Эллинистическая цивилизация. Возникновение и закат.


Эллинизм — встреча Востока и Запада

Понятие эллинизма и его временные рамки

Эллинистической цивилизацией принято называть новую ступень в развитии материальной и духовной культуры, форм политической организации и социальных отношений народов Средиземноморья, Передней Азии и прилегающих регионов.

Начало им положили Восточный поход Александра Македонского и массовый колонизационный поток эллинов (греков и македонян) во вновь завоеванные земли. Хронологические и географические границы эллинистической цивилизации исследователями определяются по-разному в зависимости от трактовки понятия «эллинизм», введенного в науку еще в первой половине XIX в. И. Г. Дройзеном, но до сих пор остающегося спорным.

Накопление нового материала в результате археологических и исторических исследований оживило дискуссии о критериях и специфике эллинизма в разных регионах, о географических и временных границах эллинистического мира. Выдвигаются концепции предэллинизма и постэллинизма, т. е. возникновения элементов эллинистической цивилизации до греко-македонских завоеваний и их живучести (а иногда и регенерации) после крушения эллинистических государств.

При всей спорности этих проблем можно указать и на устоявшиеся взгляды. Несомненно, что процесс взаимодействия эллинского и перед неазиатских народов имел место и в предшествующий период, но греко-македонское завоевание придало ему размах и интенсивность. Новые формы культуры, политических и социально-экономических отношений, возникшие в период эллинизма, были продуктом синтеза, в котором местные, главным образом восточные, и греческие элементы играли ту или иную роль в зависимости от конкретно-исторических условий. Большая или меньшая значимость местных элементов наложила отпечаток на социально-экономическую и политическую структуру, формы социальной борьбы, характер культурного развития и в значительной мере определила дальнейшие исторические судьбы отдельных регионов эллинистического мира.

История эллинизма отчетливо делится на три периода:

  • возникновение эллинистических государств (конец IV — начало III в. до н. э.),
  • формирование социально-экономической и политической структуры и расцвет этих государств (III — начало II в. до н. э.),
  • период экономического спада, нарастания социальных противоречий, подчинения власти Рима (середина II — конец I в. до н. э.).

Действительно, уже с конца IV в. до н. э. можно проследить становление эллинистической цивилизации, на III в. и первую половину II в. до н. э. приходится период ее расцвета. Но упадок эллинистических держав и расширение в Средиземноморье римского господства, а в Передней и Центральной Азии — владений возникших местных государств не означали ее гибели. Как составной элемент она участвовала в формировании Парфянской и Греко-Бактрийской цивилизаций, а после подчинения Римом всего Восточного Средиземноморья на ее основе возник сложный сплав греко-римской цивилизации.

Возникновение эллинистических государств и становление эллинистической цивилизации

Войны диадохов

В результате походов Александра Македонского возникла держава, охватывавшая Балканский полуостров, острова Эгейского моря, Малую Азию, Египет, всю Переднюю, южные районы Средней и часть Центральной Азии до нижнего течения Инда. Впервые в истории такая огромная территория оказалась в рамках одной политической системы. В процессе завоеваний были основаны новые города, проложены новые пути сообщений и торговли между отдаленными областями. Однако переход к мирному освоению земель произошел не сразу; в течение полувека после смерти Александра Македонского шла ожесточенная борьба между его полководцами — диадохами (преемниками), как их обычно называют, — за раздел его наследия.

Стела Аристонавта. Мрамор. 4 век до н.э. Эллинизм

Стела Аристонавта. Мрамор. IV в. до н.э.

В первые полтора десятилетия сохранялась фикция единства державы под номинальной властью Филиппа Арридея (323-316 гг. до н. э.) и малолетнего Александра IV (323-310? гг. до н. э.), но в действительности уже по соглашению 323 г. до н. э. власть в важнейших ее регионах оказалась в руках наиболее влиятельных и талантливых полководцев:

  • Антипатра в Македонии и Греции,
  • Лисимаха во Фракии,
  • Птолемея в Египте,
  • Антигона на юго-западе Малой Азии,
  • Пердикке, командовавшему главными военными силами и фактическому регенту, подчинялись правители восточных сатрапий.

Но  попытка Пердикке упрочить свое единовластие и распространить его на западные сатрапии закончилась его же гибелью и положила начало войнам диадохов. В 321 г. до н. э. в Трипарадисе произошло перераспределение сатрапий и должностей: Антипатр стал регентом, и к нему в Македонию из Вавилона была перевезена царская семья, Антигон был назначен стратегом-автократом Азии, командующим всеми находившимися там войсками, и уполномочен продолжить войну с Евменом, сторонником Пердикки. В Вавилонию, утратившую значение царской резиденции, сатрапом был назначен командир гетайров Селевк.

Смерть в 319 г. до н. э. Антипатра, передавшего регентство Полиперхонту, старому, преданному царской династии полководцу, против которого выступил сын Антипатра Кассандр, поддержанный Антигоном, привела к новому усилению войн диадохов. Важным плацдармом стали Греция и Македония, где в борьбу были втянуты и царский дом, и македонская знать, и греческие полисы; в ходе ее погибли Филипп Арридей и другие члены царской семьи, а Кассандру удалось упрочить свое положение в Македонии. В Азии Антигон, одержав победу над Евменом и его союзниками, стал самым могущественным из диадохов, и сразу же против него сложилась коалиция Селевка, Птолемея, Кассандра и Лисимаха. Началась новая серия сражений на море и на суше в Сирии, Вавилонии, Малой Азии, Греции. В заключенном в 311 г. до н. э. мире хотя и фигурировало имя царя, но фактически о единстве державы уже не было речи, диадохи выступали как самостоятельные правители принадлежащих им земель.

Гидрия с изображением бегущих воинов. 4 век до н.э.

Гидрия с изображением бегущих воинов. IV в. до н.э.

Новая фаза войны диадохов началась после умерщвления по приказу Кассандра юного Александра IV. В 306 г. до н. э. Антигон и его сын Деметрий Полиоркет, а затем и другие диадохи присваивают себе царские титулы, тем самым признавая распад державы Александра и заявляя претензию на македонский престол. Наиболее активно стремился к нему Антигон. Военные действия развертываются в Греции, Малой Азии и Эгеиде. В сражении с объединенными силами Селевка, Лисимаха и Кассандра в 301 г. до н. э. при Ипсе Антигон потерпел поражение и погиб. Произошло новое распределение сил: наряду с царством Птолемея I (305-282 гг. до н. э.), включавшем Египет, Киренаику и Келесирию, появилось крупное царство Селевка I (311-281 гг. до н. э.), объединившее Вавилонию, восточные сатрапии и переднеазиатские владения Антигона. Лисимах расширил границы своего царства в Малой Азии, Кассандр получил признание прав на македонский престол.

Однако после смерти Кассандра в 298 г. до н. э. вновь разгорелась борьба за Македонию, длившаяся более 20 лет. Поочередно ее престол занимали сыновья Кассандра, Деметрий Полиоркет, Лисимах, Птолемей Керавн, Пирр Эпирский. Помимо династических войн в начале 270-х гг. до н. э. Македония и Греция подверглись вторжению кельтов-галатов. Только в 276 г. Антигон Гонат (276-239 гг. до н. э.), сын Деметрия Полиоркета, одержавший в 277 г. победу над галатами, утвердился на македонском престоле, и при нем Македонское царство обрело политическую стабильность.

