь — раб обстоятельств». В своей политике Цезарь не был последователен. Он ограничивался полумерами, чем оттолкнул от себя многих бывших сторонников, но не снискал симпатий сената. Отказавшись от проскрипций и конфискации земель крупных собственников, он не смог удовлетворить притязания ветеранов; плебс был недоволен сокращением хлебных раздач, новым запрещением коллегий.

Более последовательны были меры Цезаря по расширению социальной базы в провинциях. Цизальпинская Галлия получила римское гражданство и перестала считаться провинцией. Особый муниципальный закон унифицировал строй колоний и муниципий, воспроизводивший с модификациями строй римской гражданской общины (он известен нам по надписям, содержащим городские уставы). Народное собрание граждан избирало магистратов: дуумвиров, квесторов, судей — из тех, кто обладал недвижимостью и установленным цензом. После отправления должности они входили в городской сенат — совет декурионов. Город получал территорию, разделенную на частные наделы и общественные земли. Если город основывался в провинции, земля для него отбиралась у местного племени, некоторые из членов которого могли быть поселены на городской территории (они назывались инколы), другие оттеснялись на худшие земли.

Общественные земли, как и городская казна, управлялись магистратами, отвечавшими своим имуществом за ведение дел. Они же сдавали в аренду участки на земле города, принадлежавшие ему мастерские, подряды и разные работы, командовали городским ополчением, в случае грозившей опасности могли налагать на граждан трудовые повинности. В их обязанности входило наблюдение за отправлением жрецами культа богов-покровителей города, они следили за снабжением граждан продовольствием, устройством игр и т. д. Впоследствии декурионы стали наряду с всадниками и сенаторами привилегированным сословием, состоявшим из городских земле- и рабовладельцев. Они были проводниками римской культуры.

Убийство Цезаря и погромы в Риме

Во время диктатуры Цезаря этот слой еще только складывался и не мог служить ему достаточно прочной опорой. Половинчатой политикой Цезаря воспользовался нобилитет, ведя против него усиленную агитацию. Цезаря называли тираном, душителем свободы, вспоминали древнего Брута и апеллировали к его потомку, другу Цицерона Юнию Бруту, призывая последнего восстановить «свободу». Брут, пользовавшийся покровительством Гая Юлия, долго колебался, но в конце концов был вовлечен в заговор, организованный помпеянцем Кассием. Заговорщики спешили, ибо знали о намерении Цезаря покинуть Рим и начать войну с Парфией. 15 марта 44 г. до н.э. Цезарь был убит около курии сената.

Однако этот террористический акт уже не мог спасти республику нобилитета. Заговорщики рассчитывали на то, что, когда они объявят о смерти «тирана» и восстановлении «свободы», народ провозгласит их своими спасителями и бросит труп убитого в Тибр. Но для ветеранов и плебса Цезарь, несмотря на непоследовательность проводимой им политики, оставался победоносным императором, вождем популяров, героем, погибшим от рук сената. Возмущенный плебс бросился громить дома оптиматов, а на месте погребального костра Цезаря ему стали приносить жертвы как богу, веря, что появившаяся в эти дни комета — душа Цезаря, вознесшаяся на небеса.

Напуганные оптиматы заперлись в домах, заговорщики укрылись на Капитолии. В конце концов они вынуждены были договориться с Антонием. На заседании сената было достигнуто компромиссное соглашение:

Возвышение Октавиана и второй триумвират

В это время выдвинулся усыновленный и назначенный Цезарем наследником его внучатый племянник Октавий, принявший имя Гая Юлия Цезаря Октавиана. 18-летний Октавиан проходил со своим другом Випсанием Агриппой обучение военному делу в эпирском г. Аполлонии, когда получил известия о событиях в Риме. Стоявшие в Аполлонии солдаты Цезаря и сам Агриппа уговорили Октавиана принять наследство Цезаря и двинуться в Италию. Когда Октавиан прибыл туда, к нему стали стекаться ветераны и богатые отпущенники Цезаря, призывая отомстить за отца. В Риме Октавиан явился к Антонию и потребовал отдать ему казну Цезаря, дабы он мог выполнить его завещание. Антоний грубо ответил, что казна Цезаря пуста, а Октавиану следует не требовать, а радоваться, что он благодаря Антонию теперь не сын обесславленного тирана.

Тогда Октавиан начал вести удивительно тонкую для юноши его лет игру. Он начал переговоры с Цицероном, называл его «отцом», просил советов. Цицерон, понимая, что Октавиана можно противопоставить Антонию, расхваливал юношу, якобы посланного самим Юпитером для спасения Рима от тирании Антония. На встречах же со своими сторонниками Октавиан признавался, что его отношения с Цицероном только хитрость, к которой его принудило поведение Антония, и что, обретя силу, он отомстит за смерть Цезаря. На деньги, полученные от сената при посредничестве Цицерона, он переманивал солдат Антония, выплачивая им более высокое жалованье.

В конце 44 г. до н.э. Антоний отбыл в Галлию. Сенат выслал против него войско, с которым отправились и солдаты, набранные Октавианом. Близ Мутины Антоний был разбит. Сенат решил, что может теперь обойтись без Октавиана, и отказал в обещанном ему консульстве. Тогда Октавиан объединился с Антонием и наместником Нарбоннской Галлии цезарианцем Эмилием Лепидом. Они заключили так называемый второй триумвират и без труда взяли Рим. Октавиан был избран консулом, триумвиры решением народного собрания наделены чрезвычайными полномочиями «для восстановления республики». Было отменено постановление об амнистии убийцам Цезаря, собиравшим тем временем войска и средства в восточных провинциях, и решено начать с ними войну.