Политика диадохов в своих владениях

Полувековой период борьбы диадохов был временем становления нового, эллинистического общества со сложной социальной структурой и новым типом государства. В деятельности диадохов, руководствовавшихся субъективными интересами, проявлялись в конечном счете объективные тенденции исторического развития Восточного Средиземноморья и Передней Азии — потребность в установлении тесных экономических связей глубинных районов с морским побережьем и связей между отдельными областями Средиземноморья — и вместе с тем тенденция сохранения этнической общности и традиционного политического и культурного единства отдельных районов, потребность в развитии городов как центров торговли и ремесла, в освоении новых земель, чтобы прокормить возросшее население, и, наконец, в культурном взаимодействии и т. д. Несомненно, что индивидуальные особенности государственных деятелей, соперничавших в борьбе за власть, их военные и организаторские таланты или их бездарность, политическая близорукость, неукротимая энергия и неразборчивость в средствах для достижения целей, жестокость и корыстолюбие — все это осложняло ход событий, придавало ему острую драматичность, нередко отпечаток случайности. Тем не менее можно проследить общие черты политики диадохов.

Каждый из них стремился объединить под своей властью внутренние и приморские области, обеспечить господство над важными путями, торговыми центрами и портами. Каждый стоял перед проблемой содержания сильной армии как реальной опоры власти. Основной костяк армии состоял из македонян и греков, входивших ранее в царское войско, и наемников, завербованных в Греции. Средства для их оплаты и содержания отчасти черпались из сокровищ, награбленных Александром или самими диадохами, но достаточно остро стоял вопрос и о сборах дани или податей с местного населения, а следовательно, об организации управления захваченными территориями и налаживании экономической жизни.

Во всех областях, кроме Македонии, стояла проблема взаимоотношений с местным населением. В решении ее заметны две тенденции:

  • сближение греко-македонской и местной знати, использование традиционных форм социальной и политической организации и
  • более жесткая политика по отношению к коренным слоям населения как к завоеванным и полностью бесправным, а также внедрение полисного устройства.

В отношениях с дальними восточными сатрапиями диадохи придерживались сложившейся при Александре практики (возможно, восходящей к персидскому времени): власть была предоставлена местной знати на условиях признания зависимости и выплаты денежных и натуральных поставок.

Одним из средств экономического и политического укрепления власти на завоеванных территориях было основание новых городов. Эту политику, начатую Александром, активно продолжали диадохи. Города основывались и как стратегические пункты, и как административные и экономические центры, получавшие статус полиса. Одни из них возводились на пустующих землях и заселялись выходцами из Греции, Македонии и иных мест, другие возникали путем добровольного или принудительного соединения в один полис двух или нескольких обедневших городов или сельских поселений, третьи — путем реорганизации восточных городов, пополненных греко-македонским населением. Характерно, что новые полисы появляются во всех областях эллинистического мира, но их число, расположение и способ возникновения отражают и специфику времени, и исторические особенности отдельных областей.

В период борьбы диадохов одновременно с формированием новых, эллинистических государств шел процесс глубокого изменения материальной и духовной культуры народов Восточного Средиземноморья и Передней Азии. Непрерывные войны, сопровождавшиеся крупными морскими сражениями, осадами и штурмами городов, а вместе с тем основание новых городов и крепостей выдвинули на первый план развитие военной и строительной техники. Совершенствовались и крепостные сооружения.

Охота на львов. Мозаика. Пелла (Македония). 300 г. до н.э.

Охота на львов. Мозаика. Пелла (Македония). 300 г. до н.э.

Новые города строились в соответствии с принципами планировки, разработанными еще в V в. до н. э. Гипподамом Милетским: с прямыми и пересекающимися под прямым углом улицами, ориентированными, если позволял рельеф местности, по странам света. К главной, самой широкой улице примыкала агора, окруженная с трех сторон общественными зданиями и торговыми портиками, поблизости от нее обычно возводились храмы и гимнасии; театры и стадионы строили за пределами жилых кварталов. Город обносили оборонительными стенами с башнями, на возвышенном и важном в стратегическом отношении участке строилась цитадель. Строительство стен, башен, храмов и других крупных сооружений требовало развития технических знаний и навыков в изготовлении механизмов для подъема и транспортировки сверхтяжелых грузов, совершенствования разного рода блоков, зубчатых передач (типа шестерен), рычагов. Новые достижения технической мысли получили отражение в специальных сочинениях по архитектуре и строительству, появившихся в конце IV-III в. до н. э. и сохранивших нам имена архитекторов и механиков того времени — Филона, Гегетора Византийского, Диада, Хария, Эпимаха.

Политическая обстановка в Восточном Средиземноморье в III в. до н.э.

Борьба Селевкидов, Птолемеев и Антигонидов

Со второй половины 70-х гг. III в. до н. э., после того как стабилизировались границы эллинистических государств, начался новый этап в политической истории Восточного Средиземноморья и Передней Азии. Между державами Селевкидов, Птолемеев и Антигонидов завязалась борьба за лидерство, подчинение своей власти или влиянию независимых городов и государств Малой Азии, Греции, Келесирии, островов Средиземного и Эгейского морей. Борьба шла не только путем военных столкновений, но и путем дипломатических интриг, использования внутренних политических и социальных противоречий.

Интересы Египта и государства Селевкидов сталкивались прежде всего в Южной Сирии и Палестинe, так как помимо огромных доходов, которые поступали из этих стран в качестве податей, владение ими обеспечивало превалирующую роль в торговле с арабскими племенами и, кроме того, эти области имели стратегическое значение по географическому положению и богатству основным строительным материалом для военного и торгового флота — кедровым лесом. Соперничество Птолемеев и Селевкидов вылилось в так называемые Сирийские войны, в ходе которых менялись границы их владений не только в Южной Сирии, но и на малоазийском побережье и в Эгейском море.

Танагрская статуэтка. Терракота. 3 век до н.э.

Танагрская статуэтка. Терракота. III в. до н.э.

Столкновения в Эгеиде и Малой Азии были обусловлены теми же причинами — стремлением упрочить торговые связи и закрепить за собой стратегические базы для дальнейшего расширения своих владений. Но здесь захватнические интересы крупных эллинистических государств наталкивались на стремление местных небольших эллинистических государств — Вифинии, Пергама, Каппадокии, Понта — отстоять свою самостоятельность. Так, в 262 г. до н. э. в результате войны с Антиохом I Пергам добился независимости, и провозглашенный царем Эвмен I положил начало династии Атталидов.

Противоборство между Селевкидами и Птолемеями шло с переменным успехом. Если вторая Сирийская война (260-253 гг. до н. э.) была успешной для Антиоха II, а Египту принесла большие территориальные потери в Малой Азии и Эгеиде, то в результате третьей Сирийской войны (246-241 гг. до н. э.) Птолемей III не только вернул утраченные ранее Милет, Эфес, о-в Самос и другие территории, но и расширил свои владения в Эгейском море и Келесирии. Успеху Птолемея III в этой войне способствовала нестабильность державы Селевкидов. Около 250 г. до н. э. отложились наместники Бактрии и Согдианы Диодот и Евтидем, спустя несколько лет Бактрия, Согдиана и Маргиана образовали независимое Греко-Бактрийское царство. Почти одновременно отложился наместник Парфии Андрагор, но вскоре он и селевкидский гарнизон были уничтожены восставшими племенами парнов-даев во главе с Аршаком, основавшим новую, парфянскую династию Аршакидов, начало правления которой традиция относит к 247 г. до н. э. Сепаратистские тенденции, по-видимому, существовали и в западном регионе державы, проявляясь в династической борьбе между Селевком II (246-225 гг. до н. э.) и его братом Антиохом Гиераксом, захватившим власть в малоазийских сатрапиях. Сложившееся после третьей Сирийской войны соотношение сил Птолемеев и Селевкидов продержалось до 220 г.

Ситуация в Греции и Македонии

Очагом противоречий между Египтом и Македонией были главным образом острова Эгейского моря и Греция — области, являвшиеся потребителями сельскохозяйственных продуктов, производителями ремесленных изделий, источником пополнения войска и поставщиками квалифицированной рабочей силы. Политическая и социальная борьба внутри греческих полисов и между ними предоставляла возможности для вмешательства эллинистических держав во внутренние дела Греции, причем цари Македонии опирались преимущественно на олигархические слои, а Птолемеи использовали антимакедонские настроения демоса. Эта политика Птолемеев сыграла большую роль в возникновении Хремонидовой войны, названной так по имени одного из вождей афинской демократии, Хремонида, являвшегося, по-видимому, инициатором заключения общего союза между Афинами, Лакедемонской коалицией и Птолемеем II. Хремонидова война (267-262 гг. до н. э.) была последней попыткой лидеров эллинского мира Афин и Спарты объединить враждебные Македонии силы и, используя поддержку Египта, отстоять независимость и восстановить свое влияние в Греции. Но перевес сил был на стороне Македонии, египетский флот не смог оказать помощи союзникам, Антигон Гонат разбил возле Коринфа лакедемонян и после осады подчинил Афины. В результате поражения Афины надолго утратили свободу. Спарта потеряла влияние на Пелопоннесе, упрочились позиции Антигонидов в Греции и Эгеиде в ущерб Птолемеям.

Женщина с опахалом. Танагрская статуэтка. Терракота. 4 век до н.э.

Женщина с опахалом. Танагрская статуэтка. Терракота. Конец IV в. до н.э.

Однако это не означало примирения греков с македонской гегемонией. Предшествующий исторический опыт, подтвержденный и событиями Хремонидовой войны, показал, что самостоятельное существование разрозненных полисов в условиях системы эллинистических монархий становилось практически невозможным, к тому же и тенденции социально-экономического развития самих полисов требовали создания более широких государственных объединений. В международной жизни возрастает роль политических союзов греческих полисов, построенных на федеративных началах: сохраняя равенство и автономию внутри союза, они выступают во внешнеполитических сношениях как единое целое, отстаивая свою независимость. Характерно, что инициатива образования федераций исходит не из старых экономических и политических центров Греции, а из районов слаборазвитых.

В начале III в. до н. э. приобретает значение Этолийская федерация (возникшая в начале IV в. до н. э. из союза этолийских племен), после того как этолийцы отстояли Дельфы от нашествия галатов и стали во главе Дельфийской амфиктионии — древнего культового объединения вокруг святилища Аполлона. Во время Хремонидовой войны, не вступая в открытый конфликт с Македонией, Этолия поддерживала враждебные Антигонидам демократические группировки в соседних полисах, благодаря чему большинство их присоединилось к союзу. К 220 г. до н. э. в федерацию входила почти вся Центральная Греция, некоторые полисы на Пелопоннесе и на островах Эгейского моря; одни из них присоединились добровольно, другие, например города Беотии, были подчинены силой.

Портрет юноши в золотом венке. Дерево, энкаустика, темпера. 2 век н.э.

Портрет юноши в золотом венке. Дерево, энкаустика, темпера. Фаюм. II в. н.э.

В 284 г. до н. э. был восстановлен распавшийся во время войн диадохов союз ахейских полисов, в середине III в. до н. э. в него на федеративных принципах вошли Сикион и другие города северного Пелопоннеса. Сложившийся как политическая организация, отстаивающая независимость греческих полисов. Ахейский союз, возглавляемый сикионцем Аратом, играл большую роль в противодействии македонской экспансии на Пелопоннесе. Особенно важным актом было изгнание в 243 г. до н. э. македонского гарнизона из Коринфа и захват Акрокоринфа — крепости, расположенной на высоком холме и контролировавшей стратегический путь на Пелопоннес через Истмийский перешеек. В результате этого авторитет Ахейского союза очень возрос, и к 230 г. до н. э. этот союз включал около 60 полисов, занимая большую часть Пелопоннеса. Однако неудачи в войне со Спартой, восстановившей свое политическое влияние и военные силы в результате социальных реформ царя Клеомена, и страх перед стремлением граждан к аналогичным преобразованиям заставили руководство Ахейского союза пойти на соглашение с Македонией и просить ее о помощи ценой уступки Акрокоринфа. После разгрома Спарты в 222 г. до н. э. Ахейская федерация присоединилась к образованному под гегемонией царя Антигона Досона Эллинскому союзу, куда вошли и другие греческие полисы, кроме Афин и Этолийского союза.

Обострение социальной борьбы привело к изменению политической ориентации имущих слоев во многих греческих полисах и создало благоприятные условия для расширения владений и влияния Македонии.

Однако попытка Филиппа V подчинить Этолийскую федерацию, развязав так называемую Союзническую войну (220-217 гг. до н. э.), в которую были втянуты все участники Эллинского союза, не имела успеха. Тогда, учитывая опасную для Рима ситуацию, сложившуюся в ходе второй Пунической войны, Филипп вступил в 215 г. до н. э. в союз с Ганнибалом и начал вытеснять римлян из захваченных ими владений в Иллирии. Это послужило началом первой войны Македонии с Римом (215-205 гг. до н. э.), которая по существу была войной Филиппа с его старыми противниками, примкнувшими к Риму, — Этолией и Пергамом — и закончилась удачно для Македонии. Таким образом, последние годы III в. до н. э. были периодом наибольшего могущества Антигонидов, чему способствовала и общая политическая ситуация в Восточном Средиземноморье.

4-я Сирийская война

Портрет женщины. Фаюм. 2 век н.э.

Портрет женщины. Фаюм. Дерево, энкаустика, темпера. Фаюм. II в. н.э.

В 219 г. до н. э. вспыхнула четвертая Сирийская война между Египтом и царством Селевкидов: Антиох III вторгся в Келесирию, подчиняя один город за другим подкупом или осадой, и приблизился к границам Египта. Решительное сражение между армиями Антиоха III и Птолемея IV произошло в 217 г. до н. э. около селения Рафии. Силы противников были почти равными, и победа, по свидетельству Полибия, оказалась на стороне Птолемея только благодаря успешным действиям сформированных из египтян фаланг. Но Птолемей IV не смог воспользоваться победой: после битвы при Рафии начались волнения внутри Египта, и он вынужден был согласиться па предложенные Антиохом III условия мира. Внутренняя неустойчивость Египта, обострившаяся после смерти Птолемея IV, позволила Филиппу V и Антиоху III захватить внешние владения Птолемеев: к Македонии отошли все принадлежавшие Птолемеям полисы на Геллеспонте, в Малой Азии и в Эгейском море, Антиох III овладел Финикией и Келесирией. Экспансия Македонии ущемляла интересы Родоса и Пергама. Возникшая вследствие этого война (201 г. до н. э.) шла с перевесом на стороне Филиппа V. Родос и Пергам обратились за помощью к римлянам. Так конфликт между эллинистическими государствами перерос во вторую римско-македонскую войну (200-197 гг. до н. э.).

Краткие выводы

Конец III в. до н. э. можно рассматривать как определенный рубеж в истории эллинистического мира. Если в предшествующий период в отношениях между странами Восточного и Западного Средиземноморья преобладали экономические и культурные связи, а политические контакты носили эпизодический характер и преимущественно форму дипломатических сношений, то в последние десятилетия III в. до н. э. уже намечается тенденция к открытой военной конфронтации, о чем свидетельствует союз Филиппа V с Ганнибалом и первая Македонская война с Римом. Изменилось и соотношение сил внутри эллинистического мира. В течение III в. до н. э. возросла роль малых эллинистических государств — Пергама, Вифинии, Понта, Этолийского и Ахейского союзов, а также независимых полисов, игравших важную роль в транзитной торговле, — Родоса и Византии. Вплоть до последних десятилетий III в. до н. э. Египет сохранял свое политическое и экономическое могущество, но к концу века усиливается Македония, сильнейшей державой становится царство Селевкидов.