Деятельность Октавина

Для наказания убийц Цезаря, объявленных врагами отечества, и тех, кто их поддерживал, были составлены проскрипционные списки, в которых одним из первых по требованию Антония был назван Цицерон. 7 декабря 43 г. до н.э. он был убит командовавшим военным отрядом центурионом. Началось наделение землей ветеранов: было выделено 18 городов Италии, жители которых лишались земли, рабов и инвентаря в пользу новых владельцев, им же раздавались земли, конфискованные у проскрибированных. Погибло более 300 сенаторов, 2 тыс. всадников, за вознаграждение жены доносили на мужей, дети — на родителей, рабы — на господ. Время это осталось в памяти римлян как время ужаса и хаоса. Лишенные земли горожане проклинали обездоливших их «нечестивых воинов». Не лучше было положение и в восточных провинциях, где Брут и Кассий требовали людей и денег. Но война кончилась их поражением.

Наводить порядок на Востоке отправился Антоний. Лепид вскоре был отстранен от дел. Октавиан, получивший западные провинции, остался в Италии. Секст Помпей укрепился в Сицилии, зачисляя в свой флот оптиматов и рабов. Его суда мешали подвозу зерна в Италию; парфяне, используя ослабление Рима, захватили Сирию, и только с большим напряжением сил их оттеснил Вантидий Басс.

В 36 г. до н.э. Агриппе удалось покончить с Секстом Помпеем. Октавиан обещал сохранить свободу сражавшимся на стороне Секста Помпея рабам, но затем, разослав их по провинциям, в тайных письмах приказал наместникам их разоружить и захватить. 30 тыс. рабов были возвращены владельцам, а если не могли установить, чей раб, его казнили. Этим актом Октавиан начал примирение с имущими классами. С сенатской знатью его сблизил и брак с Ливией, разведенной женой врага триумвиров Тиберия Клавдия Нерона. Проскрипции были прекращены, конфискации прекратились. Популярность Октавиана росла: вся Италия присягнула ему на верность.

Война с Антонием

Однако на Востоке правителем продолжал оставаться Антоний. Он сблизился с Клеопатрой, провозгласил себя новым богом — Дионисом, а ее — богиней Изидой и «царицей царей», возводил на престол и смещал вассальных царей, раздавал провинции своим детям от Клеопатры. В Риме против него велась усиленная кампания, его поведение расценивалось как недостойное римлянина, ему инкриминировалась и приверженность «темным» богам Египта.

Война с Антонием становилась неизбежной. Она началась в 31 г. до н.э. и окончилась 2 сентября того же года поражением флота Антония и Клеопатры в битве при мысе Акции в Западной Греции. Антоний и Клеопатра бежали в Египет, а солдаты Антония перешли к Октавиану, обещавшему наградить их наравне со своими воинами. В 30 г. до н. э. Октавиан прибыл в Египет, завоевал его без труда и обратил в римскую провинцию, подчинявшуюся лично ему. Антоний и Клеопатра покончили с собой.

Египетская добыча дала Октавиану возможность уже не отбирать, а покупать наделы для ветеранов. Примерно 300 тыс. человек получили их. Командирам и приближенным Октавиана раздавались имения в сотни югеров, что способствовало распространению латифундий. Укрепилось также частное мелкое и среднее землевладение, зиждившееся на труде рабов. Верховное право распоряжения землей перешло к главе государства, и собственники уже не опасались новых аграрных законов, принятых плебсом. Их собственность на землю стала такой же прочной, как собственность господина на раба.

Революция или эволюция? Переход от республики к империи

Так начался в истории Рима новый период — период единоличного правления, эпоха империи. В современной научной литературе нередко дискутировался вопрос о существе этого перехода, о том, можно ли назвать его революцией. Одни историки считают, что тогдашние события следует рассматривать как признаки революции. Другие, возражая, приводят различные аргументы и подчеркивают, что общество не изменило свою структуру, осталось рабовладельческим. Однако, как отмечал С. Л. Утченко, революции происходят и в обществах без коренного преобразования господствующего способа производства (например, революция 1848 г. во Франции). Вместе с тем в результате широких движений в структуре правящего класса, в политическом устройстве, в общем направлении политики происходят значительные перемены.

В этом смысле можно говорить о коренных по характеру изменениях по сравнению со старой структурой. Установление империи было победой муниципальных земле- и рабовладельцев (Италии и отчасти провинций) над верхушкой крупной земельной аристократии, хищническое господство которой губило экономику провинций, тормозило развитие мелкого и среднего землевладения в Италии, условия которого были наиболее благоприятны для прогресса основанного на рабском труде сельского хозяйства и соответственно связанных с таким типом сельского хозяйства ремесла и торговли. Поэтому, характеризуя переход к империи, процесс, который сопровождался коренными изменениями в отношениях собственности, острой борьбой между представлявшей интересы плебса армией и сторонниками сената, вовлечением рабов в борьбу между разными сословиями, можно условно применять термин «революция», имея в виду революционные сдвиги в общей структуре римского общества и «климате» той эпохи.

Расскажи друзьям:

Оцени:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 гол., ср.:5,00 из 5)
Загрузка...