Социально-экономическая и политическая структура эллинистических государств

Торговля и наращивание культурного обмена

Наиболее характерной чертой экономического развития эллинистического общества в III в. до н. э. были рост торговли и товарного производства. Несмотря на военные столкновения, установились регулярные морские связи между Египтом, Сирией, Малой Азией, Грецией и Македонией; были налажены торговые пути по Красному морю, Персидскому заливу и дальше в Индию и торговые связи Египта с Причерноморьем, Карфагеном и Римом. Возникли новые крупнейшие торговые и ремесленные центры — Александрия в Египте, Антиохия на Оронте, Селевкия на Тигре, Пергам и др., ремесленное производство которых в значительной мере было рассчитано на внешний рынок. Селевкиды основали ряд полисов вдоль старых караванных дорог, соединявших верхние сатрапии и Междуречье со Средиземным морем,— Антиохию-Эдессу, Антиохию-Нисибис, Селевкию на Евфрате, Дура-Эвропос, Антиохию в Маргиане и др.

Птолемеи основали несколько гаваней на Красном море — Арсиною, Филотеру, Беренику, соединив их караванными путями с портами на Ниле. Появление новых торговых центров в Восточном Средиземноморье повлекло за собой перемещение торговых путей в Эгейском море, выросла роль Родоса и Коринфа как портов транзитной торговли, упало значение Афин. Значительно расширились денежные операции и денежное обращение, чему способствовала унификация монетного дела, начавшаяся еще при Александре Македонском введением в обращение серебряных и золотых монет, чеканившихся по аттическому (афинскому) весовому стандарту. Этот весовой стандарт удержался в большинстве эллинистических государств, несмотря на разнообразие штампов.

Заметно вырос экономический потенциал эллинистических государств, объем ремесленного производства и его технический уровень. Многочисленные полисы, возникшие на Востоке, притягивали к себе ремесленников, торговцев и людей других профессий. Греки и македоняне приносили с собой привычный для них рабовладельческий уклад жизни, увеличивалось число рабов. Потребность в снабжении продовольствием торгово-ремесленного населения городов порождала необходимость увеличить производство сельскохозяйственных продуктов, предназначенных для продажи. Денежные отношения начали проникать даже в египетскую «кому» (деревню), разлагая традиционные отношения и усиливая эксплуатацию сельского населения. Увеличение сельскохозяйственного производства происходило за счет расширения площади обрабатываемых земель и путем более интенсивного их использования.

Важнейшим стимулом экономического и технического прогресса был обмен опытом и производственными навыками в земледелии и ремесле местного и пришлого, греческого и негреческого населения, обмен сельскохозяйственными культурами и научными знаниями. Переселенцы из Греции и Малой Азии перенесли в Сирию и Египет практику оливководства и виноградарства и переняли у местного населения культивирование финиковых пальм. Папирусы сообщают о том, что в Фаюме пытались акклиматизировать милетскую породу овец. Вероятно, такого рода обмен породами скота и сельскохозяйственными культурами происходил и до эллинистического периода, но теперь для него появились более благоприятные условия. Трудно выявить изменения в земледельческом инвентаре, но несомненно, что в крупных масштабах ирригационных работ в Египте, исполнявшихся главным образом местными жителями под руководством греческих «архитекторов», можно видеть результат сочетания техники и опыта тех и других. Потребность в орошении новых площадей, повидимому, способствовала усовершенствованию и обобщению опыта в технике сооружения водочерпательных механизмов. Изобретение водооткачивающей машины, применявшейся также для откачки воды в затопляемых рудниках, связано с именем Архимеда («винт Архимеда» или так называемая «египетская улитка»).

Ремесло

В ремесле сочетание техники и навыков местных и пришлых ремесленников (греков и негреков) и повышение спроса на их продукцию привели к ряду важных изобретений, породивших новые виды ремесленного производства, более узкую специализацию ремесленников и возможность массового производства ряда изделий.

В результате освоения греками более совершенного ткацкого станка, применявшегося в Египте и Передней Азии, появились мастерские по выработке узорных тканей в Александрии и золототканых в Пергаме. Расширился ассортимент одежды и обуви, в том числе изготовляемой по чужеземным фасонам и образцам.

Новые виды продукции появились и в других отраслях ремесленного производства, рассчитанного на массовое потребление. В Египте было налажено изготовление разных сортов папируса, а в Пергаме со II в. до н. э. — пергамента. Широкое распространение получила рельефная керамика, покрытая темным лаком с металлическим оттенком, подражавшая по своей форме и окраске более дорогой металлической посуде (так называемые мегарские чаши). Изготовление ее носило серийный характер благодаря применению готовых мелких штампов, комбинация которых позволяла разнообразить орнамент. При изготовлении терракот, как и при отливке бронзовых статуй, стали применять разъемные формы, что позволяло делать их более сложными и в то же время снимать многочисленные копии с оригинала.

Таким образом, произведения отдельных мастеров и художников превращались в продукцию ремесленного массового производства, рассчитанную не только на богатых, но и на средние слои населения. Важные открытия были сделаны и в производстве предметов роскоши. Ювелиры освоили технику перегородчатой эмали и амальгамирования, т. е. покрытия изделий тонким слоем золота, используя его раствор в ртути. В стекольном производстве были найдены способы изготовления изделий из мозаичного, резного двухцветного, гравированного и золоченого стекла. но процесс их изготовления был очень сложен. Исполненные в этой технике предметы очень высоко ценились, и многие были подлинными произведениями искусства (дошедшие до нас предметы датируются преимущественно I в. до н. э., например так называемая ваза Портланд из Британского музея и хранящаяся в Эрмитаже позолоченная стеклянная ваза, найденная в Ольвии, и др.).

Развитие морской торговли и постоянные военные столкновения на море стимулировали совершенствование судостроительной техники. Продолжали строиться вооруженные таранами и метательными орудиями многорядные гребные военные корабли. На верфях Александрии были построены 20и 30рядные суда, но, по-видимому, они оказались менее эффективными (флот Птолемеев дважды потерпел поражение в сражениях с флотом Македонии, построенным на греческих верфях, вероятно, по образцу быстроходных 16-рядных кораблей Деметрия Полиоркета). Знаменитая тессераконтера (40-рядный корабль) Птолемея IV, поражавшая современников размерами и роскошью, оказалась непригодной для плавания. Наряду с крупными боевыми кораблями строились и небольшие суда — разведывательные, посыльные, для охраны торговых судов, а также грузовые.

Расширилось строительство парусного торгового флота, увеличилась его быстроходность благодаря усовершенствованию парусной оснастки (появились двухи трехмачтовые суда), средняя грузоподъемность достигла 78 т.

Строительство

Одновременно с развитием судостроения совершенствовалось устройство верфей и доков. Благоустраивались гавани, сооружались молы и маяки. Одним из семи чудес света был Фаросский маяк, созданный архитектором Состратом из Книда. Это была колоссальная трехъярусная башня, увенчанная статуей бога Посейдона; сведений о ее высоте не сохранилось, но, по свидетельству Иосифа Флавия, она была видна со стороны моря на расстоянии в 300 стадий (около 55 км), в верхней ее части по ночам горел огонь. По типу Фаросского стали строиться маяки и в других портах — в Лаодикее, Остии и пр.

Особенно широко развернулось градостроительство в III в. до н. э. На это время приходится строительство наибольшего числа городов, основанных эллинистическими монархами, а также переименованных и перестроенных местных городов. В крупнейший город Средиземноморья превратилась Александрия. План ее был разработан архитектором Дейнократом еще при Александре Македонском. Город был расположен на перешейке между Средиземным морем на севере и оз. Мареотида на юге, с запада на восток — от Некрополя до Канопских ворот — он тянулся на 30 стадий (5,5 км), расстояние же от моря до озера составляло 7—8 стадий. По описанию Страбона, «весь город пересечен улицами, удобными для езды верхом и на колесницах, и двумя весьма широкими проспектами, более плетра (30 м) шириной, которые под прямым углом делят друг друга пополам».

Лежавший в 7 стадиях от берега небольшой каменистый островок Фарос, где сооружался маяк, уже при Птолемее I был соединен с материком Гептастадием — дамбой, имевшей проходы для судов. Так образовались два смежных порта — Большая торговая гавань и гавань Евноста (Счастливого Возвращения), соединенная каналом с портом на озере, куда доставляли грузы нильские суда. К Гептастадию с обеих сторон примыкали верфи, на набережной Большой гавани находились товарные склады, рыночная площадь (Эмпорий), храм Посейдона, театр, далее вплоть до мыса Лохиада тянулись царские дворцы и парки, включавшие Мусейон (Храм муз), библиотеку и священный участок с гробницами Александра и Птолемеев. К главным пересекающимся улицам примыкали Гимнасий с портиком более стадия (185 м) длиной, Дикастерион (здание суда), Панейон, Серапейон и другие храмы и общественные здания. К юго-западу от центральной части города, носившей название Брухейон, были расположены кварталы, сохранившие древнеегипетское наименование Ракотис, заселенные ремесленниками, мелкими торговцами, матросами и прочим трудовым людом различной социальной и этнической принадлежности (прежде всего египтянами) с их мастерскими, лавками, хозяйственными постройками и жилищами из сырцового кирпича. Исследователи предполагают, что в Александрии строились и многоквартирные 3-4-этажные дома для малоимущего населения, поденщиков и приезжих.

Меньше сведений сохранилось о столице царства Селевкидов — Антиохии. Город был основан Селевком I около 300 г. до н. э. на р. Оронте в 120 стадиях от побережья Средиземного моря. Главная улица тянулась по долине реки, ее и параллельную ей улицу пересекали переулки, спускавшиеся от предгорий к реке, берег которой украшали сады. Позднее Антиох III на острове, образованном рукавами реки, возвел новый город, окруженный стенами и построенный кольцеобразно, с царским дворцом в центре и расходящимися от него радиальными улицами, окаймленными портиками.

Если Александрия и Антиохия известны в основном по описаниям древних авторов, то раскопки Пергама дали наглядную картину устройства третьей по историческому значению из столиц эллинистических царств. Пергам, существовавший как крепость на труднодоступном холме, возвышавшемся над долиной реки Каик, при Атталидах постепенно расширялся и превратился в крупный торговоремесленный и культурный центр. Согласуясь с рельефом местности, город спускался террасами по склонам холма: на вершине его находились цитадель с арсеналом и продовольственными складами и верхний город, окруженный древними стенами, с царским дворцом, храмами, театром, библиотекой и т. д. Ниже, по-видимому, располагались старая агора, жилые и ремесленные кварталы, также окруженные стеной, но позднее город вышел за ее пределы, и еще ниже по склону возник новый, окруженный третьей стеной общественный центр города с храмами Деметры, Геры, гимнасиями, стадионом и новой агорой, по периметру которой располагались торгово-ремесленные ряды.

Столицы эллинистических царств дают представление о размахе градостроительства, но более типичными для этой эпохи были небольшие города — вновь основанные или перестроенные старые греческие и восточные поселения городского типа. Примером такого рода городов могут служить раскопанные города эллинистического времени Приена, Никея, Дура-Эвропос. Здесь отчетливо выступает роль агоры как центра общественной жизни города. Это обычно просторная, окруженная портиками площадь, вокруг которой и на прилегающей к ней магистральной улице возводились главные общественные здания: храмы, булевтерий, дикастерион, гимнасий с палестрой. Такая планировка и наличие этих сооружений свидетельствуют о полисной организации населения города, т. е. позволяют предполагать существование народных собраний, буле, полисной системы образования, что подтверждается также нарративными и эпиграфическими источниками.

Новые формы социально-политических организаций

Разрушение полисов

Полисы эллинистического времени уже существенно отличаются от полисов классической эпохи. Греческий полис как форма социально-экономической и политической организации античного общества к концу IV в. до н. э. находился в состоянии кризиса. Полис тормозил экономическое развитие, так как свойственные ему автаркия и автономия мешали расширению и укреплению экономических связей. Он не отвечал социально-политическим потребностям общества, так как, с одной стороны, не обеспечивал воспроизводство гражданского коллектива в целом — перед беднейшей его частью возникала угроза потери гражданских прав, с другой — не гарантировал внешнюю безопасность и устойчивость этого коллектива, раздираемого внутренними противоречиями.

Исторические события конца IV — начала III в. до н. э. привели к созданию новой формы социально-политической организации — эллинистической монархии, соединившей в себе элементы восточной деспотии — монархическую форму государственной власти, располагавшей постоянной армией и централизованной администрацией,— и элементы полисного устройства в виде городов с приписанной к ним сельской территорией, сохранивших органы внутреннего самоуправления, но в значительной мере подчиненных царю. От царя зависели размеры приписанных к полису земель и предоставление экономических и политических привилегий; полис был ограничен в правах внешнеполитических сношений, в большинстве случаев деятельность полисных органов самоуправления контролировалась царским чиновником — эпистатом. Утрата внешнеполитической самостоятельности полиса компенсировалась безопасностью существования, большей социальной устойчивостью и обеспечением прочных экономических связей с другими частями государства. Царская власть приобретала в городском населении важную социальную опору и необходимые ей контингенты для администрации и армии.

На территории полисов земельные отношения складывались по обычному образцу: частная собственность граждан и собственность города на неподеленные участки. Но сложность состояла в том, что к городам могла быть приписана земля с находившимися на ней местными деревнями, население которых не становилось гражданами города, но продолжало владеть своими участками, уплачивая подати городу или частным лицам, которые получили эти земли от царя, а потом приписали их к городу. На территории, не приписанной к городам, вся земля считалась царской.

Социально-экономическая структура Египта

В Египте, о социально-экономической структуре которого сохранилась наиболее обстоятельная информация, по данным Податного устава Птолемея II Филадельфа и других египетских папирусов, она делилась на две категории: собственно царскую и «уступленные» земли, к которым относились земли, принадлежавшие храмам, земли, переданные царем в «дарение» своим приближенным, и земли, предоставляемые небольшими участками (клерами) воинам-клерухам. На всех этих категориях земель также могли находиться местные деревни, жители которых продолжали владеть своими наследственными наделами, уплачивая подати или налоги. Сходные формы прослеживаются и по документам из царства Селевкидов. Эта специфика земельных отношений обусловливала многослойность социальной структуры эллинистических государств. Царский дом с его придворным штатов, высшая военная и гражданская администрация, наиболее зажиточные горожане и высшее жречество составляли верхний слой рабовладельческой знати. Основой их благополучия были земли (городские и дарственные), доходные должности, торговля, ростовщичество.

Более многочисленными были средние слои — городские торговцы и ремесленники, царский административный персонал, откупщики, клерухи и катэки, местное жречество, люди интеллигентных профессий (архитекторы, врачи, философы, художники, скульпторы). Оба этих слоя, при всех различиях в богатстве и интересах, составляли тот господствующий класс, который получил в египетских папирусах обозначение «эллины» не столько по этнической принадлежности входящих в него людей, сколько по их социальному положению и образованию, противопоставлявшему их всем «неэллинам»: малоимущему местному сельскому и городскому населению — лаой (черни).

Большую часть лаой составляли зависимые или полузависимые земледельцы, обрабатывавшие земли царя, знати и горожан на основе арендных отношений или традиционного держания. Сюда же относились и гипотелейс — работники мастерских тех отраслей производства, которые были монополией царя. Все они считались лично свободными, но были приписаны к месту своего жительства, к той или иной мастерской или профессии. Ниже их на социальной лестнице стояли только рабы.

Рабовладение

Головка Афродиты. Мрамор. 3 век до н.э.

Головка Афродиты. Мрамор. III в. до н.э.

Греко-македонское завоевание, войны диадохов, распространение полисного строя дали толчок развитию рабовладельческих отношений в их классической античной форме при сохранении и более примитивных форм рабства: должничества, самопродажи и т. п. Очевидно, роль рабского труда в эллинистических городах (прежде всего в быту и, вероятно, в городском ремесле) была не меньшей, чем в греческих полисах. Но в сельском хозяйстве рабский труд не смог оттеснить труд местного населения («царских земледельцев» в Египте, «царских людей» у Селевкидов), эксплуатация которого была не менее выгодной. В крупных хозяйствах знати на дарственных землях рабы исполняли административные функции, служили подсобной рабочей силой. Однако повышение роли рабовладения в общей системе социально-экономических отношений привело к усилению внеэкономического принуждения и в отношении других категорий работников.

Сельское население

Если формой социальной организации городского населения был полис, то сельское население объединялось в комы и катойкии с сохранением элементов общинной структуры, проследить которые можно по данным египетских папирусов и надписей из Малой Азии и Сирии. В Египте за каждой комой была закреплена традиционно сложившаяся территория; упоминается общий «царский» ток, где молотили хлеб все жители комы. Сохранившиеся в папирусах наименования сельских должностных лиц, возможно, ведут происхождение от общинной организации, но при Птолемеях они уже означали в основном не выборных лиц, а представителей местной царской администрации. К существовавшим когда-то общинным порядкам восходит и узаконенная государством принудительная литургия по ремонту и строительству оросительных сооружений. В папирусах нет сведений о собраниях жителей комы, но в надписях из Фаюма и Малой Азии встречается традиционная формула о решениях коллектива кометов по тому или иному вопросу. По сообщениям папирусов и надписей, население ком в эллинистический период было неоднородным: в них постоянно или временно жили жрецы, клерухи или катэки (военные колонисты), чиновники, откупщики, рабы, торговцы, ремесленники, поденщики. Приток переселенцев, различия в имущественном и правовом положении ослабляли общинные связи.

Краткие выводы

Итак, на протяжении III в. до н. э. сформировалась социально-экономическая структура эллинистического общества, своеобразная в каждом из государств (в зависимости от местных условий), но имевшая и некоторые общие черты.

Одновременно в соответствии с местными традициями и особенностями социальной структуры в эллинистических монархиях складывались система управления государственным (царским) хозяйством, центральный и местный военный, административно-финансовый и судебный аппарат, система налогового обложения, откупов и монополий; определились отношения городов и храмов с царской администрацией. Социальная стратификация населения нашла выражение в законодательном закреплении привилегий одних и повинностей других. Вместе с тем выявились и социальные противоречия, которые были обусловлены этой структурой.

Обострение внутренней борьбы и завоевание эллинистических государств Римом

Изучение социальной структуры восточных эллинистических государств позволяет выявить характерную особенность: основная тяжесть содержания государственного аппарата падала на местное сельское население. Города же оказывались в сравнительно благоприятном положении, что и явилось одной из причин, способствовавших их быстрому росту и процветанию.

Положение дел  в Греции

Иной тип социального развития имел место в Греции и Македонии. Македония также складывалась как эллинистическое государство, объединяющее в себе элементы монархии и полисного устройства. Но хотя земельные владения македонских царей были относительно обширны, здесь не было широкого слоя зависимого сельского населения (за исключением, может быть, фракийцев), за счет эксплуатации которого могли бы существовать государственный аппарат и значительная часть господствующего класса. Бремя расходов на содержание армии и строительство флота в равной мере падало на городское и сельское население. Различия между греками и македонянами, сельскими жителями и горожанами определялись их имущественным положением, линия сословно-классового деления проходила между свободными и рабами. Развитие экономики углубляло дальнейшее внедрение рабовладельческих отношений.

Саркофаг Артемидора с портретом. Фаюм. 2 век н.э.

Саркофаг Артемидора с портретом в технике энкаустики. Фаюм. II в. н.э.

Для Греции эллинистическая эпоха не принесла коренных изменений в системе социально-экономических отношений. Наиболее ощутимым явлением был отток населения (преимущественно молодого и среднего возраста — воинов, ремесленников, торговцев) в Переднюю Азию и Египет. Это должно было притупить остроту социальных противоречий внутри полисов. Но непрерывные войны диадохов, падение стоимости денег в результате притока золота и серебра из Азии и повышение цен на предметы потребления разоряли прежде всего малоимущие и средние слои граждан. Оставалась нерешенной проблема преодоления полисной экономической замкнутости; попытки ее разрешения в рамках федерации не привели к экономической интеграции и консолидации союзов. В полисах, попадавших в зависимость от Македонии, устанавливалась олигархическая или тираническая форма управления, ограничивалась свобода международных сношений, в стратегически важные пункты вводились македонские гарнизоны.

Реформы в Спарте

Во всех полисах Греции в III в. до н. э. растут задолженность и обезземеливание малоимущих граждан и в то же время концентрация земель и богатств в руках полисной аристократии. К середине века эти процессы достигли наибольшей остроты в Спарте, где большая часть спартиатов фактически лишилась своих наделов. Потребность в социальных преобразованиях заставила спартанского царя Агиса IV (245-241 гг. до н. э.) выступить с предложением аннулировать долги и произвести передел земли с целью увеличить число полноправных граждан. Эти реформы, облеченные в форму восстановления законов Ликурга, вызвали сопротивление эфората и аристократии. Агис погиб, но социальная обстановка в Спарте оставалась напряженной. Через несколько лет с теми же реформами выступил царь Клеомен III.

Учитывая опыт Агиса, Клеомен предварительно упрочил свое положение успешными действиями в начавшейся в 228 г. до н. э. войне с Ахейским союзом. Заручившись поддержкой армии, он сначала уничтожил эфорат и изгнал из Спарты наиболее богатых граждан, затем провел кассацию долгов и передел земли, увеличив количество граждан на 4 тыс. человек. События в Спарте вызвали брожение во всей Греции. Мантинея вышла из Ахейского союза и присоединилась к Клеомену, волнения начались и в других городах Пелопоннеса. В войне с Ахейским союзом Клеомен занял ряд городов, на его сторону перешел Коринф. Напуганное этим, олигархическое руководство Ахейского союза обратилось за помощью к царю Македонии Антигону Досону. Перевес сил оказался на стороне противников Спарты. Тогда Клеомен освободил за выкуп около 6 тыс. илотов и 2 тыс. из них включил в свою армию. Но в битве при Селассии (222 г. до н. э.) объединенные силы Македонии и ахейцев уничтожили спартанскую армию, в Спарту был введен македонский гарнизон, реформы Клеомена аннулированы.

Поражение Клеомена не могло приостановить нарастания социальных движений. Уже в 219 г. до н. э. в Спарте Хилон вновь попытался уничтожить эфорат и произвести передел имущества; в 215 г. в Мессении были изгнаны олигархи и произведен передел земли; в 210 г. в Спарте захватил власть тиран Маханид. после его гибели в войне с Ахейским союзом спартанское государство возглавил тиран Набис, проводивший еще более радикально перераспределение земли и имущества знати, освобождение илотов и наделение землей периэков. В 205 г. была сделана попытка кассации долгов в Этолии.

Положение дел в Египте

К концу III в. до н. э. начинают проявляться противоречия социально-экономической структуры в восточно-эллинистических державах, и прежде всего в Египте. Организация царского хозяйства Птолемеев была направлена на извлечение максимальных доходов с земель, рудников и мастерских. Система налогов и повинностей отличалась детальной разработанностью и поглощала большую часть урожая, истощая хозяйство мелких земледельцев. Разраставшийся аппарат царской администрации, откупщики и торговцы еще более усиливали эксплуатацию местного населения. Одними из форм протеста против угнетения были уход с места жительства (анахорсис), принимавший иногда массовый характер, и бегство рабов. Постепенно нарастают и более активные выступления масс. Четвертая Сирийская война и связанные с нею тяготы вызвали массовые волнения, охватившие сначала Нижний Египет и вскоре распространившиеся на всю страну. Если в наиболее эллинизированных районах Нижнего Египта правительству Птолемея IV удалось быстро достичь умиротворения, то волнения на юге Египта к 206 г. до н. э. переросли в широкое народное движение, и Фиваида более чем на два десятилетия отпала от Птолемеев. Хотя движение в Фиваиде имело черты протеста против засилья чужеземцев, его социальная направленность отчетливо прослеживается в источниках.

Приход Рима в Грецию и Малую Азию

В Греции длившаяся более двух лет вторая Македонская война окончилась победой Рима. Демагогия римлян, использовавших традиционный лозунг «свободы» греческих полисов, привлекла на их сторону Этолийский и Ахейский союзы, и прежде всего имущие слои граждан, которые видели в римлянах силу, способную обеспечить их интересы без одиозной для демоса монархической формы правления. Македония лишилась всех своих владений в Греции, Эгейском море и Малой Азии. Рим, торжественно объявив на Истмийских играх (196 г. до н. э.) «свободу» греческих полисов, начал распоряжаться в Греции, не считаясь с интересами бывших союзников: определял границы государств, разместил свои гарнизоны в Коринфе, Деметриаде и на Халкиде, вмешивался во внутреннюю жизнь полисов. «Освобождение» Греции было первым шагом в распространении римского господства в Восточном Средиземноморье, началом нового этапа в истории эллинистического мира.

Следующим не менее важным событием была так называемая Сирийская война Рима с Антиохом III. Упрочив свои границы Восточным походом 212-204 гг. до н. э. и победой над Египтом, Антиох начал расширять свои владения в Малой Азии и Фракии за счет полисов, освобожденных римлянами от власти Македонии, что привело к столкновению с Римом и его греческими союзниками Пергамом и Родосом. Война закончилась разгромом войск Антиоха и потерей Селевкидами малоазийских территорий.

Победа римлян и их союзников над крупнейшей из эллинистических держав — царством Селевкидов — коренным образом изменила политическую ситуацию: уже ни одно из эллинистических государств не могло претендовать на гегемонию в Восточном Средиземноморье. Последующая политическая история эллинистического мира — это история постепенного подчинения одной страны за другой римскому господству. Предпосылками этого являются, с одной стороны, тенденции экономического развития античного общества, требовавшие установления более тесных и устойчивых связей между Западным и Восточным Средиземноморьем, с другой — противоречия во внешнеполитических взаимоотношениях и внутренняя социально-политическая неустойчивость эллинистических государств. Начался процесс активного проникновения римлян на Восток и приспособления восточных экономических центров к новой ситуации. Военная и экономическая экспансия римлян сопровождалась массовым порабощением военнопленных и интенсивным развитием рабовладельческих отношений в Италии и в завоеванных областях.

Эти явления во многом определяли внутреннюю жизнь эллинистических государств. Обостряются противоречия в верхах эллинистического общества — между слоями городской знати, заинтересованной в расширении товарного производства, торговли и рабовладения, и знати, связанной с царским административным аппаратом и храмами и жившей за счет традиционных форм эксплуатации сельского населения. Столкновение интересов выливалось в дворцовые перевороты, династические войны, городские восстания, в требования полной автономии городов от царской власти. Борьба в верхах сливалась иногда с борьбой народных масс против налогового гнета, ростовщичества и порабощения, и тогда династические войны перерастали в своего рода гражданские войны.

Немалую роль в разжигании династической борьбы внутри эллинистических государств и в сталкивании их между собой играла римская дипломатия. Так, накануне третьей Македонской войны (171-168 гг. до н. э.) римлянам удалось добиться почти полной изоляции Македонии. Несмотря на попытки царя Македонии Персея привлечь на свою сторону греческие полисы путем демократических реформ (он объявил о кассации государственных долгов и возвращении изгнанников), к нему присоединились только Эпир и Иллирия. После разгрома македонской армии при Пидне римляне разделили Македонию на четыре изолированных округа, запретили разработку рудников, добычу соли, вывоз леса (это стало монополией римлян), а также покупку недвижимости и заключение браков между жителями разных округов. В Эпире римляне разрушили большую часть городов и продали в рабство более 150 тыс. жителей, в Греции произвели пересмотр границ полисов.

Расправа с Македонией и Эпиром, вмешательство во внутренние дела греческих полисов вызвали открытые выступления против римского господства: восстание Андриска в Македонии (149-148 гг. до н. э.) и восстание Ахейского союза (146 г. до н. э.), жестоко подавленные римлянами. Македония была превращена в римскую провинцию, союзы греческих полисов распущены, установлена олигархия. Масса населения была вывезена и продана в рабство, Эллада пришла в состояние обнищания и запустения.

Война между Египтом и царством Селевкидов

Пока Рим был занят подчинением Македонии, началась война между Египтом и царством Селевкидов. В 170 г., а затем в 168 г. до н. э. Антиох IV совершил походы в Египет, захватил Мемфис и осадил Александрию, но вмешательство Рима заставило его отказаться от своих намерений. Тем временем в Иудее вспыхнуло восстание, вызванное повышением налогов. Антиох, подавив его, построил в Иерусалиме крепость Акру и оставил там гарнизон, власть в Иудее была закреплена за «эллинистами», иудейская религия запрещена, введен культ греческих божеств. Эти репрессии вызвали в 166 г. до н. э. новое восстание, переросшее в народную войну против господства Селевкидов. В 164 г. до н. э. повстанцы во главе с Иудой Маккавеем взяли Иерусалим и осадили Акру. Иуда Маккавей присвоил себе сан верховного жреца, распределил жреческие должности независимо от знатности и конфисковал имущество эллинистов. В 160 г. до н. э. Деметрий I разбил Иуду Маккавея и ввел свои гарнизоны в иудейские города. Но борьба иудеев не прекратилась.

После вторжения Антиоха в Египте возникли восстание в номах Среднего Египта, возглавленное Дионисом Петосараписом (подавленное в 165 г.), и восстание в Панополе. В это же время начались династические войны, ставшие особенно ожесточенными в конце II в. до н. э. Экономическое положение в стране было очень тяжелым. Пустовала значительная часть земель, правительство, чтобы обеспечить их обработку, ввело принудительную аренду. Жизнь большей части лаой, даже с точки зрения царской администрации, была нищенской. Официальные и частно-правовые документы того времени свидетельствуют об анархии и произволе, царивших в Египте: анахоресис, неуплата налогов, захват чужих земель, виноградников и имущества, присвоение храмовых и государственных доходов частными лицами, закабаление свободных—все эти явления приобрели массовый характер. Местная администрация, строго организованная и при первых Птолемеях зависевшая от центральной власти, превратилась в неуправляемую силу, заинтересованную в личном обогащении. От ее алчности правительство вынуждено было специальными указами — так называемыми декретами человеколюбия — ограждать земледельцев и ремесленников, связанных с царским хозяйством, чтобы получить с них свою долю доходов. Но декреты могли лишь временно или частично приостановить упадок системы государственного хозяйства Птолемеев.

Дальнейшее продвижение Рима в Азию и развал эллинистических государств

Портрет мужчины из палестры на о-ве Делос. Бронза. 2 век до н.э.

Портрет мужчины из палестры на о-ве Делос. Бронза. II в. до н.э.

Усмирив Грецию и Македонию, Рим начал наступление на государства Малой Азии. Римские торговцы и ростовщики, проникая в экономику государств Малой Азии, все более подчиняли внутреннюю и внешнюю политику этих государств интересам Рима. В наиболее тяжелом положении оказался Пергам, где обстановка была столь напряженной, что Аттал III (139-123 гг. до н. э.), не надеясь на устойчивость существующего режима, завещал свое царство Риму. Но ни этот акт, ни реформа, которую пыталась провести знать после его смерти, не смогли предотвратить народного движения, охватившего всю страну и направленного против римлян и местной знати. Более трех лет (132-129 гг. до н. э.) восставшие земледельцы, рабы и неполноправное население городов под руководством Аристоника оказывали сопротивление римлянам. После подавления восстания Пергам был превращен в провинцию Азия.

Нарастает неустойчивость в государстве Селевкидов. Вслед за Иудеей сепаратистские тенденции проявляются и в восточных сатрапиях, которые начинают ориентироваться на Парфию. Попытка Антиоха VII Сидета (138-129 гг. до н. э.) восстановить единство державы окончилась поражением и его гибелью. Это привело к отпадению Вавилонии, Персии и Мидии, перешедших под власть Парфии или местных династов. В начале I в. до н. э. самостоятельными становятся Коммагена и Иудея.

Ярким выражением этого кризиса была острейшая династическая борьба. За 35 лет на троне сменилось 12 претендентов, нередко одновременно правили два или три царя. Территория государства Селевкидов сократилась до пределов собственно Сирии, Финикии, Келесирии и части Киликии. Крупные города стремились получить полную автономию или даже независимость (тирании в Библе, Тире, Сидоне и др.). В 64 г. до н. э. царство Селевкидов было присоединено к Риму как провинция Сирия.

Понтийское царство и Митридат

В I в. до н. э. очагом сопротивления римской агрессии стало Понтийское царство, которое при Митридате VI Эвпаторе (120-63 гг. до н. э.) распространило свою власть почти на все побережье Черного моря. В 89 г. до н. э. Митридат Эвпатор начал войну с Римом, его выступление и демократические реформы нашли поддержку населения Малой Азии и Греции, разоряемого римскими ростовщиками и публиканами. По приказу Митридата в один день в Малой Азии было перебито 80 тыс. римлян. К 88 г. он без особого труда занял почти всю Грецию. Однако успехи Митридата были недолговременны. Его приход не внес улучшений в жизнь греческих полисов, римлянам удалось нанести ряд поражений понтийскому войску, а последовавшие затем социальные мероприятия Митридата — кассация долгов, раздел земель, предоставление гражданства метекам и рабам — лишили его поддержки среди зажиточных слоев граждан. В 85 г. Митридат вынужден был признать себя побежденным. Он еще дважды — в 83-81 и 73-63 гг. до н. э. пытался, опираясь на антиримские настроения, приостановить проникновение римлян в Малую Азию, но расстановка социальных сил и тенденции исторического развития предопределили поражение понтийского царя.

Подчинение Египта

Когда в начале I в. до н. э. владения Рима вплотную подступили к границам Египта, царство Птолемеев по-прежнему сотрясали династические распри и народные движения. Около 88 г. до н. э. снова вспыхнуло восстание в Фиваиде, только через три года оно было подавлено Птолемеем IX, разрушившим центр восстания — Фивы. В последующие 15 лет имели место волнения в номах Среднего Египта — в Гермополе и дважды в Гераклеополе. В Риме неоднократно обсуждался вопрос о подчинении Египта, однако сенат не решался начать войну против этого еще сильного государства. В 48 г. до н. э. Цезарь после восьмимесячной войны с александрийцами ограничился присоединением Египта в качестве союзного царства. Только после победы Августа над Антонием Александрия примирилась с неизбежностью подчинения римскому господству, и в 30 г. до н. э. римляне почти без сопротивления вступили в Египет. Рухнуло последнее крупное государство.

Последствие вторжения Рима и распада эллинистических государств

Эллинистический мир как политическая система был поглощен Римской империей, но элементы социально-экономической структуры, сложившиеся в эллинистическую эпоху, оказали огромное воздействие на развитие Восточного Средиземноморья в последующие века и определили его специфику. В эпоху эллинизма был сделан новый шаг в развитии производительных сил, возник тип государства — эллинистические царства, соединявшие в себе черты восточной деспотии с полисной организацией городов; произошли существенные изменения в стратификации населения, достигли большой напряженности внутренние социально-политические противоречия. Во II-I вв. до н. э., вероятно впервые в истории, социальная борьба приобрела столь многообразные формы: бегство рабов и анахоресис жителей комы, восстания племен, волнения и мятежи в городах, религиозные войны, дворцовые перевороты и династические войны, кратковременные волнения в номах и длительные народные движения, в которых участвовали разные слои населения, в том числе рабы, и даже рабские восстания, носившие, правда, локальный характер (около 130 г. до н. э. восстание на Делосе привезенных на продажу рабов и восстания в Лаврийских рудниках в Афинах около 130 и в 103/102 г. до н. э.).

В период эллинизма теряют прежнее значение этнические различия между греками и македонянами, а этническое обозначение «эллин» приобретает социальное содержание и распространяется на те слои населения, которые по социальному положению могут получить образование по греческому образцу и вести соответствующий образ жизни независимо от их происхождения. Этот социально-этнический процесс нашел отражение в выработке и распространении единого греческого языка, так называемого койне, ставшего языком эллинистической литературы и официальным языком эллинистических государств.

Изменения в экономической, социальной и политической сферах сказались в изменении социально-психологического облика человека эллинистической эпохи. Неустойчивость внешней и внутренней политической обстановки, разорение, порабощение одних и обогащение других, развитие рабства и работорговли, перемещения населения из одной местности в другую, из сельских поселений в город и из города в хору — все это вело к ослаблению связей внутри гражданского коллектива полиса, общинных связей в сельских поселениях, к росту индивидуализма. Полис уже не может гарантировать свободу и материальное благополучие гражданина, начинают приобретать большое значение личные связи с представителями царской администрации, покровительство власть имущих. Постепенно от одного поколения к другому идет психологическая перестройка, и гражданин полиса превращается в подданного царя не только по формальному положению, но и по политическим убеждениям. Все эти процессы в той или иной мере оказали влияние на формирование эллинистической культуры.

Читайте также — Эллинистическая культура

Расскажи друзьям:

Оцени:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 гол., ср.:4,00 из 5)
Загрузка...